03:00

БУДУЩЕЕ: СМЕЛОСТЬ, БЕСПОЩАДНОСТЬ И УПОРСТВО

Остановить движение истории невозможно. Но каким оно будет – будущее мира?
Сложным и бурным.

Царство свободы

То, что мы предлагаем – это Царство свободы. Наши прорывные и подрывные технологии позволят нам производить все в изобилии буквально из подножного материала. Строить дома-усадьбы на семью за считанные дни и с себестоимостью в несколько раз ниже, чем сейчас? Нет проблем. Наши технологии позволяют делать такое. Строить без использования дорогого цемента, используя глину и песок? Все это уже создано и опробовано. Равно как и методики лечения тяжелых болезней с помощью лазеров и акупунктуры, без дорогих и бесполезных лекарств западного производства. Есть технологии нового транспорта, быстрого и сравнительного дешевого. Есть очень многое, созданное умом наших гениев.
Если все это использовать, то будет создана основа новой, свободной жизни. Жизни в уже не капиталистическом мире – но и не в казарме.
Прорывные технологии – наш путь к спасению. Положение Росфедерации напоминает сцену из любимого фильма детства «80 дней вокруг света» 1956 года. Поезд, разогнавшись на всех парах, мчится по хлипкому мосту через ущелье. За ним все рушится. Вперед, только вперед, не оглядываясь! На грани возможностей котла. Спасение – в бешеном верчении колес.

То есть, разрушив советскую реальность, несчастные расеяне оказались в безнадежном уродстве РФ, в полной обреченности. И бело-сине-красный проект провалился, причем стремительно. У нас за спиной все обваливается, как тот мост в фильме. Спасение – только в рывке вперед. Делая ставку только на прорывные технологии следующей эры.
Однако, читатель, применить все будет трудно. И прежде всего – из-за чудовищного сопротивления общества. Придется быть иногда просто беспощадными. И очень умными при строительстве нового общества.

Перемены – всегда через тернии

Дело в том, что в этом мире изобретатели и инноваторы в большинстве случаев встречаются в штыки. Подчас их даже травят и даже убивают. Люди в большинстве своем не хотят нового и боятся его. Даже если им очень плохо в существующей реальности. А паче всего инновациям и смелым изобретениям сопротивляются всяческие начальники и сильные мира сего. Ибо новое зачастую несет угрозу их власти, статусу, источникам доходов. Причем начальству на всех уровнях – от какого-нибудь заместителя директора завода и до «национального лидера-отца народа».
Давайте припомним, как покончил с собой Рудольф Дизель. Как травили тех, кто первым стал говорить о том, что Земля вращается вокруг Солнца. Как издевались над пионерами космонавтики, а еще раньше – над энтузиастами воздухоплавания. Как Луи Пастер с кровью «пробивал» прививки, а первый в мире пароход Дени Папена разрушили лодочники на Шельде, боявшиеся лишиться доходов. Слишком часто движение человечества вперед оказывается спутанным паучьими нитями алчности, своекорыстия, эгоизма.
Так было всегда, почти везде. За редкими исключениями. Такова данность. Ее надо принимать в расчет. Это – инновационное сопротивление. Оно есть везде, просто на постсоветском пространстве такое сопротивление доведено до предела, до злого гротеска.
История учит тому, что инноваторы в конечном итоге оказываются правыми. Просто за сопротивление им глупым людям приходится в конце концов платить кровью и ненужными жертвами. В конце концов, новое все же пробивает себе дорогу, вопреки глупости и эгоизму. Но насколько легче была бы наша жизнь, если творцам не пришлось бы пробивать стену косности своими головами? Если бы развитие шло не сквозь тернии, а катилось бы по широкой автостраде? А значит, ради прорыва в будущее нам надо научиться ломать инновационное сопротивление, не останавливаясь перед самыми крутыми мерами. Ибо если ради выживания миллионов нужно уничтожить сотни кретинов – они должны быть истреблены! У нас уже нет времени с ними цацкаться: мост за спиной рушится.
До сих пор столбовая дорога прогресса была усеяна телами отважных инноваторов, обломками их разбитых судеб. Задача русских – сделать так, чтобы за нами оставались трупы тех, кто мешает опережающему развитию. У нас уже нет времени ждать, пока новое «проплавит» себе путь. Нет, мы расчистим ему дорогу!

