03:00

О ТОЛЕРАСТИИ

Толерастия,
или лицо либерального фашизма в Северной столице

Вот сколько раз зарекался не писать на злобу дня. Неблагодарное это дело - воевать с днем сегодняшним… Только написал, глядишь – уже в корзине. Силы, опять, не богатырские. А вражина – тысячеголовый дракон, пышущий жаром. Да видит Бог, что без борьбы не могу. Война то продолжается, ибо уснувший разум многих сегодняшних «интеллигентов» на окладе грозит разрушить волной глупости то завтра, в котором нам, гражданам ныне униженной и опозоренной страны, растить детей, нянчить внуков, радоваться правнукам.

1. И снова «Петербургский дневник»

Вновь недоумение, граничащее с офигеванием, вызвал у меня так «любимый» «Петербургский дневник» – бесплатное еженедельное издание правительства Санкт-Петербурга.
Взял в руки я эту газету второй раз в жизни, да и то потому, что ее мне сунула бабушка в переднике в переходе метро. Взял с некоторым трепетом, ибо после первого раза, в ответ на трехсоттысячное (тираж этой «бесплатной» газеты) усиление мнения некоего Егора Терпсихорова, призвавшего в очередной раз плюнуть на могилу Сталина и протереть сухой бархоткой бронзовый постамент гитлеровского союзника К-Г. Маннергейма, установленного в Петербурге, разразился я злобной статьей. Не удержался, так сказать. Не только разразился – отправил ее главному редактору «Петербургского дневника» Владимиру Малышеву, логично апеллируя к тому, что «коль свобода слова – извольте держать удар!» Газета-то «бесплатная», то бишь - издается и на мои налоги! К тому же – свобода слова, паньмаишь… Издайте, уж пожалуйста, не обижайте!
Статью, естественно, не опубликовали (было бы нелепо!) Но интересна реакция главного редактора на мое к нему обращение. Отвечал ли он сам, либо за него (что скорее всего) отписали мне его помощники (ницы), но только не привести первые строчки его ответа я просто не могу. Потому что чуть не помер от смеха. Цитирую:

«Уважаемый Виталий Рудольфович, спасибо Вам за внимание к нашей газете и присланную статью. Спасибо потому, что сейчас мы можем свободно обмениваться разными точками зрения. Можем спорить, а не наклеивать ярлыки. А во времена товарища Сталина одного из нас непременно бы за другую точку зрения расстреляли!»
Ну и дальше – понесло муды по глубокой воды! В таком же ключе.

Вот так. Это такие главные редакторы органа Правительства Санкт-Петербурга! Вашего органа, уважаемая Валентина Ивановна! Все. Точка. Это – уже не ярлык, не штамп. Это – тавро, которое выжжено в мозгах главного редактора газеты с тиражом 300000 экземпляров! И подобное тавро выжигают сегодня, наверное, в мозгах студентов всех журфаков страны.
К тому же - так, для общего развития: абсолютная свобода – миф! Моя свобода, например, ограничивается почтовым ящиком моих друзей и знакомых, а свобода редакции «ПД» - газетой тиражом аж в 300000 экземпляров и мнением ее хозяев и спонсоров.
Чудны дела твои, Господи!

2. Нет повода не выпить!

Ну да ладно. Расстреляли бы меня при Сталине, да может, оно бы и к лучшему. Не прочел бы я тогда номер «Петербургского дневника» 43/1 (255) от 13 ноября 2009 года…
Теперь уже не отдельно взятая статья – весь номер поверг меня в интеллектуальный шок. Ибо весь номер посвящен модной ныне теме – т.н. «толерантности». А именно – международному дню этой самой…, отмечаемому кем-то 16 ноября.
Оп-па! Новый «красный день календаря»? Я уже было разволновался, прикидывая тост, типа: «Ну, за трепетную дружбу Олега Дерипаски и жителей Пикалево!» Да, вчитавшись, прослезился …
Общий лейтмотив указанного номера газеты примерно такой:

«В 2006 году правительство Санкт-Петербурга приняло программу «Толерантность», целью которой являются гармонизация межэтнических и межкультурных отношений, профилактика проявлений ксенофобии и укрепление толерантности».

