03:00

ТОТАЛИТАРИЗМ – MON AMOUR

Глобальный кризис неминуемо породит тоталитарные режимы – ибо только им под силу обеспечить неоиндустриализацию и инновационное развитие:


Год от года все очевиднее: прежняя либерально-монетарно-капиталистическая модель развития накрылась медным тазом по всему миру. Она так и не породила «экономики знаний». И теперь тот, кто первым создаст высокотехнологичный тоталитаризм, станет глобальным гегемоном. Он первым перейдет в следующую эпоху, получив власть над миром.
Тому есть несколько причин. Начнем наши выкладки.

НАСТОЯЩАЯ ИННОВАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА – ВСЕГДА ЧАСТИЧНО ТОТАЛИТАРНА
Первотолчком к серии этих записок стала книга Сергея Переслегина «Новые карты будущего». Особенно на фоне технологического застоя не только в РФ, но и на Западе.
Переслегин убедительно показывает: рыночные требования не инициируют создание новых технологий. И чем более монополизирован рынок – тем очевиднее сия закономерность. Рыночные требования, конечно, направляют развитие техносферы в прагматическом направлении. Например, в сторону улучшения технических характеристик, улучшения показателя «цена/качество». Дизайн вещей становится все более «гламурным» - например, флеш-память со стразами, мобильные телефоны с бриллиантами. Растет разнообразие моделей. Добавляются даже дополнительные функции. Но они не связаны с основным процессом, реализуемым технической системой. Принципиально нового ничего не создается. Примеры? Сотовые телефоны и автомобили. Рынок часто сворачивает на создание товаров для удовлетоворения ложных, внушенных потребностей.
Итак, рынок не спас человечество от технологического застоя. В то время, когда выход из глобального кризиса требует именно революционных изменений в технологиях, прорывных и революционных инноваций. Поэтому необходимо создание не рыночной, а инновационной экономики. Переслегин пишет:

«Инновационная экономика всегда имеет коэффициент полезного действия ниже единицы, так как в обязательном порядке содержит процесс внутреннего обращения инноваций. В связи с этим бессмыслен излюбленный госчиновниками и олигархами вопрос: «А почему я должен за «это» платить?» Покупая бензин для машины, мы оплачиваем не только ту его часть, которая производит полезную для нас работу (вращает колеса), но и ту, что идет на нагрев окружающей среды. Природа устроена так, что КПД любого двигателя, даже идеального, в котором нет ни трения, ни паразитной теплопередачи, ни выхлопа, меньше единицы. Общество устроено так, что за быстрое экономическое развитие приходится переплачивать, финансируя не только то, что нужно «здесь и сейчас», но и что, возможно, нигде и никогда не понадобится. Кстати, в этой логике сосредоточение исследований на нескольких мэйнстримных направлениях – сродни попыткам создать вечный двигатель второго рода. (Чем занимается россиянское руководство – прим. М.К.)
Более существенным является то обстоятельство, что инновационная экономика носит(по крайней мере, вблизи фазового барьера) необходимо государственный характер.
Дело в том, что бизнес, во-первых, не может поддерживать инновации нерыночного типа – по определению. (Примеры нерыночных инноваций в истории – гуманитарные технологии (принцип майората), идеи (полет на аппарате тяжелее воздуха, вакцинация), социальные практики (шариат, местное самоуправление), новые цивилизационные принципы – прим. ред.)
Во-вторых, даже с инновациями рыночного типа дело обстоит очень сложно: между фактом создания инновации и фактом ее рыночной оплаты может пройти очень много времени. (Примеры – космонавтика, комьютеры, где до рыночных продуктов пришлось идти по 30-40 лет – прим. ред.) Иными словами, рынок платит «не тогда» и, как правило, «не тем». Что это несправедливо – полбеды, беда заключается в том, что разрывается индустриальная цепочка деятельностей: обращение инноваций теряет связь с обращением финансов, то есть с утилизацией и оплатой инноваций. Пока этот разрыв сохраняется, ни о каком расширенном воспроизводстве не может быть и речи. Государство является единственным экономическим игроком, способным замкнуть инновационный цикл, взяв на себя его издержки и настоящем во имя прибыли в (далеком) будущем…»
Таким образом, читатель, инновации, позволяющие нам прорваться в следующую эпоху и уйти от смерти в жестоком кризисе, БУДУТ ФИНАНСИРОВАТЬСЯ НЕ ЧАСТНЫМ БИЗНЕСОМ, А ГОСУДАРСТВОМ.
Так было всегда. Только государство могло профинансировать атомный и космический проекты, породившие затем тысячи новейших технологий, подхваченных частным бизнесом. Причем финансирование осуществлялось вполне тоталитарно-плановым порядком. Так будет и сейчас: та страна, что первой вырвется из тисков системного кризиса капитализма, неизбежно применит все тот же государственно-плановый порядок построения инновационной «экономики знаний». Сам Переслегин говорит о том, что сегодняшние динамично развивающиеся системы, хотя и включают в себя частный бизнес, носят государственный характер. Пример – Южная Корея.

