03:00

ТОТАЛИТАРИЗМ – MON AMOUR ll

ТОТАЛИТАРИЗМ – MON AMOUR (4): ВЫБИРАТЬ ПРИДЕТСЯ ТОЛЬКО МЕЖДУ РАЗНЫМИ ЕГО ВАРИАНТАМИ

Глобальный кризис неминуемо породит тоталитарные режимы – ибо только им под силу обеспечить неоиндустриализацию и инновационное развитие


Год от года все очевиднее: прежняя либерально-монетарно-капиталистическая модель развития накрылась медным тазом по всему миру. Она так и не породила «экономики знаний». И теперь тот, кто первым создаст высокотехнологичный тоталитаризм, станет глобальным гегемоном. Он первым перейдет в следующую эпоху, получив власть над миром.
Тому есть несколько причин. Продолжим наши выкладки.


Реальность такова, что в будущем придется выбирать между разными вариантами тоталитаризма.

ДАВИТЬ ЭТО РУССКОЕ (СОВКОВОЕ) БЫДЛО!
Март, 1990 г.
«К числу ближайших социальных последствий ускоренной рыночной реформы относятся:
- общее снижение уровня жизни;
- рост дифференциации цен и доходов населения;
- возникновение массовой безработицы.

Неравномерное накопление денежных накоплений по регионам и национальностям в результате приватизации может спровоцировать серьезные конфликты даже на национальной почве. Третье последствие реформы – появление массовой безработицы и высокая вероятность экономических забастовок в базовых отраслях промышленности и политических забастовок в крупных городах. Основными лозунгами этих забастовок будет недопущение роста цен, поддержание высокого уровня занятости, повышение заработной платы в соответствие с ростом цен и недопущение высокой дифференциации доходов.
В этих условиях правительству очень важно принять правильный тон по отношению к обществу: с одной стороны – готовность к диалогу, с другой стороны – никаких извинений и колебаний. Следует предусмотреть ужесточение мер по отношению к тем силам, которые покушаются на основной костяк мероприятий реформы, например, роспуск официальных профсоюзов в случае их выступления против правительственных мер, а также создание параллельных союзов.
Очень важно дифференцировать меры в отношении рабочего движения: например, закрывать одну шахту из трех, сохраняя на остальных нормальные условия оплаты. Еще более предпочтительны меры, которые не ведут к полному закрытию предприятия, а к частичному сокращению численности на нескольких предприятиях.
Совершенно необходимы меры прямого подавления по отношению к представителям, реально не пользующимся поддержкой населения. С другой стороны, необходимо сохранять политические отдушины – плюрализм и гласность во всем, что не касается политической реформы.
Население должно четко усвоить, что правительство не гарантирует место работы и уровень жизни, а гарантирует только саму жизнь.
Сопротивление реформе широких масс связано с необходимостью осуществления в ее ходе жестких и непопулярных мер и неизбежных издержек, к которым следует отнести не только снижение уровня жизни, но и резкий рост, а главное – легализацию социально-экономической дифференциации, гигантские масштабы легальной спекуляции, а также связанное с ней «неправедное обогащение» отдельных лиц и социальных слоев, отмывание денег теневой экономики, вызывающее поведение нуворишей и пр.
Вряд ли можно надеяться на поддержку местных органов власти, сформировавшихся в результате выборов. Во-первых, в большинстве регионов новые советы в значительной мере сформированы из местной номенклатуры. Во-вторых, местные советы с преобладанием демократов настроены в высшей степени популистски: обещания, данные избирателям в ходе предвыборной кампании, отнюдь не настраивают депутатов на поддержку жестких непопулярных реформенных мероприятий.
На время проведения реформы (или по крайне мере ее решающих этапов) потребуется чрезвычайное антизабастовочное законодательство.
Следует учитывать, что нынешние масштабы демократического движения существенно превшают уровень распространения демократических представлений и ценностей в массовом сознании, в том числе и о демократических началах функционирования экономики.
Наиболее болезненной проблемой для демократов и одной из главных линий раскола станет необходимость своего отношения к неизбежным в ходе реформы антидемократическим мерам правительства (запреты на забастовки, контроль над информацией и пр.)
Следует ожидать ускоренной институционализации неолиберальной экономико-политической идеологии, политической основой которой станет часть нынешних демократических сил, наиболее твердо стоящая на позициях экономического реформирования. Данное течение будет поддерживать реформу в случае ее комплексного и последовательного характера, невзирая на непопулярные меры. В это же время узость социальной базы этого движения ставит под вопрос масштабы его возможного влияния на общественное мнение и, резко поляризуя политический спектр по социально-экономическому признаку, может стать источником дополнительной социальной напряженности в обществе.
Борьба вокруг реформы резко ускорит процесс институционализации политических течений в стране и организации соответствующей партийной печати, в которой правительственная политика будет подвергаться разнообразной и беспощадной критике, подрывая легитимность реформы. В этот хор вольются голоса местных печатных органов, контролируемых консервативными региональными властями или популистски настроенными советами.
Из сказанного следует как минимум два вывода. Во-первых, реформа или, по крайней мере, подготовка к ней общественного мнения должна быть начата как можно скорее – до формирования мощной оппозиционной прессы, то есть пока контроль за основной частью масс-медиа остается в руках правительства (не исключено, что с этой целью придется задержать принятие законов о печати и о политических партиях).
В-вторых, в самое ближайшее время идеологам реформы из состава политического руководства страны необходимо поставить под контроль все центральные средства массовой информации. Следует иметь в виду, что непосредственное цензурирование публикаций и передач о реформе невозможно и даст скорее отрицательный эффект, поэтому основным рычагом управления должна быть кадровая политика.
Фундаментальным является противоречие между целями реформы (построение демократического хозяйства и общества) и средствами ее осуществления, среди которых не последнее место займут меры антидемократического характера.
Проведение реформы неизбежно потребует поддержание сложного политического и идеологического баланса между преемственностью реформы в ряду демократических преобразований после апреля 1985 года и отказом от прежних «перестроечных» программ и обещаний. Если преемственность требуется для сохранения у власти высшего политического руководства, что, в свою очередь, необходимо для поддержания минимальной стабильности в стране, то без отказа от прежних лозунгов (разрыв преемственности) невозможно обеспечить необходимую для проведения реформы «свободу рук».
Не будет преувеличение сказать, что от степени успешности соединения этих противоположных начал зависит политическая судьба нынешнего руководства страны и самой реформы…»
Автор сей аналитической записки – Анатолий Борисович Чубайс. Она опубликована в журнале «Век ХХ и мир» - в № 6 за 1990 г. В журнале, созданном Отто Куусиненом и выступавшим как средоточие тех, кто кучковался вокруг Юрия Андропова.