Что за селедка под хреном такая, спросите вы? Отвечу данными из Википедии: «Толера́нтность в социологии (от лат. tolerantia — терпение) — терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям».
Вроде ничего предосудительного. Терпите, ребята, Бог терпел и нам велел. На первых страницах номера – Валентина Ивановна Матвиенко с пламенной речью и Дмитрий Лихачев. Просто заглядение!
А статьи! Со страниц густо стекает елей, сандал и прочий ладан.
«Великому городу – гармонию в многообразии» (гармонию «александирийского столпа» и кукурузины «Охта-центра», что-ли?)
«Воспитание через веру».
«Толерантность – стиль жизни в Петербурге».

Памятники фашистским недобиткам, как ранее, возводить не призывают. Призывают к терпению и трепетной и братской любви к…
… кому, спросит читатель? Продолжай, автор, жги, так сказать.
Жгу. Но перед этим краткое погружение в недалекое (по историческим меркам) прошлое.

3. А ты – записался в меньшинства?

Когда то еще на заре перестройки, учениками средней школы города Оренбурга ходили мы в походы. И в пешие – по Башкирии, Алтаю, Крыму, и в горные – по Тянь-Шаню и Большому Кавказу и в водные – по рекам того же Кавказа и той же Башкирии. Нормальные советские дети ходили по нормальной советской земле, плыли по нормальным советским рекам и взбирались на политые кровью советских бойцов перевалы. Не боясь, что тебя возьмут в заложники, подорвут на горной дороге или просто пустят в расход, скинув тело в горное ущелье. Сегодня такие же походы нормальных «россиянских» детишек вполне чреваты перечисленным. Ну, в самом лучшем случае обдерут на таможне как липку или ограбят какие-нибудь «непримиримые». Вариант удачного исхода кажется маловероятным.
Хотя, хватит подвергать сомнению «завоевания демократии»! В конце концов, ты можешь открыто написать (свобода же слова!) о происшедшем в «ПД», не указывая, естественно, национальности и вероисповедания «непримиримых» (не толерантно!)

Ну так вот. О чем это я? Ах, да! В походах этих нас всегда приветливо встречали нормальные советские люди. Всегда. Приветливо. И вот как то сплавлялись мы по реке Сакмара, что начинает исток свой в Башкирии. Остановились на ночлег у какого то башкирского села, и нас пригласила местная молодежь, т.с. «обменяться культурным опытом». У совместного костра они пели протяжные душевные народные, мы – Визбора и Высоцкого. Они угощали нас бешбармаком и кумысом, мы их – гречневой кашей с тушенкой. Пили зеленый чай. Мы катали их на байдарках, они нас – на своих приземистых конях. Одним словом, радовались жизни. И вообще, чудесный народ башкиры!
Никому из нас не приходило в голову, что мы чем-то не похожи друг на друга! Среди них каждый третий был славянином, среди нас – каждый третий – татарином, казахом и прочим немцем. К непропорциональному разрезу глаз все с детства привыкли и не обращали на эту ерунду внимания.
Все мы были, во-первых, людьми. Во-вторых – гражданами своей страны. В-третьих, мы знали, что половина из этих ребят скоро будет учиться в оренбургских вузах, они – что половина из нас летом приедет на отдых в такие же села. Мы будет вместе служить в одной армии – плечом к плечу! Мы вместе будем вкалывать на «комстройках». Какая на хрен толера…?
Стоп! Зафиксируем костер и две компании ребят и перемотаем «пленку истории» на несколько годков вперед. Что же мы увидим. А увидим мы материализовавшегося у костра благообразного плешивого старичка в очках. Лицом смахивающего на набиравшего тогда обороты Сахарова, немного – Лихачева, что Дмитрий, немного – на Сергея Адамовича Ковалева и Приставкина. Короче, советского интеллигента в энном поколении. И вот этот благообразный старичок начинает судорожно выхватывать из нашей «городской» компании темненьких татар и усаживать их возле ошеломленных «сельских». Из компании селян – светловолосых славян, усаживая их рядом с нами. Потом он тычет дрожащим пальцем – колбаской в сторону азиат и злобно восклицает: «Вы – меньшинство! Запомнили? Вы должны бороться за свои права и свободы с русским имперским сознанием! Понятно?» И, не дожидаясь ответа – в нашу сторону: «Вы – большинство! Вы – тоталитарные ублюдки, столетиями гнобящие нацменов. Вы кругом всем должны, во всем виноваты и должны каяться не переставая перед всеми и на все стороны света! Понятно? Но! Я придумал, как сделать так, чтобы вам всем было хорошо». «Вы!» – рука в сторону славян – «должны терпимо относиться к меньшинству», – рука в сторону тюрок. «Вы должны строить гармонию в ваших взаимоотношениях. Я даже день такой придумал, когда вы все», - обводит поляну пальцем, - «разбившись на меньшинства и большинства будете заниматься знаете чем? Не знаете, тупорылые совки? То-ле-рант-ность-ю! И тогда все будет хорошо!»
Так нам и так не… пробуют возразить ставшие враз «тупорылыми совками» советские детишки, да не тут-то было!