Мы не молимся на рынок и не разделяем глупенькую веру в то, что он автоматически помогает инноваторам. Более того, жизнь показывает, что прорывные инновации в капиталистической экономике подавляются и уничтожаются вполне успешно. Чистого, конкурентного рынка нигде не существует. Везде складываются влиятельные монополии акул большого бизнеса, влияющие на власть, суд, прессу. Едва только появляются ученые или изобретатели, которые своими разработками грозят закрыть целые отрасли и обесценить многомиллиардные вложения в них, так против них начинает работать огромная машина. Изобретателей затирают, объявляют безумцами, осмеивают и т.д. Пытаясь что-то внедрить, инноваторы натыкаются на невидимую стену. Система сопротивляется, ее вожди не хотят сходить с тронов.
Капиталистические отношения достигли своего апогея в начале 2000-х годов. И именно в это время наблюдается самое большое замедление научно-технического прогресса. Вернее, он есть – но лишь в компьютерах, телекоммуникациях и отчасти – в биологии. Но вот в космонавтике, авиации, машиностроении, энергетике, медицине – картина совершенно иная. При громадном прогрессе в средствах компьютерного проектирования сроки воплощения проектов по сравнению с 1960-ми годами выросли втрое-вчетверо. И не помогают никакие венчурные фонды, бизнес-ангелы и прочие финтифлюшки рыночных отношений.
Нет, все это нужно – но далеко не достаточно.
Ведь, кроме бизнеса, сопротивление кроется и в закостенелых научных школах. Они давно превратились в подобие средневековой схоластики. Кому посылают на экспертизу разные проекты те же венчурные капиталисты? Признанным светилам науки. Но вот загвоздка: очень часто инновация противоречит устоявшимся научным школам – так же, как когда-то открытия Майкла Фарадея противоречили тогдашним представлениям ученых мужей. И сегодня авторитетные эксперты просто рубят инновации на корню, даже не пытаясь повторить описанные в заявках эксперименты. Такого не может быть, ибо не может быть никогда!
В физике такое происходит сплошь да рядом. Господствующее эйнштейнианское направление, тем не менее, давно выродилось в заумную каббалу, не обеспечивающую реальной отдачи. В некий еврейский междусобойчик, уже более полувека кормящий нас обещаниями скорого овладения термоядерной энергией. Единственная забота такой науки – выбить из общества как можно больше денег. Нет, им нужно создать конкуренцию – в виде новых теорий и новых разработок на основе таких теорий!
А новые теории и дадут нам те самые новые фундаментальные открытия, из которых и родятся необыкновенные энергетика, космонавтика, строительство, медицина. Да все, что только можно! Взломав сложившуюся систему, создав научно-техническую конкуренцию нынешним зажиревшим «светилам» и «авторитетам», русские и сумеют выиграть! Ибо среди того, что сегодня объявляется «ненаучным бредом», можно отыскать поистине золотые зерна. Зерна нашей Победы.
И мы, читатель, должны четко понять: ставя на технологии новой эры, мы с вами готовим смерть капитализма. А значит, изначально должны создавать строй более высокой ступени развития. Но как только мы попробуем это сделать (а у нас нет иного пути из россиянско-постсоветской трясины!), так сразу же превратимся в угрозу для так называемых развитых стран. В страшную угрозу для власти финансовой «аристократии» и транснациональных корпораций. Нас тотчас же постараются зарыть в землю заживо. Уничтожить и раздробить к чертовой маме.
Поясним, почему.

Глобальная технодиверсия: мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем

Современный капитализм давно камнем лежит на дороге развития человечества. То, что мы описываем – это так называемые закрывающие технологии, прорывные (и подрывные) инновации или, каковой термин предложил экономист Михаил Делягин – сверхпроизводительные технологии. А вот они для капиталистического, либерально-денежного строя – аки крик петуха для нечистой силы. Ибо оные инновации уничтожают саму основу капитализма: систему глобальной свободной торговли.
Нынешнему капитализму выгодно, чтобы все жизненные блага и товары создавались как можно сложнее и дороже. Ведь чем больше себестоимость и всяких ступеней производства – тем больше требуется торговых и банковских операций, тем больше фирм-посредников и возможностей сделать прибыль на наценках. С этой точки зрения нынешняя нефтяная энергетика – прямо-таки манна небесная для капитализма, питательный бульон для «рыночных микробов». Сами посудите: нефть надо добыть – и только вокруг ее добывания разворачивается тьма-тьмущая всяческих бизнесов и махинаций. Начиная от производства и поставок всяких буровых платформ, собственно процесса извлечения «черной и жирной» из недр – и кончая всяческими операциями с туземными правительствами, коррупционными сделками, земельными спекуляциями, финансированием боевиков-сепаратистов и «оппозиционеров». Везде нужны транзакции, размещение акций, всякие договоры, инвестиции и кредиты.

