03:00

ОЧИСТИТЬ СОЗНАНИЕ ОТ ЧУЖИХ «ИДОЛОВ» - ЗАЛОГ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОБЕДЫ

Идти в будущее, не очистив свое сознание от чужих «идолов» и штампов невозможно. Нужно проделать эту работу над собой.

***

Русская история ХХ века – монбланы лжи, джомолунгмы фальсификаций. Нужно сносить их. Мой принцип один: ничего не принимать на веру. Особенно насчет того, что наворотили твари времен хрущевской оттепели и перестроечно-демократических времен. Думать только самостоятельно.
Наш враг – Голем, сообщество низшей расы. Они очень умело создавали штампы и идолы сознания. Как это делается – мне, выросшему в Одессе, рассказывать не надо. Слетается стая воронья, ничинается ор: «Да это ужасно! Ой вэй! Да только мы знаем истину! А ты дурак, дурак!» При этом одна ворона цитирует другую, ссылаясь на «авторитет» третьей – и так далее.
Приемы не изменились и сейчас. За низшей расой – уже десятилетия нагромождения лжи, создания штампов сознания. Трофим Лысненко – монстр, Сталин – кровавый маньяк, русская история – помойка. Воронье рассчитывает на стадный инстинкт: если ложь крепко внедрена в сознание обывателя, то все начнут следовать «общепринятому».
Но лично я никогда не относился к обывательскому быдлу. Мне всегда было интересно думать самостоятельно.


***

Судьба Трофима Лысенко – отличная иллюстрация к действиям Голема. К караканью вороньих стай.
Тот, кто занимался историей вопроса (кстати, рекомендую недавнюю книгу биолога Сигизмунда Миронина «Дело генетиков»), прекрасно знает: сессия ВАСХНИЛ 1948 года была собрана как ответ на яростные попытки вавиловщины уничтожить лысенковское направление в биологии. Что Лысенко – ученый-труженик, дававший стране практические результаты. Что Лысенко за это был ненавидим кучей конкурентов, которые таких результатов предъявить не могли. Что никаких доносов Лысенко не писал, от дискуссий не уклонялся и фанатично служил своему делу. Что, в отличие от лысенковцев, его враги не дали подобных прорывов в последующие десятилетия. Что вавиловцы не были генетиками в современном понятии этого слова. Что никто конкурентов Лысенко не уничтожал, ибо они с 1955 г. буквально оккупировали биологию. Что критикуют Лысенко те, кто не может похвастать каким-то вкладом в науку.
Тот, кто не верит крикливым статьям перестройщиков-демократов и прочей сволочи, а сам вникал в вопрос, прекрасно знают, что в СССР не было никакого разгрома генетики. И к 1985-му году в области биологии и биоиндустрии Союз занимал ведущие позиции в мире.
Не было никакого разгрома кибернетики, от которого якобы пошло отставание СССР в компьютерах. Ибо именно при Сталине, с 1948 года, страна ударными темпами строит ЭВМ. Осыпаются наградами пионеры отечественного компьютеростроения – Лебедев и Лаврентьев. 1948 год – основание Института точной механики и вычислительной техники АН СССР. Советские компы шли на острие прогресса вплоть до конца 1960-х. Брусенцовым в 1960 г. создан первый опытный комп «Сетунь» с троичной логикой, на полвека опередивший свое время (http://massmedia.msu.ru/newspaper/newspaper/427273/all/ubilyari.htm). А отставание началось с 1967 года, когда брежневское руководство решили копировать американские технологии «Ай Би Эм» в лице системы «ЕС» (я ее изучал на УПК в 1982-1983 гг.)
Кроме того, кибернетика действительно оказалась лженаукой, ибо примитивизировала многие моменты реальности. Заметьте: на современном Западе слово «кибернетика» тихо-мирно ушло из оборота с начала 1970-х годов. Предпочитают говорить об ИКТ.
Но нам продолжают твердить по монстра Лысенко и разгром кибернетики. Слетается все та же стая воронья и каркает, каркает.
В чем причина? В банальной зависти и ненависти низшей расы к творцам. В ее нежелании трудиться и давать практические результаты. В ее стремлении превратить науку в междусобойчик для освоения бюджетных средств, в структуру, порождающую диссертации ради диссертаций, в клуб потребителей, где «учеными» становится серость, видящая смысл не в поиске истины, не в создании нового – а в занятии административных постов.
Лысенко с его результатами резал им глаз.
Напомню, что при Сталине Академия наук имела техническое (прикладное) отделение, что обеспечивало прямую связь науки и промышленности. При Сталине широко практиковалось совместительство: академический ученый мог работать и получать зарплату не только в академическом институте, но и в отраслевых структурах. «Десталинизация» вылилась в упразднении в 1960 г. технического отделения АН СССР и в запрете на совместительство. То есть, науку оторвали от практики. И тем обеспечили кризис СССР.