Поделить, и все тут!
Сначала по карте - границами! Потом по мозгам – оголтелой ложью! Потом по душам – националистическими лозунгами! Потом по теплому горлу – холодной сталью! Мусульманин - вцепился в горло православному (кому интересно было в Союзе, ходил ты в церковь, мечеть, синагогу или в планетарий?) Азиаты гонят русских взашей (ну что, как там в средневековье поживается, господа освобожденные граждане Востока?) Гомики (ой, простите, сексуальные меньшинства) качают права и устраивают парады, демонстрируя то, от чего «тупорылых совков» совершенно естественно воротило. «Комитеты безмозглых дам» во всевозможных СМИ втаптывают мужиков в грязь, а женщины потом удивляются – что-то в семье моей не ладно? Точно «твоей», дура? Почему это он алименты моим детям не платит? Точно «твоим»? Может, вашим? Ведь если «твоим», то он-то тут причем?

Откуда взялись «скинхеды» (бритоголовые)? Нацисты? Ответ прост как все гениальное.

Граждане, уважаемые мои! Терпимость к меньшинствам не может существовать в принципе, пока кто-то эти самые образования искусственно не выделит из массы, разделив ее на «вечно потепевших и притесняемых» (меньшинства) и «вечно виноватых и всем должных» (большинство)! И не обличит, естественно, эти меньшинства из ряда вон выходящими привилегиями.

Не было меньшинств – не было проблем. Их не притесняли, не гнобили, не призывали жить с ними в гармонии или дружить. За полным их отсутствием. Точка.
Появились «меньшинства» - вот вам «таджикские девочки» (на самом деле убитый наркоманами наркокурьер), вот вам «убийства на почве ненависти» (особенно показательно, когда пятеро азербайджанцев убили русского чемпиона мира по велогонкам).
Раньше. Ну, поймали наркокурьера из Конго или Таджикистана. Или цыганскую наркобаронессу. Или грузинского вора в законе. Суд. Этап. Лагерь.
Теперь. Притеснение национальных (религиозных, расовых, сексуальных) меньшинств. Они – бедолаги, меньшинство. Не моги. Акцент на этом: где толерантность? Крупным планом - цвет кожи, серьги в ушах, обрезанный... (это я, конечно, через чур!)
А вот вам и реакция – пылающие цыганские особняки, избиения инородцев, свастика и прочие прелести (обратная, так сказать, сторона) этой самой «толерантности».

Воспринимайте вы людей как людей, а не как «цыган», «мусульман», «чернож… кожих», и проблема рассосется (правда, не ранее чем через два – три поколения). Правда, тогда денежки под программу «Толерантность», увы, попилить не удастся…
Может, в этом корень всей затеи, а номер «ПД» - отписка разворовавших средства чиновников?

4. Нельзя уважать себя, не уважая соседа?