Но добытую нефть еще нужно перевезти к месту переработки. А это – еще целая куча «бизнесов», это строительство и эксплуатация танкеров и трубопроводов. Затем нефть надо переработать – вот вам еще ниша для капитализма. Потом идет торговля полученным топливом (сколько тут возможностей мошенничать и делать прибыли!) Потом – куча бизнесов, связанных с производством из топлива электричества, с передачей и распределением его, с торговлей киловатт-часами, с сервисом и проч. Везде между стадиями производства втискиваются дельцы-спекуляннты, банкиры-выдаватели ссуд и страховщики.
Что будет со всем этим, если русские, например, выдадут на гора энергоинвертор, что получает электричество прямо из окружающей среды? Или компактную установку холодного теромоядерного синтеза? Правильно – все эти бизнесы и возможности для наживы исчезнут, как совершенно излишние звенья! Разорится множество предприятий, фирм и банков, обесценятся акции и громадные инвестиции.
Пример с энергоинверсией или холодным термоядом довольно сложен. Но можно взять что-нибудь попроще. Скажем, современное железобетонное строительство. Оно дорого, медленно, энергозатратно и ресурсоемко. Это надо добыть известняк для выделки цемента (а он есть не везде), оттарабанить известняк на заводы, где истратить в специальных вращающихся печах на выпуск цемента море электричества (а заодно и кислорода из атмосферы). Потом – отвезти этот цемент на заводы по производству железобетонных конструкций (или на место строек монолитных зданий). И так далее. Зато сколько возможностей извлекать прибыль на каждой ступени производства!
А теперь представьте, что русские строители вбрасывают в реальность технологию производства стройматериалов везде, где есть глина и песок. То есть, сокращают и удешевляют процесс многократно. Нужно ли это капитализму? Ведь и здесь множество посредников и промежуточных производств оказываются лишними, падает потребность в кредитах и инвестициях! Ведь теперь дома можно строить везде, где душа пожелает, прямо из «подножного» материала.
Совершая революцию технологий следующей эры, ты взрываешь всю систему мировой торговли ко всем чертям! Делаешь ненужными множество транзакций, перевозок, банковских расчетов. А значит, убиваешь капитализм, особенно в его глобалистском варианте. А зачем он нужен, если буквально все можно производить на месте, в любой точке Земли, не перебрасывая сырье через семь морей и целые материки? Накрывается медным тазом вся система мировых валют, обслуживающих прежде всего глобальную торговлю, мировые потоки товаров и капиталов.
Напомним, что страшная и разрушительная Вторая мировая война разжигалась крупным англосаксонским капиталом для того, чтобы разрушить мир, состоящий из крупных «экономических островов»-автаркий имперского типа (которые обеспечивали себя практически всем необходимым сами) и создать мир торговли без границ. Технологическая революция, о которой говорим мы, приведет к созданию новых автаркий, новых империй.
Экономист Михаил Делягин пророчит: разделение мирового рынка на сегменты, что разразится под влиянием новых сверхэффективных технологий, подорвет финансовую базу, на которой зиждется современная глобально-спекулятивная экономика США. И хотя сегментация совсем уж полной не будет, она вызовет самый настоящий крах глобального рынка в том виде, в каком он создавался и пропагандировался владыками Западного мира. Она повлечет за собою развал всей современной (пока еще современной) системы глобокапитализма и глобального доминирования. Мир попадет как бы в «новые 1930-е», когда существование автаркических экономик СССР, Третьего рейха, Британской империи, Японии и фашистских государств Европы несло смертельную угрозу американскому империализму. Ему было страшно существование таких «миров-экономик», в каждом из коих огромную роль играло государство. Эти сегменты сильно ограничивали возможности безудержной экспансии американского капитала, не давали ему возможность превращать огромные области Земли в свою ресурсную и финансовую базу. А без подобной экспансии США 1930-х годов обрекались на тяжелейший кризис и развал американской системы – в Америке отчетливо витали перспективы либо коммунистической революции, либо нацисткой диктатуры.
Сегодня подобный эффект могут создать «закрывающие» технологии, подрывные инновации (сверхэффективные технологии по Делягину). Да хоть те же энергоинверторы или установки холодного термояда! Они ведут к резкому падению стоимости нефти и газа, а значит – уничтожаются огромные спекулятивные капиталы Запада, вложенные в «нефтяные фьючерсы». Добавим: другие инновации, обеспечив продовольствием страны-автаркии, нанесут по спекулятивному капиталу еще один удар. Из-за этого американская финансовая система рухнет окончательно. Доллар претерпит катастрофическую девальвацию – с последующей девальвацией остальных главных валют. Скорее всего, при этом разрушится и глобальный фондовый рынок. Прекратит свое существование глобальная финансовая система в ее нынешнем виде. В мире возникнет система из нескольких «больших валют» - евро, юаня, иены (М.Делягин. «Реванш России» - Москва, «Яуза-ЭКСМО», 2008 г., сс.219-221).
В результате такого потрясения падет роль денег как основного рычага власти, как символа богатства и успеха. Место денег займет Знание, способность создавать сверхэффективные технологии. Как считает Делягин, первое место при этом займут технологии формирования сознания и управления им. Мы же дополним его: главнейшую роль начнут играть «человекостроительные» технологии, позволяющие создавать гениальных творцов в разных сферах деятельности – гениев-ученых, плодовитых изобретателей-инноваторов, выдающихся управленцев-организаторов, гениев-предпринимателей и мастеров ведения всеохватных войн, где средством поражения противника выступает буквально все – и крылатые ракеты, и боевые лазеры, и культура. А вершина этого процесса – создание сверхлюдей и целых линий по непрерывному производству эпохальных научных открытий и прорывных инноваций.