ЖЕЛЕЗНАЯ, НО УМНАЯ ВЛАСТЬ
В нынешних условиях такое инновационное государство может быть только тоталитарным. Лишь тоталитаризм – умный, во всеоружии новейших управленческих и прочих технологий – способен силой заставить скурвившиеся, погрязшие в гедонизме и сверхпотреблении «элиты» (что на Западе, что у нас) тратить огромные деньги не на яхты с замками, а на новые разработки. Насильственное ограничение потребления элит (сами они на это не пойдут) становится фактором и выживания нации, и ее инновационного развития, и восстановления для этого здорового, связного общества.
В ряде случаев только тоталитаризм способен обеспечить переток богатств в науку и технику из сырьевого и финансового секторов.
Только тоталитаризм в силах остановить оскотинивание общества, спасти систему образования и подготовки кадров, прижать СМИ, давно превратившиеся в СМД – средства массовой дебилизации. То есть, рыночное либерально-монетаристское общество сегодня способно только к саморазрушению и уничтожению основы основ инноваций – человеческого капитала.
Только тоталитаризм в силах заставить общество осуществить прорыв на перспективных направлениях. Именно СССР 1950-х – при всех недостатках его экономики – смог, наплевав на соображения прибыли, сконцетрировать силы в космическом проекте и тем заставил Запад догонять нас, вводя у себя тоталитарно-плановые механизмы. Те же космические программы и орган прямого венчурного государственного финансирования – Департамент передовых разработок (ДАРПА) Пентагона.
Видимо, победоносное тоталитарное государство будущего будет походить на Третий рейх: многоукладностью. Смешением планово-государственных и частных предприятий.

СИЛОВОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА
Сергей Переслегин считает, что в современном мире нарушен баланс между физическими (ускоряющими) и управляющими технологиями. Нарастание разрыва грозит первичным упрощением с разрушением индустриальной фазы развития и с наступлением новых Темных веков.
По мнению Максима Калашникова, только новый тоталитаризм может преодолеть этот разрыв, созданный безудержным капитализмом и глобализацией.
С.Переслегин: неконтролируемое развитие ограниченного числа мейнстримных технологий способствует нарастанию опасного технологического дисбаланса.
М.Калашников: только тоталитаризм в силах вести развитие по достаточно широкому фронту научно-технологических направлений, взнуздывая для этого «элиту» и перераспределяя ресурсы общества.
С.Переслегин предлагает выход: создание инновационной системы, способной к массовому производству разных инноваций, и инновационной экономики, использующей инновации в качестве своеобразного топлива.

«Такая экономика с необходимостью будет носить государственный характер, функционировать над рынком (хотя некоторая часть инноваций и инновационных технологий будет обращаться на рынке), потреблять часть совокупного общественного ресурса и способствовать дестабилизации общества.
Эти жертвы оправдываются быстрым экономическим развитием (быстрее экспоненты с показателем, равным ставке рефинансирования), возможностью «сшить» между собой ускоряющие и управляющие технологические пространства, произвести критические технологии фазового когнитивного перехода и в конечном счете избежать глобальной цивилизационной катастрофы…»