Я заканчивал школу на Северном Кавказе. Сегодня это полыхающий огнем меж… (–религиозной? – национальной? –цивилизационной?) войны регион. А тогда я запросто дружил с кавказцами, и они дружили со мной.
Потом полыхнула первая чеченская, и мусульмане отшатнулись от русской цивилизации (правда, русская цивилизация тогда же отшатнулась сама от себя). После второй – глухо затаились, периодически подрывая самолеты, школы и прочие стадионы.
Передаю слово Иссе Хапчаеву (г. Учкекен Карачаево-Черкесской республики):
«Зачем вы, русские, сейчас нам нужны? Когда то вы дали нам алфавит, письменность, научили строить мосты, дороги, дома. Научили наших детей. Физика, там, математика, туда-сюда… Что вы несете нам сегодня? Чему сейчас научите? Вон, смотри - торговый комплекс! Заходи – пиво, водка, вино, коньяк, сигареты! Ночью по Пятигорску погуляй – проститутки, кабаки, ночные клубы. Ваша церковь вам без налогов водку, пиво и американские окорочка продает! У нас за такое муфтию голову отрежут! Зачем вы нужны? Вон смотри, у меня – дом каменный. Уазик есть. Земля есть. Барашка есть. Сын в Москве учится. Земляки помогают. Нам РФ деньги платит. А вы друг другу глотки рвете! Если что надо – я ваших русских чиновников покупаю оптом, менты уже все «наши». Зачем вы нам сейчас?»
Не в бровь, а в глаз! Это – фактура. Приговор. Диагноз.

К чему это я? Да к тому, что на первых страницах «ПД» напечатана фотография Д. Лихачева с его «крылатым» выражением: «Нельзя уважать себя, не уважая соседа». Чувствуется замес школы советской интеллигенции – привычка жить исключительно внутри своей головы! То есть, по мнению академика, уважение к соседу первично. То есть, я не могу в принципе уважать себя, не относясь с уважением к соседу Юре с первого этажа, который никогда не просыхает, бросил двух мальцов в детдоме, лупит сожительницу и стреляет по утрам мелочь у магазина?
В таком случае - смотри монолог выше. Доуважались…

Уважение – чувство высокой себестоимости, и для того, чтобы уважать кого-то, необходимо признать, что хоть чем то хочешь быть похожим на уважаемого. В статье «Толерантность: учить или учиться?» некий «преподаватель Смольного института свободных наук и искусств» заводит шарманку с заезженным цилиндром:

«…Студенты Смольного института проходили практику в организации, которая занимается помощью людям с ВИЧ… Такая работа помогает не только понять масштаб отторжения, с которым сталкиваются эти люди (речь идет о детях) с рождения, но и бороться с ксенофобией в себе самом».

«…Речь идет о помощи, в том числе юридической, народу рома, который по-старинке называют цыганами. Когда студенты привозят (их) детям фломастеры и понимают потрясенные, что дети в свои 5-6 лет впервые в жизни видят фломастеры, они приобретают не только чувство сострадания, но и практику реальной работы против социального исключения».

От чего свободны науки и искусства Смольного института? Уж не от мозгов ли их преподавателей?

Ведь в данных примерах, дети – это жертвы вашей т.н. «толерантности», при которой общество призывают терпимо относиться к всевозможным паразитам, обрекающим своих детей на подобную участь!
Как можно уважать людей, которые так относятся к своим детям? Я о ВИЧ – инфицированных (90% - клинических наркоманах, рожающих ради «маткапитала»?) и «народу рома» (рожающих для того, чтобы сидеть с грудничками по холодным переходам, собирая подачки или использовать их как малолетних наркокурьеров).
У родителей детишек вашего «народа рома» что, 12 рублей на фломастеры не нашлось? Вот уж нет! Они просто знают – придут «свободные» из Смольного института, поделятся, зачем ерундой заниматься? Лучше еще ханки достать…

Зачем вы осознанно смешиваете чувства жалости (всегда унижающее человека) и уважения (всегда его возвышающее)?
Ведь и ребенку понятно, что нельзя уважать соседа, не уважая себя! А уважение к себе – это, прежде всего, ответственность перед своими близкими, родом, семьей. А ответственность - не только добренькие дела!

И без понимания этого – ты не более чем «преподаватель Смольного института свободных наук и искусств».