Делягин считает, что США сохранят высокий научно-инновационный потенциал, а потому и не лишатся статуса великой державы в новом мировом порядке. Он убежден, что скажутся слабости Китая: многотысячелетняя неспособность китайцев порождать что-то из ряда вон выходящее, супергениальное. Китай поднимется только на первой стадии мировой революции, применив новые «нефтезамещающие» энерготехнологии, а потом забуксует.
В мире, как считает Михаил Геннадьевич, возникнет несколько полюсов силы – США, Большой Китай, Евросоюз, Индия и, возможно, Россия, что сможет на конфедеративной основе объединить вокруг себя Белоруссию, Украину и Казахстан. Мир окажется поделенным на макрорегионы-автаркии, причем возникнут они прежде всего на общих культурных (скорее даже – цивилизационных) основах, а не на экономической базе. И мировая конкуренция станет не экономической, а цивилизационной – соперничеством культур ради душ. «Чья модель жизни лучше?» - вот главный вопрос такой конкуренции. А экономика, построенная на подрывных инновациях, при этом станет играть сугубо инструментальную роль.
В таком новом мире резче пойдет деление на «своих» и «чужих». Вне всякого сомнения, неимоверно возрастет роль культуры, религии и языка как факторов, сплачивающих людей в те самые империи-автаркии, в цивилизации. Сильнее станут отличаться наборы цивилизационных ценностей. Возрастет культурная и эмоциональная обособленность. Сократятся туристические потоки. Зато снова расцветут идеологии и идеологизация. Они станут факторами успеха в глобальной конкуренции. Некий «новый консерватизм» охватит весь мир – в разных обличьях: американском, китайском, русском, индийском и т.д. Скорее всего, думает Делягин, в таком мире канет в прошлое нынешняя демократия и пойдет усиление авторитаризма. Новые диктатуры с помощью современных технологий формирования сознания смогут довольно-таки хорошо учитывать мнения и интересы как обществ в целом, так и различных социальных групп, значимых для развития.
Борьба между цивилизациями станет гораздо более бескомпромиссной и жесткой. Менее сильные человеческие общности в ходе этой схватки станут размалываться и поглощаться, ассимилироваться более сильными империями-автаркиями. Тут национальным государствам просто не выжить – грядет эра именно империй! Огромную роль будет играть демография: побежит тот, кто сможет производить на свет больше детей и превращать их в сильных, здоровых и умных взрослых – «частички» своих Цивилизаций.
Таков, по Делягину, ход мировой революции, что начнется с применения «закрывающих» технологий, среди которых те же энергоинверторы сыграют одну из первых ролей.
Перемены неизбежны. Вечно сдерживать технологический прогресс невозможно. Но если его перестать сдерживать, то новые технологии покажут свою полную несовместимость с капиталистическим строем. Они начнут его ломать, усугубляя кризис старой формации. Так уже было в истории – так будет и на сей раз. Новые производительные силы порождают могильщиков старого общества.
Но все ли так гладко? Нет. На пути в Грядущее – много опасностей.
Видишь ли, читатель, некапитализм – хотя бы изначально – может быть очень разным. С помощью одних и тех же прорывных технологий можно создать и коммунизм, и новый феодализм, и самый лютый нацизм. К новым технологиям нужны и соответствующие общественные отношения. Последние не могут существовать без прорывных технологий (невозможно строить более совершенное общество на технической базе вчерашнего дня), но точно так же и весь потенциал таких технологий не откроется полностью там, где нет походящего общественного устройства.
И тут новые технологии грядущей эры – дар и живительный, и весьма опасный одновременно.