ПРЕОДОЛЕТЬ КРИЗИС НАУКИ!
Основа инновационного развития – наука. Только тоталитаризм сможет преодолеть кризис современной науки. Она скурвилась. Нынешниенаучные гранды по большей счастью не ищут новых смыслов и знаний, а заняты сохранением своей монополии, привилегий, а также удушением возможных конкурентов. Вместо того, чтобы смело искать новое и прорывное, официальная наука решила бороться со «лженаукой». Показательна в этом смысле судьба РАН: стать самой инновационным центром, проверять экспериментально (а не бумажно-теоретически) новые гипотезы – ни в какую. А вот научную инквизицию создать – за ради бога.
«Но если современная наука не производит смыслы/инновации/технологии, откуда же они тогда берутся? Ответ может показаться парадоксальным: функции креативного генератора взяла на себя лженаука.
Напомню, что основными признаками лженаучной публикации являются: (1) отсутствие ссылок на работы предшественников или необязательность таких ссылок, (2) стремление автора решать глобальные проблемы, научные или общественные, (3) склонность к необоснованной генерализации, (4) склонность к сенсационности, (5) отступление от общепринятого стиля научных публикаций, (6) игнорирование фактов, не укладывающихся в рабочую гипотезу автора. Давно подмечено, что публикации А.Эйнштейна по специальной теории относительности и работы Д.Менделеева по Периодическому закону отвечают всем критериям лженауки. Что касается А.Вегенера, автора концепции дрейфа материков, то он был прямо обвинен в шарлатанстве и незнании основ геологии…
«Лжеученые», берущие на себя ответственность не заниматься исследовательской работой, а делать открытия, встречаются среди ТРИЗовцев, методологов, экзистенциальных психологов, диалектиков, программистов, бизнесменов … даже в среде ученых нет-нет, да и появится индивидуум, который набрасывается на тихую, не приносящую никому вреда проблему и рубит ее под корень. Другой вопрос, что вся эта деятельность существует как бы вне канонического пространства науки, практически не оплачивается и очень плохо утилизируется.
Я бы сказал, что задачей государства является создание институтов, способных доводить до технологического уровня научные результаты, полученные вне официальной научной среды… Поэтому «задачей момента» является интенсификация лженауки, ее индустриализация.
Бессмысленно искать результаты там, где их ищут все. Еще более бессмысленно их там, где их нет и быть не может…»
Так считает Сергей Борисович. А я добавлю: только тоталитаризм, не уничтожая официальную науку, но ища здравые зерна в «лженауке», можнт заставить официальных ученых вновь заняться познанием мира, а не сохранением своих постов и привилегий. И только так мы сможем найти прорывные технологии! Подобным образом действовали Гиммлер и Берия – так же придется действовать и тому, кто будет выходить из глобального Смутокризиса.

ТОТАЛИТАРНЫЙ МАРШ В БУДУЩЕЕ
Лишь тоталитаризм может сломать сопротивление старых, реакционных классов и социальных групп на пути развития экономики знаний. Только он может смести с пути кланово-корпоративный эгоизм.
Дело не только в том, что тоталитарное государство способно утилизировать ненужные классы, отобрав у них богатства и вернув уведенное за этими классами рубеж (тоже награбленное) богатство. Нет, речсь о большем – о принудительном применении инноваций там, где это критически важно. Если «вечные» трубы не кладутся в городе лишь потому, что этого не хочет чиновник, привыкший «пилить» на ежегодном рмонте труб старого образца – уничтожить чиновника! И поставить на его место делократа-менеджера инноваций. И заменить бюрократическое управление городом на самоуправление граждан, тоталитарным образом защитив такое самоуправление от попыток старой бюрократии ее уничтожить.
Только тоталитаризм сможет создать новые рабочие места для тех, чьи предприятия закрылись потому, что оказались устаревшими и ненужными из-за применения прорывных инноваций. Только тоталитаризм способен этих людей переучить и обустроить. В рамках многоукладной (подчеркиваю это особо, а не моноукладной!) экономики, где есть и плановый сектор, и рыночный.
Да здравствует грядущий – неортодоксальный, инновационный и модернизационный – тоталитаризм! Тоталитаризм, одновременно национальный, социальный и смело-технократический!


Год от года все очевиднее: прежняя либерально-монетарно-капиталистическая модель развития накрылась медным тазом по всему миру. Она так и не породила «экономики знаний». И теперь тот, кто первым создаст высокотехнологичный тоталитаризм, станет глобальным гегемоном. Он первым перейдет в следующую эпоху, получив власть над миром.
Тому есть несколько причин. Продолжим наши выкладки.