***


Миллионы дураков могут повторять ложь о страшном Лысенко и «разгроме кибернетики», но мне орды дураков – не указ. Обыватель – ноль. Толпа обывателей – сумма нолей. Он уже ничего не решает. Он уже получил над собой диктатуру бело-сине-красного убожества. Он просрал великую страну и до сих пор не понял, какая это беда.
Обыватель мне неинтересен. Ему в ближайшие десятилетия придется жить при диктатуре. Вопрос лишь в том, какой диктатуре: убожества и деградации (как сейчас), или при диктатуре развития, как хотим я и мои единомышленники. Судьбу стада всегда будет решать активное меньшинство «пастухов». Обыватель разобщен и никогда не сможет восстать, соединив свои усилия с другими. Он истеричен, склочен и поверхностен. Нравится обывателю Максим Калашников не желал и не желает. Я живу по своим правилам, слишком хорошо зная, как создается «общественное мнение».
А чтобы не быть дураком-обывателем, нужно очистить свое сознание от чужих штампов и идолов, научившись думать самостоятельно. Отношение к Лысенко для меня – индикатор, лакмусовая бумажка. По нему я отделяю умных от дураков.
Очищение своего сознания от куч вранья – залог национальной победы. А уж потом мы выберем из толпы серых обывателей, бездумно повторяющих штампы, настоящих людей. С волей и разумом.


***


Остановлюсь еще на одном вопросе. На проблеме науки.
Ученые не должны управлять наукой. Ученые по природе своей стремятся установить монополизм своей школы (направления), подавив всех остальных. Ученый ученому – не волк, а просто монстр, терминатор. Чтобы закопать конкурента, глава научной школы может, ничтоже сумняшеся, грохнуть даже перспективное направление с РЕАЛЬНЫМИ прорывами. Ибо главное – завоевать и сохранить монополию. В том числе – и на получение бюджетных средств. История отечественной науки изобилует примерами групповщины и клановости. У нас на истфаке МГУ ходили легенды о том, как один отечественный археолог-светило распорядился не раскапывать и даже засыпать могилу норманна-викинга, найденную в Старой Ладоге. Ибо он был противником норманнской теории и не желал ее подтверждения.
Опыт моих друзей (предпрнимателей-инноваторов) говорит о том, что научные эксперты часто рубят изобретение по принципу: «Я десятки лет занимался этой темой и ничего не добился, а тут приходит какой-то мальчишка и решает проблему…» При этом решение действительно оказывается верным, прорывным, которое затем успешено патентуется и развивается на Западе (но не в РФ).
Все это усугубляется тем, что действительно гениев в науке – наперечет. Основная ж масса – рутинеры. Они всегда пытаются утопить того, кто выделяется. Поэтому гении нуждаются в защите.
Поэтому управлять наукой должны просвещенные правители. По принципу: конкурируйте! Я не дам одной научной школе захватить монополию и подавить остальных. Ни под каким соусом, будь-то идеологическое несоответствие или «борьба со лженаукой». Критерий один – практика. Практический результат. Нужно действовать, выдвигая конкретные задания, за которые государство щедро отвалит и деньги, и награды, и поместья. Решите-ка мне вот такую проблему – несите свои предложения и опытные результаты.
В такой системе управления быстро выдвинутся гении, посрамив бездарей и пустоцветов.
Даже если допустить, что Лысенко подавлял конкурентов (в свою очередь, стремившихся уничтожить его), то это – вина не Трофима Денисовича, а тех, кто управлял наукой на государственном уровне.
Сталин же пытался нащупать верный путь, не давая ученым устроить междусобойчик, а устраивая широкие дискуссии. Мы должны идти дальше – и строить систему конкуренции: с помощью структуры для выдвижения практических задач для их решения. К примеру, нужно обеспечить снижение расхода топлива на электростанциях на 15%. Несите мне предложения. И если маленькая группа разработчиков принесет такое решение, если она предложит его по цене в десять раз меньше, чем громадный НИИ «признанных светил», то именно она и получит финансирование. Это, в свою очередь, заставит большие институты заниматься делом и сбрасывать «жир».
Вот что М.К. думает по сему поводу. А крики обывателей, аки попки повторяющих штампы лукавых мозгокрутов, мне неинтересны.

Максим Калашников


Просмотров: 2011
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 07.01.2010
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]