Воплощая мечты Содди и предвидения Уэллса

В мае 2008 г. в Москве прошел круглый стол «Актуальные вопросы стратегии развития России». И было там одно интересное выступление…
…В эпоху третьего тысячелетия человечество вступило в новую фазу исторического развития – в период гиперразвития. Так считает Андрей Курпатов, научный руководитель Центра образования № 1804 «Кожухово». Со временем число событий, изменяющих условия жизни людей, резко возрастают, отметил он. Число нестандартных задач, с которыми субъект сталкивается в течение жизни, теперь гораздо выше, чем число стандартных задач. По словам ученого, в современных условиях побеждает то государство, которое быстрее всех вводит необходимые инновационные элементы в систему образования. Но при этом новые технические возможности, с одной стороны, и кризис духовности – с другой, могут привести к «фашистской идеологии, вооруженной нанотехнологиями»…
В далеком уже 1908 году физик Фредерик Содди (1877-1956 гг.) выпустил книгу «Интерпретация радия». Там он восторженно писал о том, какая новая цивилизация возникнет, если человечество овладеет энергией атома. Произойдет нечто, по эпохальности сопоставимое разве что с открытием энергии огня первобытным человеком. И, подобно тому, как овладение огнем породило практически всю современную цивилизацию, атомная энергия породит сверхцивилизацию. «Человеческая раса, которая научилась бы превращению энергии, мало нуждалась бы в том, чтобы зарабатывать хлеб свой в поте лица своего…» - писал физик-мечтатель и тут же рисовал картины грядущего мира, где человечество получило небольшие, но мощные источники колоссальных объемов энергии: «Судя по тому, что добились наши инженеры, располагая сравнительно ограниченными источниками энергии, она могла бы освоить пустыни, растопить полюса и превратить всю Землю в эдемский сад, озаренный улыбкой…»
Содди писал эти строчки тогда, когда практически никто не верил в возможность овладения атомной энергией. И, конечно, он был во многом наивен. Еще никто не мог себе предположить, что ядерные силовые установки – это все-таки довольно громоздкие штуки, что нуждаются весьма дорогом обслуживании, в целой промышленности утилизации и переработки ядерных отходов и отработанного топлива. И что делящиеся материалы все-таки не обеспечивают совсем уж фантастического выхода энергии. Иллюзии о том, что атомные устройства можно делать в самой миниатюрной форме и применять буквально в каждом доме, жили еще очень долго. Айзек Азимов в 1940-е в своей трилогии «Академия и Империя» описывал чуть ли не домашние атомные печи и атомные ножи.
Однако абстрагируемся от слова «атомный» и оставим главное: небольшой источник энергии, не требующий огромных объемов топлива. Или вообще обходящийся без оного. Представили? А теперь поставьте на место мечты Содди и Азимова не атомное устройство, а энергоинвертор, извлекающий энергию из рассеянной в пространстве теплоты – мечту Ощепкова, Заборонского и других. (Здесь же могут быть и установки холодного ТЯ-синтеза). А заодно представьте себе народ, что строит и пресловутые энергоинверторы, и обладает «закрывающим» оружием – ядерными боеголовками. И тогда все снова станет на свои места.