РАСТАПТЫВАЯ ЛИБЕРАЛЬНЫЕ МИФЫ
Становление прорывного высокотехнологично-инновационного бизнеса возможно только с помощью государства. А новые, успешные корпорации можно выстраивать лишь вокруг продуктов, которых нет еще нигде во всем мире. Вокруг прорывных инноваций и людей-гениев, их порождающих. В свое время Максим Калашников назвал такие объединения вокруг гениев и «того-чего-еще-нет-во-всем-мире» не кластерами, а бластерами. Никакой «рынок» этого не сделает: только государство.
Как оказалось, так думаю не только я. Так думают не только эксперты-теоретики. Оказывается, самые умные и успешные практики в РФ держатся той же нелиберальной точки зрения.
В журнале «Эксперт» (№ 45, 2009 г.) Александр Механик опубликовал материал – «Это будут русские глаза»: беседу с гендиректором успешного зеленоградского НПЦ ЭЛВИС Ярославом Петричковичем. И этот русско-советский электронщик, успешно добывающий заграничные контракты, прямо говорит: крупные высокотехнологичные компании создаются с помощью государства, среда малого инновационного бизнеса обволакивает их потом.
Поясним: Петричкович – выходец из хитрого советского НПО ЭЛАС. Его создали не для того, чтобы копировать микросхемы, что КГБ крало на Западе в рамках промшпионажа, а для самостоятельного создания новейших чипов, с помощью которых можно делать нормальные бортовые системы космических аппаратов. ЭЛАСу удалось сократить отставание от «Интела» всего на пару лет.
С развалом СССР из ЭЛАС выделился НПУ ЭЛВИС (государственное унитарное предприятие), ставшее одним из крупнейших центров РФ по проектированию микросхем, причем в самом сложном сегменте – систем на кристалле. Они сейчас успешно применяются в «умных» видеокамерах для семантического сжатия информации.

«Мир как устроен? Если вы создали новый продукт и успели эту нишу занять, удержаться там и расшириться, то другие компании вынуждены смириться. Что-то переделить очень трудно. На это мы и рассчитываем, стремясь занять нишу «умных» камер. Ведь это продукт для мирового рынка и одна из немногих, к сожалению, возможностей для российских компаний создать что-то для всего мира в области электроники и информационных технологий…» - говорит Я.Петричкович.

Его компания – потенциальная точка роста. В ней работают и системщики, и специалисты по элементной базе. Здесь знают и то, как устроены микросхемы, и то, как они будут работать в системе. К сожалению, сегодня приходится заказывать чипы за рубежом, однако – по собственным «чертежам». Но если в РФ появится своя современная фабрика чипов – то смогут делать заказы в стране. ЭЛВИС смог выжить благодаря военным заказам: военные заинтересовались возможностями многоядерных гетерогенных систем на кристалле (об этом, кстати, написано в «Коде Путина»). Именно военные заказы после 1991 г. спасли обломки советской микроэлектроники. Именно благодаря этому появились микросхемы «Мультикор», на основе которых сейчас делаются новые виды вооружений. Благодаря военным ЭЛВИС смог выжить – и выйти со своими проектами на западный рынок (системы распознавания ситуаций по видеоинформации). Словом, к словам директора такого предприятия стоит прислушаться.
Так вот: Я.Петричкович считает, что расейская «элита», заговорив об инновационном развитии страны, оказалпась в плену дурацких и опасных мифов.
Миф 1. Деньги решают все, мы можем купить интеллект.

«А он теперь не продается. Никакой добрый дядя никогда не отдаст в Россию инновации! Это один из мифов нашего государственного инноваторства. Инновации – это будущий хлеб детей во всех технологически развитых странах. Живут они с этого! Инновации не продаются по той причине, что они и есть деньги, более надежные, чем любые национальные валюты. Именно «Интел», «Майкрософт», «Гугл» штампуют деньги. Они весь мир держат на коротком поводке своих технологий. Более того, они всегда могут скупить наши инновационные ростки практически на любой стадии их развития…»

Миф 2. В любой момент можно создать новую технологию и выйти на мировой рынок.
Ерунда! Для этого, как говорит Петричкович, нужны годы. А если и создашь – то у тебя для выхода на рынок есть максимум год-полтора. Тут есть чему у Израиля поучиться. Они на государственном уровне создали систему отбора инноваций и построения инновационных компаний, причем поиск инноваций ведется по всему миру. Как правило, израильтяне доводят инновацию до предсерийной стадии – а дальше их скупают американские компании-гиганты.
По словам Я.Петричковича, невозможно конкурировать на рынках, которые уже состоялись и захвачены мощными корпорациями. Они уже не отдадут эти рынки незадачливым русским. Нельзя изучить микропроцессор «Интел» и попробовать сделать лучше: ибо «интелы» тоже не стоят на месте, а идут вперед, причем с инвестициями, сопоставимыми с российским бюджетом.