ЛИБЕРОФАШИЗМ
Перед нами – предельно откровенный документ. По сути, план-конспект нашей истории с 1990 по 2010 годы. Первое звено – вот этот документ Чубайса. Последнее (на сегодня) звено – криминально-репрессивный режим «суверенно-управляемой демократии» Пу и Ме. Одно логически вырастает из другого. Из текста Чубайса (семени) не могло вырасти иного «дерева».
Между семенем и деревом – все промежуточные стадии. Развал страны, два государственных переворота 1991 и 1993 годов, горы убитых у Дома Советов, около десяти миллионов уничтоженных только в РФ за годы «реформы», страшная деградация общества, промышленности, науки. Миллионы беженцев. Вырезанные и униженные русские в нацреспубликах.
Перед нами – концепция своеобразного либерофашизма. Предельно циничного: разобщай, подавляй, обманывай. Все – во имя власти и обогащения мародерского меньшинства. Какая, к черту, демократия? Здесь проповедуется, по сути, диктатура. Этакий монетарно-либерастический тоталитаризм. И какая может быть демократия в обществе, где вся собственность – у верхушки в несколько процентов населения, а остальные жители РФ – нищие? При такой базе Эрэфия обречена быть тоталитаризмом – тоталитаризмом деградации, олигархической страной, где власть сырьевых мерзавцев подавляет остальное население.
Самое примечательное, что приверженцы такого … хм … «либерпанка» в нынешней РФ – и при власти, и при деньгах. Про Чубайса говорить не надо: все и так знают. Олигархи – на месте. Да и советники у нынешнего президента РФ – из той же макитры. Взять того же Евгения Шлемовича Гонтмахера, что сегодня – в ИНСОРе. Приведем отрывки из его писаний 2002 г. (отрывокиз нашей с Юрием Крупновым книги «Гнев орка»).
«…Что с высокой долей вероятности произойдет уже через несколько лет? Ведь для обеспечения долгосрочного экономического роста потребуются трудовые ресурсы с вполне определенными качествами.
Во-первых, их должно быть достаточно. Но демографические прогнозы говорят о том, что после кратковременного увеличения числа людей, входящих в трудоспособный возраст (эхо всплеска рождаемости - 1946-1950 годы), наступает очень глубокий спад, во-вторых, усугубляется перечисленными выше тенденциями в качестве «человеческого фактора».
Конечно, теоретически рассуждая, можно ответить на этот вызов кардинальным повышением производительности труда. Но и здесь чудес, скорее всего, не случится. Скорость нарастания кризиса «человеческого фактора» значительно быстрее скорости обновления основных фондов нашей экономики.
Но даже если инвестиции польются рекой уже завтра, то сразу же обнаружится, что на многие рабочие места не найти людей нужного образования (особенно профессионально-технического и управленческого) и состояния здоровья.
Кроме того, настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО, сделает безработными, по моим оценкам, не менее 10-12 миллионов человек, занятых сейчас на нежизнеспособных и неконкурентоспособных предприятиях. Это абсолютно неизбежное и необходимое действие потребует от государства выделения значительных средств на адаптацию такой человеческой массы к новым реалиям. Это станет дополнительным фактором, препятствующим быстрому росту общественной производительности труда.
Нужно отдавать себе отчет в том, что к концу первого десятилетия XXI века именно состояние «человеческого капитала» станет основным фактором, который определит, выживет ли Россия как государственное образование и останутся ли шансы сохраниться - в физическом понимании этого понятия - у российской нации?..»

