03:00

Неосуществленный "план Сталина": вместо "осажденной крепости"

Поразительно, но квинтэссенция всех книг Максима Калашникова содержится в работе, написанной за полтора десятка лет до рождения самого автора этих строк.
В октябре 1952 года Иосиф Виссарионович Сталин опубликовал свою небольшую, но наиболее захватывающую и загадочную работу – «Экономические проблемы социализма». Именно здесь мы находим идеи создания нации-корпорации и инновационного прорыва. Именно здесь Сталин оставляет нам свой замысел-завещание, так и не понятый его преемниками. Здесь мы отыскиваем, на мой взгляд, самую лучшую альтерантиву Хоумленду.
Там есть потрясающие пол прозрению строки. Так, Сталин пишет, что суть современного капитализма – в обеспечении максимальной капиталистической прибыли «путем эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны, путем закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых, наконец, путем войн и милитаризации народного хозяйства…»
Это – самое емкое и краткое описание реалий нынешней глобализации, жизни РФ и обстоятельств правления Буша-второго, этой вершины ультралиберального «фридманизма», скрещенного с приватизацией государства и чудовищным наращиванием военного бюджета.
Олег Матвейчев подробно разобрал эту сталинскую работу-послание будущим поколениям в книге «Суверенитет духа».
«…Самое главное – это новации в сфере экономики. Если экономика при капитализме – это наука выживания в условиях рынка (макроэкономика), то экономическая наука при социализме – это, по сути, наука управления корпорацией (микроэкономика). Сталин хотел превратить страну в корпорацию, где все граждане были бы акционерами, а правительство – менеджментом (партию предполагалось полностью устранить от власти).
Согласно аксиомам капитализма цель корпорации – благо акционеров. Так и здесь, в сформулированном Сталиным «основном экономическом законе социализма», целью являлось «удовлетворение постоянно растущих материальных и культурных потребностей…на базе высшей техники». Или как бы сказали сейчас: «на базе хай–тек»! Понятно, почему в тяжелое время Сталин находил возможным тратить на образование до 15 процентов бюджета. Предполагалось, что мы станем ведущей хай-тек державой. Страна-корпорация работает, инвестирует прибыль в производство передовых средств производства, в первую очередь, то есть создает капитал, капитализируется, и только оставшееся потребляет (принцип по которому живет каждый капиталист).
«Дивиденды акционеров» будут выдаваться не в денежной форме, а путем снижения платы за жилье, бесплатного обучения, бесплатной медицины, снижения цен на основные, а потом и вообще на все продукты, и, наконец, через сокращение рабочего дня!!! Рабочий день должен был быть сокращен до 4 часов, чтобы не было безработицы, а свободное время - главное богатство человека (на Западе оно доступно только капиталисту, но у нас капиталистами в перспективе должны были стать все) – шло бы на научное, творческое, культурное и спортивное развитие нации.
Этим планам Сталина не суждено было сбыться, планы отстранения партии от власти и борьба вокруг трона, обострившаяся из-за понимания того, что в скором времени кто-то должен стать наследником, привели к возне, инспирированию заговоров, «дел врачей», «борьбе с космополитизмом», в конечном итоге, возможно, сам Сталин также пал жертвой одной из интриг.
Были ли сталинские реформы правоконсервативными? Да. Были ли они ультралевыми – прогрессистскими? Безусловно. Были ли они капиталистическими? Очевидно. Были ли они социалистическими? Без всякого сомнения.
Но что это, однако, все значит? Это значит, что понятия традиционной политологической и политэкономической науки промахиваются мимо цели, они не могут постичь феномен, а это значит, что традиционная наука должен быть подвергнута серьезнейшей ревизии, должна быть изменена в своих основаниях.
…После смерти Сталина перед советской элитой встало несколько важнейших задач, для решения которых требовалось известное мужество и видение исторической перспективы.
1) Необходимо было удержать и укрепить роль мирового авангарда, а для того противопоставить консервативной геополитике Запада привлекательную во всем мире идеологию. Конечно, хорошо, когда Пальмерстоун говорит о «вечных интересах Британии», этим можно даже покорить сердца британцев, но не сердца африканских негров, не китайских крестьян, не латиноамериканских гаучо и даже не рафинированных европейцев. На геополитике империи не строятся. Либерализм обращался к каждому человеку с идеей свободы, коммунизм обращался к каждому в мире с идеей свободы и справедливости. Это пока работало, но как «нельзя обманывать всех все время», так нельзя и говорить «истину» всем все время. Требовалась кардинальная реформа марксизма, это было ясно уже Сталину. Эта задача для философов. Для этого должна была быть допущена, как минимум, свобода философских дискуссий с привлечением зарубежного и, прежде всего, отечественного опыта мысли. В отличие от производства, где 90 процентов продукции должно соответствовать стандарту, и лишь – 10 процент отводится на брак, в творческой лаборатории, лишь 10 процент отводится под возможную великую идею, все остальное – руда. Мы победили в войне: надо было ответить, каким духом? И главное, каким духом возможны будущие победы, какая эпоха нас ждет?