ДЕЛАТЬ ТОЛЬКО ТО, ЧЕГО ЕЩЕ НЕТ В МИРЕ!

«Конкурировать можно только на принципиально новых рынках.
Начинать надо, когда в интернете на эту тему не отзываются поисковики. Если уже отзываются продуктами или проектами, то можно забыть – мы слышим звук уже пролетевшей пули. Войти в мировое разделение труда с новым продуктом, который был бы глобальным ипозволял нам, как американцам, получать всю маржу – это очень серьезный случай. Их надо штучно отбирать!» - считает Ярослав Петричкевич. Снова намекая на то, что отбор должно вести государство.

Здесь он подтверждает давнюю идею книг Максима Калашникова: венчурером, что определяет прорывные русские инновации, должно выступить именно государство. Для этого ему и нужна НИС (Национальная инновационная система), а также Агентство передовых разработок – аналог ДАРПА в США. Причем отбираться должны самые «безумные» проекты, замахивающиеся на то, чего еще нет нигде в мире. Вокруг них и нужно выстраивать научно-промышленные проекты-бластеры.
И именно это – камень преткновения для расейской «элиты»! Она смертельно трусит быть первой. Впрочем, только ли элита? Инновационной трусостью отличается и электоральное быдло, «почтенная публика». Стоило мне написать о ядерных релятивистских технологиях (подкритичные реакторы с использованием ускорителей на обратной волне), как один «оппозиционер» обвинил нас в «торсионщине», ибо, понимаешь, он не нашел в «Гугле» упоминаний о подобных работах. Подобные ослы (еще раз вчитайтесь в слова Петричкевича) и губят все на корню.

БЕССИЛЬНАЯ «НЕВИДИМАЯ РУКА» РЫНКА

Миф 3, особенно опасный. Расейская «элита» верит в бредни о том, что мы можем добиться самозарождения инновационных компаний по методу Опарина. То есть – если, дескать, создать «питательный бульон» их неких законов, технопарков, особых экономических зон и «подогреть» его «молниями» чиновничьих указов и деньгами, тогда вдруг сама собоф в РФ зародится инновационная жизнь. Забурлит, понимаешь, малый бизнес, который начнет сам собой укрупняться – и вот уж на арену выйдут наши «самсунги» да «интелы». В чешуе, как жар, горя…
Чушь полная! Как доказывает Я.Петричкович, не получилось самозарождения жизни у Опарина – не получится самозарождения инновационного бизнеса и у бело-сине-красных бонз. Инфраструктурные вложения (те самые технопарки, законы и т.д.) необходимы, но крайне недостаточны! Деньги и офисы не ведут к появлению высокотехнологичного бизнеса.
За десять последних лет в Эрэфии создана масса контор и «технопарков», которые ничего не выдали. Практически не возникла ни одна серьезная компания, ни один серьезный бизнес. «Самозарождение», о котором маниакально твердят расейские политики и чиновники, не получается: его «продукты только засоряют пространство». Я.Петричкович говорит прямо:

«Создание и развитие крупных мировых компаний всегда происходило при участии государства. Если поскрести хорошенько любого лидера мировой высокотехнологичной индустрии, то обнаружится большое число государственных генов, а в корейских, китайских и даже израильских компаниях их просто очень много. Ключевые для технологически развитых стран компании являются национальным достоянием и оберегаются государством. Всей своей мощью, включая военную. Свободный рынок на уровне такой компании, как «Интел» - это еще одна из иллюзий.
Как создавался тот же «Самсунг»? Это десятилетия государственной поддержки. Когда случился кризис в мировой электронике 1995 г., корейское правительство вложило миллиарды долларов в его поддержку и спасло компанию. А как можно было в такой бедной и малограмотной стране, какой была Южная Корея, создать такую фирму без господдержки? Да никак! А теперь это один из центров мировой электроники.
И нам нужно создать хотя бы одну или две фирмы типа русского «Самсунга». Именно они будут выступать как технологические концентраторы, порождая и объединяя вокруг себя тот самый малый инновационный бизнес, о котором все здесь мечтают. Потому что в мире практически нет самостоятельного малого инновационного бизнеса. Это тоже миф. Все такие бизнесы вертятся вокруг больших компаний – «Интел», «Ай Би Эм», «Самсунг», «Филипс».
Весь венчурный бизнес направлен в основном на выгодную перепродажу малых компаний большим. Убери большие компании – и малый юизнес либо исчезнет, либо резко уменьшится и упростится. Я не говорю про пирожки, магазинчики. А инновационный сложный бизнес – он, как правило, завязан на большие бизнесы и большие компании. В России нет ни одной компании такого уровня, и по этой причине не замыкаются никакие концепции инновационного развития. Да, мы тут за свой счет можем разводить инновационные маленькие компании, но они либо гибнут, либо встраиваются в метаболизм больших зарубежных компаний…»

Миф 4. Заграница нас, мол, научит. Ни хрена!