Давайте еще раз вчитаемся и вдумаемся в то, что Е. Гонтмахер провозглашает в программной статье.
«Кардинальное повышение производительности труда» и резкое увеличение «скорости обновления основных фондов нашей экономики» - невозможны. К тому же этому будет «препятствовать» «настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО».
То, что я и пока еще немало людей в России явно принадлежат к «человеческой массе» с «низким (по великолепному выражению Е. Гонтмахера) качеством» - это факт. В самом деле, как еще можно относиться к людям, которые по инерции своего старого мышления продолжают думать, к примеру, что структурная перестройка экономики должна в итоге вести к «кардинальному повышению производительности труда» и резкому увеличению «скорости обновления основных фондов нашей экономики»?
Поэтому, по мысли Е. Гонтмахера, чиновника, который де-юре и де-факто определяет социальную политику России, получается, что, во-первых, незачем инвестировать в повышение производительности труда и обновление основных фондов, т. е. в науку, образование и промышленность, которые и определяют производительность и фонды, и, во-вторых, в целях «обеспечения долгосрочного экономического роста», для чего потребуются «трудовые ресурсы с вполне определенными качествами», необходимо переформовать «человеческую массу» под такой зоологический вид, который одним своим естественным существованием будет способствовать экономическому росту.
А в-третьих, нужно где-то брать эти самые доброкачественные человеческие ресурсы (в самом деле, не может же «элита» существовать без качественных рабочих скотов?), привлекать их со стороны, как из СНГ, так и из дальнего зарубежья: «И нам стоит рассмотреть вопрос о привлечении в Россию на постоянное место жительства и нерусскоязычных. Так формировалось население США, Канады, Австралии, ряда стран Западной Европы. Речь не только о бывших республиках СССР. Нужно думать и о квотированном привлечении людей из таких регионов дальнего зарубежья, как Средний и Дальний Восток, Юго-Восточная Азия, с одновременным ужесточением политики в отношении нелегальных мигрантов».
Итак, в чем состоит логика господина Гонтмахера.
Данный человеческий материал (русские) для «настоящей структурной перестройки экономики» и устойчивого экономического роста не подходит. Ergo, необходимо заменить данный материал естественным образом убыли и прибыли (смертями и рождениями), искусственным образом стимулирования иммиграции, а также организационными мероприятиями типа вступления в ВТО.
Quod erat demonstrandum - что и требовалось доказать…
Так что либерофашизм – штука реальная. И не надо говорить, что в РФ все прошло и проходит мягко, что, в отличие от Чили и Аргентины, монетарно-либератические «реформы» обошлись без массовых пыток и казней на стадионах, без похищений и убийств десятков тысяч оппозиционеров, без сбрасывания людей с вертолетов в море. Все дело в нынешней пассивности русских. Если бы они сопротивлялись активно, были бы и криптии – тайные убийства самых неуемных, и карательные экспедиции, и концлагеря. Когда русские попробовали сопротивляться архитекторам «реформы» в 1993-м, то на короткое время появились и расстрелы, и пытки, и тысячи тайно захороненных, и цензура. Теперь все сводится к ОМОНу, басманному правосудию, информационному диктату и разгону маршей несогласных. Однако неоспоримо то, что нынешний режим есть прямое порождение ельцинщины, продолжение логики меморандума Чубайса 1990 года.
Будущее рыночной экономики и либерастии в условиях нынешнего Глобокризиса однозначно ведет к деградационному, либерально-монетарному тоталитаризму. Историк Андрей Фурсов четко показывает: эволюция современного капитализма движется к его переходу в стадию нового кастово-рабовладельческого, тоталитарного общества. Только на Западе будет высокотехнологичный его вариант, а здесь – сырьевой.
Выбирать, таким образом, придется не между либеральной демократией и тоталитаризмом, а между двумя видами тоталитаризма. Между тоталитаризмом деградации и застоя, между властью Денежных мешков – и между Диктатурой развития, социальной, национальной и инновационной. Такова суровая правда жизни.