2) Аналогичная задача для политологов, обществоведов и пропагандистов. Старые формы и методы пропаганды, действовавшие на безграмотное крестьянство и рабочий класс, уже явно отживали свое. На смену шло поколение грамотных людей, шел мощный средний класс. Так, например, возможно нужно было отказаться от понятия и от института партии, как принадлежащего старой науке и практике. Такие мысли были у Сталина еще до войны, существуют даже избирательные бюллетени для выборов на альтернативной основе. От них пришлось отказаться, так как партийная верхушка запугала Сталина потерей контроля. Уже в войну стало очевидно, что партия является пятым колесом в телеге, и она полностью была выключена из системы принятия решений. Институт традиционных комиссаров и политинформаторов также себя изжил, из-за чего его и отменили. Революционная агитация, реклама и пропаганда должны были быть заменены мягким пиаром, да и сама идеология должна была стать более глубокой, многомерной, изощренной, подходящей возросшим требованиям масс, которые уже перестали быть массами в строгом смысле слова.
3) Своя задача стояла и перед экономистами. Выше уже было сказано о том, что категории политэкономии в рамках старой парадигмы не понимают общество, которое возникло и вырвалось на передовые позиции в мире. Не понимать – не значит быть в недоумении и молчании, не понимать – гораздо чаще это значит подвергаться иллюзии полного понимания, на самом деле коряво и внешне перетолковывать происходящее в чуждых и неподходящих внешних терминах новое общество, не правое, не левое, не либеральное, не социалистическое, не консервативное. Нужно было осмыслить, категоризировать в новых понятиях, сознательно теперь уже использовать эти понятия как в политической практике, так и в экономическом хозяйственном менеджменте. Возможно, надо было отказаться от понятия стоимости и прибыли в денежных формах, отказаться от налогов всех видов, как категорий и институтов старой политэкономии, и вспомнить о категории «свободного времени» как мерила истинного богатства и мн. др. Намеки на это так же были в последних работах и действиях Сталина.
4) Перед гуманитарной интеллигенцией стояла задача творческая: нужен был новый стиль, новый образ жизни, новая поэзия, живопись, новая архитектура, новый театр, новое кино, новая музыка, новый промышленный и др. дизайн. Все это должно было и могло стать модным во всем мире. Сейчас это трудно себе представить, но в 50-ых годах США вовсе не были законодателями мод в массовой культуре. Да, работал Голливуд, но советские картины были конкурентоспособны, был интерес к советской и русской литературе, поэзии, искусству, вообще всему русскому и советскому. Что касается музыки, то на мировом рынке звучали все языки и мелодии (и русская популярная музыка – особенно часто), никому в голову не приходило, что язык популярной музыки должен быть английским. До «Битлз», и в этом их заслуга и феномен, рынок шоу–бизнеса был ничей! Он, и вообще рынок массовой культуры, должен быть был захвачен. С новыми инструментами, мелодиями, ритмами. Нам трудно себе представить, что могло быть как–то иначе, чем было, но реально раскрутке поддается все на свете. Китайцы, а их миллиард, до сих пор предпочитают русские мелодии и русский язык в песнях - английскому. Кстати, китайский многомиллиардный рынок поп-музыки русские могут захватить и сейчас.
5) Отдельная тема – переход из индустриальной эпохи в постиндустриальную, о которой тогда еще никто не говорил. Но постинудстриализм с его экологизмом, энергосбережением, деурбанизацией наступал неминуемо. Европа и Америка в 70-е годы стали переселяться в таунхаузы на природу, а у нас возникло движение экологов-КСПэшников и деревенщиков. Можно было уже тогда, в пятидесятые начать отдавать долги селу. Ведь именно за счет крестьян была провернута индустриализация и выиграна война. Удержание народа на селе, создание условий для нормальной жизни не только бы сохранило культурную самобытность России (ведь в селе корни народа), но и решило бы проблему демографии (в селе ребенок помощник, а не обуза), проблему дефицита продовольствия (в селе всегда есть свое подсобное хозяйство) и так далее.
Одним словом, СССР должен был быть локомотивом истории, он должен был ТВОРИТЬ историю не по каким-то уже известным рецептам, а сам, поскольку все, что он делает, делалось бы впервые! Он должен был действовать, а все остальные идти в фарватере, подражать или реагировать. Этот вопрос о вредном подражательстве в науке уже поставил Капица в письмах к Сталину. Сталин его услышал, и реформы в науке действительно создали мощнейший, мирового уровня, технический задел. Впервые не мы, а нам стали подражать в атомной энергетике, в авиации, в космосе, в математике, в отдельных отраслях физики… Но то же самое должно было произойти в гуманитарных науках и искусстве!
Надо констатировать, что со всеми означенными задачами наша гуманитарная элита не справилась и даже не осознала как таковые. В нашей гуманитарной среде распространено вреднейшее убеждение, что «Запад механистичен, бездуховен, бесчеловечен…» и проч. На самом деле, главное оружие Запада – гуманитарное, мы выиграли гонку в технике, но проиграли в конце ХХ века в гуманитарных технологиях, мы проиграли гуманитарную войну. И проиграли ее именно потому, что не осознали вышеописанные проблемы и не решили их. Это, однако, не является только вопросом истории, задачи никуда не делись, их невозможно обойти, их, в любом случае, предстоит решать, если, конечно, Россия собирается быть…»