«Технологии развития – еще более серьезные секреты, чем технологические ноу-хау. Ну кто заинтересован в нашем развитии? Все заинтересованы в нашей «стабильности», да и только. Поэтому нас учат, но не всему…»

ТРИУМФ ВОЛИ
Таким образом, без государства и его умной, волевой деятельности по созданию хай-тек-компаний мирового уровня (причем вокруг беспрецедентных продуктов) ни черта не получится. А будут успешные «прорывные» киты – будет жить и малый бизнес.
Я.Петричкович не говорит о том, кто первым начал поднимать страну по такой методе. Ну что ж, тогда скажу я. Нет, не Южная Корея была здесь пионером, не послевоенная Япония – а фашистская Италия времен Муссолини. Это Италия в конце 1920-х и в 1930-х стала инновационным центром тогдашнего мира. Помощь, вливаемая государством в крупные компании под конкурентоспособные проекты, затем перетекала в малый и средний бизнес.
Да и те примеры, что приводит Петричкович (КНР, Юго-Корея) – это страны весьма нелиберальные. Про Китай не говорю – и так все понятно. Южная Корея – это тридцать лет военной диктатуры, под которой выросли конкурентоспособные гиганты. И если Китай раздавил танками своих шумных демократов в 1989 на площади Тяньаньмынь, то южные корейцы подавили демократическое восстание в Кванджу в 1980-м. И не прогадали. Да и Израиль, если копнуть поглубже – государство национально-социалистическое. Основы американского технологического превосходства заклыдываются в тридцатые: при плохо замаскированном авторитарном режиме Ф.Д.Рузвельта. Да и самый быстрый период технологического развития в СССР – это при Сталине.
Рецепт прорыва (из кризисного сегодня – в следующую эру) ясен: тоталитаризм плюс высокий интеллект, технократичность, смелость в отборе прорывных направлений, активная государственная политика. И полное пренебрежение теми либерально-монетаристскими бреднями, коими на полном серьбезе руководствуются «вожди» бело-сине-красной Расеи.
Как считает Я.Петричкович, русские компании мирового уровня нужно создавать ориентированными на экспорт. Принцип ясен: добьешься успеха на мировом рынке – завоюешь и удержишь внутренний рынок. К созданной при президенте ДАМе Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики РФ нужно как минимум пристраивать рабочую группу по экспорту отечественных высокотехнологичных продуктов.
Так в идеале. Но вряд ли сегодняшняя власть, полная дура, на такое пойдет.
Нельзя, по мнению Петричковича, рассчитывать на то, что «инновационное зажигание» и появление компаний мирового уровня может возникнуть и в результате слияния в концерны и госкорпорации остатков советского ВПК. На это уйдут долгие годы.
Нельзя рассчитывать на покупку западных лицензий для организации в РФ производства товаров, приближенных к зарубежным (путь 1930-х годов, путь Сталина). Производство не может быть матрицей развития, производство ушло в Китай – там все делается и лучше, и дешевле. Остается одно: создание корпораций вокруг принципиально новых продуктов!

СТАВКА НА НЕВИДАННОЕ И НЕСЛЫХАННОЕ

«Осью для создания мировой компании может стать только принципиально новый продукт с мировым потреблением.
Если нет принципиально нового продукта, нет идеи завоевания мирового рынка, такая фирма не может стать новой матрицей. И наоборот: если такой продукт есть, тогда можно попытаться создать вокруг него свой российский «Самсунг». А ведь денег на это надо во много раз меньше, чем сейчас тратится на то, что у нас называется инновациями. И если мы создадим две или три подобные компании, то наше будущее обеспечено навсегда. Сразу произойдет удивительная вещь – начнется кристаллизация всей нашей экономики, университетского образования, малого бизнеса и даже академической науки вокруг таких компаний!» - считает Ярослав Петричкевич.