Давайте снова подумаем над тем, что несет миру овладение энергоинверсией – да в сочетании с производством ядерного оружия разных калибров и назначений? Для полноты картины ведем в нее и другие технологии грядущего – технологии сотворения вещей прямо из исходных веществ, нанотех и «нейтридотех» (описанный Родином Русовым), биофотонические и другие технологии, что кратно повышают рентабельность и продуктивность сельского хозяйства. И что же? Увы, на выходе может возникнуть совсем не эдемский сад.
Одним из первых подобную реальность попытался представить великий английский фантаст и провидец Герберт Уэллс. В 1913 году вышел его потрясающий роман «Освобожденный мир», где Уэллс впервые в истории изобразил мир 1959 г., овладевший атомной энергии по Содди. Признаюсь, лично я эту книгу читал еще в 1982-м. Итак, в этом Уэллсовом мире с 1933 г. работают небольшие источники колоссальной энергии. В нем есть и атомные бомбы. Правда, изображены они очень наивно: в виде этаких металлических шаров, похожих на старые морские мины. Чтобы привести бомбу в действие, надобно сломать торчащий из нее целлулоидный рожок, запуская ядерную реакцию, что начинается от соприкосновения с воздухом. А потом бомбу сбрасывают на цель с большого самолета-биплана, сильно смахивающего то ли на «Илью Муромца», то ли на «Хендли Пейдж» Первой мировой. Падая, бомба оставляет за собой багровый шлейф – и взрывается через минуту или что-то вроде этого. Взрыв ее - огромный шар темно-красно-фиолетового пламени – стирает с лица Земли целый город, но при этом нет никакой радиации и радиоактивного заражения – Уэллс об этом просто не мог догадываться.
Но оставим в стороне снисходительные ухмылки. Нам важна картина нового мира, каковую увидел великий англичанин. Итак, здесь у человечества есть доступ к новой энергии, для производства коей не нужны моря нефти и горы угля. Более того, энергоустановки здесь побочным образом вырабатывают еще и золото, что становится дешевле железа. Иногда создается впечатление, что в мире Уэллса работают и другие «закрывающие» технологии – ибо в книге описано, как старая индустрия отмирает за ненадобностью.
…Всеобщего счастья нет. Из-за исчезновения целых отраслей старой промышленности десятки миллионов человек потеряли средства к существованию. В Америке свирепствует эпидемия самоубийств, в Англии дороги забиты ордами голодных. И действительно: в этом мире не нужны шахтеры, нефтяники, работники заводов по производству топлива из нефти – и так далее. Финансовый кризис приобретает невиданные размеры. Чтобы как-то занять миллионы людей, ставших безработными, правительства вербуют их в раздувающиеся армии. И люди с восторгом облачаются в мундиры – ведь в армии кормят и поят, одевают и обувают. Ученый, подаривший миру «миры неограниченной энергии», теперь чувствует себя идиотом, который послал ящик заряженных револьверов в детские ясли.
Очевидно, что это – последствие противоречия между технологическим рывком и политическим застоем. Люди, используя технологии будущего, при этом продолжили цепляться за устаревшие формы правления. В итоге мир, разделенный на враждующие государства, ввергается в войну. Как всегда, война начинается с кризиса на Балканах, причем на одной стороне оказываются Англия с Францией, на другой – Германия и вся Центральная Европа. Она очень быстро перерастает в атомные бомбардировки с воздуха. Погибают Париж и Берлин, а потом – еще двести городов. Поскольку каждый боится первого уничтожающего удара, он стремится упредить противника и уничтожить его главные города первым. Немецкий блок уничтожает дамбы в Голландии – и в морском наводнении гибнет почти весь ее народ. Балканы полностью выжжены атомным оружием. Китай и Япония бомбардируют Россию, Америка – бьет по японцам, а в Индии разражается атомная гражданская война.
В итоге мировые элиты все-таки заканчивают безумие, создавая планетарное супергосударство на социалистических, в общем-то, принципах. Армии демобилизуются, упраздняются государства – уничтожается почва для войн между странами. Атомная энергия используется исключительно в мирных целях, повышается производительность сельского хозяйства. Разворачиваются грандиозные проекты развития, вводятся единые язык (английский), система образования, календарь и валюта. Парадоксальным образом война освободила человечество – и теперь оно живет свободным в свободном мире…
А ведь в «Освобожденном мире» сквозь наивность и архаику действительно проступают реальные опасности нашего Будущего, где будут применены те самые суперэффективные, чудесные, закрывающие технологии. Действительно, они лишат работы десятки миллионов работников из устаревших отраслей промышленности и услуг. Они действительно позволят гораздо больше ресурсов направлять на внешнюю экспансию, на создание нового оружия и огромных завоевательных полчищ. В самом деле, страна, оснащенная всеми достижениями «зактеха», даже с десятью миллионами душ населения вполне сможет выставить полумиллионную армию. Или – как альтернатива – сумеет начать свою программу создания атомного оружия. Ну, а тот, кто поразвитей и побольше, разработает, чего доброго, чистую бомбу на основе антивещества. Про всяких боевых роботов, объединенных в операционные сети, мы уже молчим.
Опасность? Без сомнения – да. Ведь все общественные структуры, вся политика остаются «заточенными» под экономику на старых технологиях. То, о чем мы говорим, потребует кардинального изменения всей «политической надстройки». А вообще, технологии будущего сделают возможными самые невозможные варианты.