Нация-корпорация

По сути дела, читатель, Сталин оставил нам философию построения инновационной, авангардной нации-корпорации. Того самого могильщика капитализма и его мрачного Хоумленда. Именно такая суперкорпорация, в корне отличная от нынешних приватизированных корпораций-государств, и должна выиграть битву за Будущее. Именно ей, насыщенной нынешними прорывными инновациями и оргтехнологиями, и суждено побороть Глобальный смутокризис. Именно в таком строительстве я лично вижу путь в созданию Русского союза – союза РФ, Украины, Белоруссии и Приднестровья. В нации-корпорации и нужно создавать расу сверхлюдей, расу творцов, что трудятся не из-под палки и не ради заплаты – а ради созидания Нового и Светлого. Сегодня у нас есть та техника, которая могла лишь сниться в 1952 году.
Нация-копорация как сообщество свободных, сильных, вооруженных людей, что живут, как мечтают Крупнов, Василов или Гребнев, в чистых высокотехнологических поселениях-полисах. Их мало с точки зрения китайцев или американцев – но качество их таково, что они могут свободно контролировать огромные пространства. Эти люди хорошо рожают детей и творят. Главное – они дают миру реальную альтернативу болоту «посткапитализма». Это и есть настоящий русский национальный социализм, свободный от идиотского расизма немцев. Все, кто строит это будущее вместе с нами – русские. И чуваш Василов, и великоросс Гребнев, и малоросс Калашников, и армянин Нагапетян с его экранопланами, и аварец Алиев с его системами искусственного интеллекта, и калмык Болдырев с проектом «островов будущего» на Каспии, и еврей Лускинович – энтузиаст отечественного нанотеха. Все, кто низкопримативен (не поход по поведению на обезьян), кто пассионарен и умен, кто готов разделить судьбу с русскими, сражаясь и умирая за наше дело – если это понадобится. Сила русских все равно будет в том, что большинство людей новой реальности – славяне. Наш путь – в наращивании числа творцов, низкопримативных пассионариев, а не в размножении бритоголовых кретинов, стаей убивающих всякого, кто покажется им нерусским.


Просмотров: 1308
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 23.12.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]