Рассчитывать тут на иностранные инвестиции нельзя. Например, у ЭЛВИС есть несколько проектов, под которые имеются зарубежные капиталовкладчики. Но они – разные, потому под них нужно делить компанию на части под каждый из проектов. И тогда компанию растащат, раскупят по частям, ее уже не соберешь. К тому же, как показывает эксперт-практик, команды, инвестируемые иностранцами, постепенно перебираются за рубеж. «При таком варианте развития событий наша идея русского «Самсунга» тихонько исчезнет в принципе, по крайней мере для нашей компании». Поэтому Петричкевич пытается разработать консолидированный проект – вместе с «Роснано».
Он же рассказывает о недавнем примере. Несколько лет назад ЭЛВИС представила на Международном инвестиционном форуме в Москве революционный чип – в котором заложены назные стандарты радиопередачи (программным путем). Если бы в РФ наладили бы производство тмких микросхем, то страна могла бы стать одним из игроков на мировом рынке связи. Иностранцы одобрили технологию, но издевательски заметили: в Эрэфии вы не найдете серьезных инвесторов для проектов такого масштаба. А за рубежом вам никто не даст развивать производство: потому что там не заинтересованы в создании нового «центра компетенции» в стратегической области. Так оно и случилось: в Эрэфии ни хрена с места не сдвинулось, а западники за пару лет создали свой вариант такой микросхемы. Теперь их в РФ поставляют.
А если бы в Москве все вовремя поняли и по-сталински (или на нынешний китайский лад) организовали бы компанию вокруг абсолютно нового (на тот момент) продукта, создали бы промкооперацию с теми же юго-корейцами – и имели б мы сейчас мировую монополию. А ЭЛВИС, получив огромную подпитку с мирового рынка, создала бы на сегодня еще парочку прорывных технологий. Но, как с горечью отмечает наш электронщик, расейские власти панически боятся риска. Они предпочтут угрохать миллиарды долларов на всякую чушь, но только не рисковать на технологическом фронте.

«Я был участником пленарной дискуссии на недавнем форуме Роснано. Американский профессор, тоже участник дискуссии, сказал интересные слова: мы, русские, просто панически боимся неудач, превращая их в национальную трагедию, а неудача – лишь путь к успеху. Они у себя в университете дали старт бизнесам на 120 миллиардов долларов, а еще больше потерпели неудач. Думаете, они плохо спят ночью? Да на их успехах стоит половина американской экономики. Может, и нам попробовать рискнуть?» - говорит русско-советский электронщик.