Эра монстров и гибридов
…Развитие нанотеха и других закрывающих технологий ведет к возникновению нового феодализма. Нанотех выходит из-под контроля государств и больших корпораций. Донанотехнологические производства – длинные цепочки и высокие пирамиды, в которые вовлечены десятки предприятий, тысячи машин и множество людей. Все это разрушается за ненадобностью. Все заменяют «сухие», «мокрые» и гибридные нанофабрики, самые продвинутые из коих будут уже квазиживыми системами, способными самоподдерживаться и самовоспроизводиться. Энергию фабрики смогут черпать из окружающей среды. Поэтому человек перейдет на натуральное хозяйство.
Так излагает свою идею Александр Тюрин («Конец Какка-Ду» - «Полдень, XXI век», № 1, 2006 г.) И действительно: с помощью нанофабрик он сможет все создавать сам и в любом месте. Целые региона начнут выходить из системы глобального рынка и мирового разделения труда, нанося тем самым смертельные удары капитализму, рыночному строю. Подавить подобное движение военным путем ядру капиталистической системы не удастся: слишком много целей, которые, к тому же, обретают большую стойкость к военным ударам. Чем больше регионов планеты отваливаются от глобальной капиталистической системы – тем меньше финансовых рек вливаются в так называемые «развитые страны», в США и Европу. Бегут в разные стороны прислужники Запада – компрадоры, чиновники-коррупционеры, приватизаторы и прочая мразь. Запад испытает суровый упадок, осложненный бунтами негров и латинос, атаками боевых китайских наносистем, что смогут проникать в шахты баллистических ракет и в бункеры аэрокосмической обороны НОРАД, выводя все из строя. Запад рушится, как рухнули когда-то Рим и Вавилон.
На Земле воцаряется неофеодализм, напоминающий раннее средневековье: когда живущим натуральным хозяйством землевладельцам и общинникам, в общем, не нужны города. Деньги исчезают за ненадобностью: ведь нет больше товарообмена, все сами обеспечивают себя всем необходимым. Соответственно, приходит конец финансовым потокам и банкам. Носители нанотеха превратятся в закрытые гильдии демиургов, появятся информационные маги (умеющие создавать коды для создания вещей). Появится военная аристократия, что защищает нанобощинников и нанодемиургов от кочевых орд, от банд садистов и отморозков. Естественно, за защиту новые рыцари возьмут себе долю продукции нанофабрик. Расцветут местные языки, культуры и уклады жизни. Вымрут унифицирующие феномены: Голливуд, Эм-Ти-Ви, пиджин-инглиш, гарри-поттеры, секс-туризм.
Тюрин пишет о развитии нанотеха – но схожие явления могут начаться, когда люди овладеют энергоинверсией и холодным ТЯ-синтезом и перестанут зависеть от доступа к нефти и газу, к углю и урану. Но в любом случае верно то, что результат один – крушение всего привычного порядка жизни. Та же мировая революция. Те же глубочайшие потрясения.
Но кто сказал, что это – последняя из возможных перспектив? Дополним картину своими соображениями. Энергоинверсия, холодный ТЯ-синтез (а тем паче – нанотех и другие прорывные инновации) создадут невиданный простор для общественного конструирования. Будут возникать самые немыслимые формы. Что это напомнит? Пожалуй, самое начало кайнозойской эры, когда динозавров сменили млекопитающие, то бишь – третичную эпоху. В ту пору возникали самые дикие на современный взгляд формы: копытные хищники и гигантские нелетающие птицы, охотящиеся на маленьких предков современных лошадей. Огромные ленивцы и саблезубые хищники. Орлы с пятиметровым размахом крыльев и олени в три метра ростом. Казалось, природа, обретя новые возможности, безудержно экспериментирует. Она порождала самых причудливых монстров, самые затейливые формы – и затем выжили лишь те, кто доказал свою жизнеспособность.