НЕИЗБЕЖНОСТЬ
Даже если в РФ удастся взять верх силам творчества и развития, если они и смогут саоопределиться и вылиться в мощное общественно-политическое движение (о чем мечтает Анатолий Баранов), один черт новой власти придется быть тоталитарной.
Почему? Придется давить сопротивление и саботаж старой «элиты», поднявшейся на деградации и грабеже с 1990 года. Придется устранять эту «элиту» и отбирать у нее богатства, чтобы инвестировать их в самые нужные русским проекты развития.
Придется держать в узде и массу быдла: нищего, не относящегося к нынешней «элите», но опустившейся до положения скотов. Не забудем о легионах «электората»: ничего не умеющих, уже необразованных и некомпетентных, но желающих только потреблять. Нужно снова заставить эту массу учиться, приобретать полезные профессии, отбирать у нее желтую прессу и дебило-ТВ, водку и наркотики. Сотни тысяч криминальным «ментов» придется перековывать в людей, а неисправимых – просто уничтожать. Ибо иначе они составят костяк страшно жестокого гангстеризма. Давайте об этом не умалчивать стыдливо.
Только тоталитаризм в наших условиях может уничтожить нынешнее вопиющее социальное неравенство, перераспределив богатства и уничтожив порядок, где власть и основные богатства – у нескольких тысяч «верховной знати», а у остальных – дырка от бублика. Придется вводить жесточайшее ограничение на элитное потребление, восмтанавливая процесс накопления и инвестиций в основные фоны, в детей, в «мозги» нации. Такие вещи делаются только умной силой.
Вытаскивание страны из небытия потребует неизбежной стадии здорового, технократического, народного тоталитаризма. Ставку придется делать на 10-15 миллионов «живых» - еще умных, творческих, желающих работать Людей. Как и во времена Сталина. Только такой тоталитаризм сможет создать условия для торжества в будущем демократии нового типа: нейросоца.
Давайте будем честными сами с собою. Иначе придет совсем иной тоталитаризм – смотри начало статьи.

Максим КАЛАШНИКОВ


Просмотров: 1810
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 14.12.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]