ТОТАЛИТАРИЗМ – ЛУЧШЕ, ЧЕМ ГЕНОЦИД И ОТСТАЛОСТЬ

Мнение успешного практика мне лично в тысяч крат дороже, чем разглагольствования «за инновации» всяких дворковичей, набиулиных, кудриных и т.д.
Перед нами – четкая философия. Спастись наша страна может только порывом на промышленно-технологическом фронте, а он возможен только при построении ГОСУДАРСТВОМ (на вполне планово-волевых началах) корпораций мирового уровня вокруг беспримерных проектов и продуктов, еще неизвестных в остальном мире. Это и есть – опережающее развитие, а не жалкая пародия на него в виде «пяти приоритетов» в ДАМ-послании 2009 г.
Увы, эта мысль чужда нынешней расейской «элите». Откроем материалы Никитского клуба ученых и предпринимателей, изучим круглый стол «Мировой кризис: есть ли шанс для оптимизма?» (27 января 2009 г.) Прочитаем выступление Виктора Мееровича Полтеровича, академика РАН, вице-ректора Российской экономической школы.
Он предлагает не дергаться, а заимствовать технологии у США. Мол, действует негласный договор: весь мир субсидирует Америку – а она одаривает его новыми технологиями. «Мне кажется, мы не должны брать на себя издержки по созданию новых технологических механизмов, потому что это дорого. В каком-то смысле надо сказать, что мы расплачиваемся за нашу попытку быть слишком передовыми…
Нам … не стоит брать на себя слишком большие расходы по созданию инноваций для всего мира. Мы можем развиваться, и эффективно развиваться дальше, заимствуя технологии, которые уже созданы на Западе…»
Видишь, читателям – таким существам хоть кол на голове теши. Они все время тянут нас на путь вечных отсталости и национальных поражений. Видимо, по мнению Виктора Мееровича, нам лучше нестит издержки на футбольные команды и яхты Абрамовича…
На том же круглом столе вещает глава экспертной группы Минфина РФ Евсей Томович Гурвич. Мол, надо закрывать тьму неконкурентоспособных предприятий – ибо они только поглощают энергию и ресурсы, ничего по сути не давая. О том, что будет при этом с миллионами русских с этих предприятий, и о том, что прежде нужно создать мощные корпорации мирового уровня – локомотивы русского развития – сей субъект помалкивает.
Такие «теоретики» тянут русских к отсталости, геноциду и развалу страны. Массовое закрытие предприятий (в моногородах – 16 млн. жителей) – это нищета и вымирание. Политика рабского заимствования технологий – гарантированное отставание, причем отсталая страна с отгромнымит природнымит ресурсами – гарантированная жертва передела мира в течение нынешнего Глобокризиса.
Нет уж, чем такой «либерастизм» - лучше русский технократический тоталитаризм.
Только он в силах железной рукой отобрать богатства у паразитов и перенаправить их в создание новых отечественных корпораций на прорывных технологиях. Корпораций, где ради высшей эффективности будет применен принцип участия работников в управлении («Компас» Водянова). При этом избежав разворовывания денег. Новая опричнина – вот чито нам нужно.
Тоталитарный строй – пусть и на время выхода из тяжелейшего кризиса – должны будут породить и те, кто, возможно, сбросит режим путинизма-медведизма. Ибо иного выхода просто не будет. Никогда еще из системного кризиса не удавалось выходить без режима мобилизации, причем всего общества.
Расеянский чекизм – вовсе не тоталитаризм. Это – криминально-дисперсная система, гангстеризм без развития. Любой, кто изучит предвоенные достижения Муссолини, Гитлера, Сталина и Рузвельта, с презрением отвернется от пресловутой «вертикали власти». Слишком резок контраст между достижениями великих тоталитариев и расейским убожеством.
Лишь новый тоталитаризм сможет построить прорывные корпорации вокруг уникальных продуктов – здесь я согласен с электронщиком. Логика проста: делая это, ты поддерживаешь и подпитываешь гениев, создавших уникальные технологии и продукты. Тем самым даешь им возможность создать новые прорывы и подготовить достойных учеников. Это – путь к возвышению творцов, истинно высшей расы людей.
Много лет Максим Калашников в своих книгах пытается – с той или иной мерой успеха – найти те самые техно-чудеса, вокруг которых можно выстроить русские компании мирового уровня. И сейчас думаю, что такие компании-дивизии прорыва России в следующую эру можно строить, например, вокруг ядерно-релятивистских технологий коллектива И.Острецова, ториевой энергетики Л. Максимова, вокруг гипотетической компании «Экранофлот», вокруг проектов создания летательных аппаратов гибридного типа, вокруг группы А.Нариньяни (компьютер пятого поколения), вокруг нейроквада И.Бощенко. Здесь могут быть новые лекарства академика В.Черешнева, технологии из копилки Н.Шама, двигатели Курочкина и Пушкина, водородный проект В.Ларина. В общем, здесь есть из чего собирать новую экономику.
Но я бы добавил: можно дополнить строительство прорывных корпораций и суперпроектами – сгустками смелых технологических прорывов. Например, программой строительства футурополисов (новая модель урбанизации), строительством новых транспортных коридоров, новым станкостроением и электроникой, новыми космическими проектами. Впрочем, чего пересказывать все книги? Самое главное – проект создания расы гениев-сверхлюдей. Это – ключ ко всем успехам.
Будь Максим Калашников во главе РФ, стратегия была бы такой: по максимуму – развивать импортозпамещающие производства. Дать работу и жизнь миллионам обреченных в моногородах, превратив их в агробиополисы по профессору Р.Василову (и по проектам «Зеленого мира»). Но это – только стабилизация положения. В прорыв же мы пойдем, создав корпорации-бластеры вокруг прорывных продуктов и проектов. С завоеванием мирового рынка.
Такова возможная программа нового тоталитаризма. Уверен, что народ поддержал бы такой строй, ибо перед нами – истинно народный тоталитаризм.
Уверен, что тоталитарные государства такого типа намного быстрее преодолеют Глобокризис. Они уподобятся мускулистым и стремительным акулам среди тучи малоподвижных, мягкотелых медуз «демократического» типа.


О ЧЕСТНОМ ЗАРАБОТКЕ
…В начале 1950-х


Просмотров: 1877
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 29.11.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]