Что-то подобное этому третичному периоду наступит и в нашей истории с появлением в реальности свободной энергетики и других «закрывающих» технологий. С их помощью можно будет создавать самые различные формы человеческих сообществ. Можно будет конструировать хоть феодализм, хоть фашизм. Другое дело – сколько из таких новообразований потом выживет. (Ибо не все такие конструкты смогут поддерживать творчество инноваторов!) Снятие энергетических и ресурсных ограничений, возможность производить все необходимое в любой точке планеты разрушит экономическую необходимость иметь большие страны. Технологическая революция, таким образом, станет питательнейшей средой для всяческих сепаратистов, сторонников отделения от метрополий. И при этом, как мы знаем, те же технологии невиданно увеличат возможности даже небольших сообществ к ведению войн. Скорее всего, мы увидим дикое разнообразие первоначальных форм.
Итак, на поверхности – попытка тех, кто первыми овладел новой энергетикой и «технологиями творения», объявить себя высшей расой и подчинить себе все прочие народы, уничтожив лишнее население на уже перенаселенной Земле. Но вряд ли монополия на новые технологии удержится долго – их получат и другие.
Кто-то развалит свои страны, породив кучу всяких ханств, королевств, княжеств и герцогств. Кто-то примется майстрячить этнически и расово чистые «рейхи». Где-то возникнут вольные города, где-то – государства-ордена, государства-монастыри. Где-то постараются воспроизвести королевства Земноморья по Толкиену. Где-то – пиратские и гангстерские «республики», анклавы наркоманов, «нью-эйджеров» и последователей культа вуду. Появятся новые племена и новые союзы племен, неминуемо часть людей обратится в кочевников. А кое-где появятся коммунистические колонии и самоуправляемые территории. А кто-то примется с самого начала порождать империи, халифаты и «великие орды», сплачивая людей не общей экономикой (за ее исчезновением), а общностью идей, религии, моделей жизни.
Вне всякого сомнения – в таком мире неизбежны жестокие войны. Причем воевать будут не за тем, чтобы захватить нефтяные месторождения (они станут практически ненужными), не за полезные ископаемые и не за рынки сбыта. Право, какие рынки могут быть в мире, где почти умерли (или драматически сократились) торговля и деньги? Нет, воевать примутся за пресную воду и хорошие ландшафты. Нападать станут только за то, что ты не нравишься нападающему. Ну, ненавидит от тебя за то, что цвет кожи у тебя не такой, другой разрез глаз, иные обычаи.
С другой стороны, начнутся войны на чистое истребление расплодившегося населения. Ведь прорывные технологии вызовут взрывной демографический рост некоторых народов и общественных групп. Вот и начнут разные общности и племена вырезать друг друга. А где-то возникнуть орды чистых извергов, что нападают лишь потому, что им нравится убивать и насиловать, давать выход самым садистским инстинктам. Захочется им стать новыми «мобильными варварами» - и все тут! Сверхэффективные технологии невольно обнажат самые темные, самые архаичные инстинкты. Они, конечно, позволят творцам и мыслителям возвысится буквально до небес – но они же и доведут до крайности самые низкие, темные и жестокие проявления человеческой натуры.
И вот тут начнется борьба за выживание, самый что ни на есть естественный отбор. Попробуем изобразить его в красках, наглядно…

Торжество неоимперий
…С криком «Нам не нужна империя! Даешь этнически чистое русское государство!» русские ультранационалисты создают свою Нордическую Русь. Без кавказцев и среднеазиатов, естественно – без евреев. Изгоняются даже «хохлы» - ибо и они теперь считаются нерусскими. Пылают факелы, радостно полощут над толпой флаги со свастиками и кельтскими крестами. А чего? Ведь все можно: новые технологии позволяют обойтись без нефти и газа, без дефицитного


Просмотров: 1836
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 07.01.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]