5. О конкурентоспособности раба

Много в указанной газете упоминаний о многочисленной армии т.н. «гастарбайтеров» - детей бывших борцов с «русской имперскостью», завоевавших себе под руководством сахаровых и лихачевых свободу от: промышленности, образования, цивилизации и нормальных человеческих отношений, погрузивших свои «суверенные» государства в пучину средневековья, мракобесия и нищеты.
Живется этим бедолагам на своей земле, понятно, не сладко, и ищут они теперь райских кущ на земле чужой, прямиком у тех, кого гнали с упоением взашей под дикое улюлюкание очкастых интеллигентов.
Да-да, было именно так, господа «толерасты», и не надо, что называется, «ля-ля»!

Люди эти униженно просят добровольно принять их в стройные ряды неорабов, метущих улицы за 6 т.р., горбатящихся на «стройках века» за 15 т.р., гоняющих по дорогам «капсулы смерти» за 10 т.р. (расценки приблизительные). Рабов, добровольно проживающих в скотских условиях, терпящих поборы и избиения со стороны ментов, невыплаты со стороны хозяев, презрение со стороны «не толерантного большинства».
Хуже менталитета такого двуногого в человечьем обличии может быть только менталитет неорабовладельца (простите, успешного бизнесмена!), позволяющего себе унижение человеческого достоинства бедолаг.

Кстати, в этой же газете много говорится и о «конкурентоспособности нынешней молодежи». Специально для «нынешней молодежи» выделено жирным шрифтом:

Конкуренцию рабу в нынешних условиях может составить только ребенок раба, выросший в неволе и готовый:
- лизать пятки хозяину в два раза усерднее,
- выдерживать побои от хозяина в два раза терпеливее,
- работать не за миску (как родитель), а за полмиски похлебки.

Конкуренцию рабовладельцу в нынешних условиях может составить только ребенок рабовладельца, выросший в атмосфере постоянного унижения чужого человеческого достоинства и научившийся:
- бить раба в два раза сильнее,
- получать удовольствие от вылизанных в два раза усерднее пяток,
- платить рабу не миску (как родитель), а полмиски похлебки.

К примеру, в статье «Умение жить в современном обществе» так и призывают:
«социально-психологически адаптировать новое полиэтническое население города к базовым ценностям петербургской толерантной среды».

Адаптировать! То бишь, смириться со статусом «неораба»?

Кстати, предложения такого рода - гармонизировать отношения между рабами и хозяевами, вкупе с предложениями повышения конкуренции (по указанному сценарию) наводят на мысль о том, что дело Гитлера живет и побеждает. Вот тогда то и задумываешься о понятии «неолиберальный фашизм», а это уже серьезно.

6. Почему «толераст» и «либерофашист» - слова синонимы?

Ответ крайне прост. Он дан также в той же газете. Цитирую:

«Учить толерантности можно по-разному. Можно использовать так называемый легалистский (ни фига себе термин!) метод, то есть просто ссылаться на нормы, законы и правила и требовать: «Будь толерантным!», а то тебя накажет закон и общество».

Перевожу. Если ты откажешься разделять людей на группы по условным критериям, введенным «толерастами», а потом по этим критериям заставлять себя учиться их «любить» и бороться с теми, кто их по этим же критериям ненавидит – ты будешь наказан.
Вот это – либеральный неофашизм в чистом виде! Вот против чего я борюсь всеми силами и призываю бороться и вас, уважаемые (неуважаемые мной меня практически не читают) читатели.

По крайней мере, не поддавайтесь на провокации «либеро-нацистов»!

И, как водится, несколько вопросов и предложений заинтересованным сторонам:

1. Редакции газеты «Петербургский дневник»:
Примерно через месяц после появления моей статьи «Слава Маннергейму?» в электронных изданиях Интернета (http://forum-msk.org/material/fpolitic/745158.html) и закрытой вскоре после этого (привет от свободы слова!) газете «Дуэль» (http://www.duel.ru/200908/?08_6_1) непосредственно профессиональные историки Финляндии открыто на весь мир признали сотрудничество правительства Маннергейма с германскими национал – социалистами в годы Второй мировой! Этим пестрит вся Сеть. Например: http://nvo.ng.ru/history/2008-11-21/12_myth.html.
Ни я, конечно, ни моя статья тут, естественно, не причем. Но ведь вы, господа журналисты, откровенно тогда солгали в трехсоттысячной «бесплатной» газете и ложь вашу опровергают сами финны, в адвокаты которым вы навязались!
Вы не правы!
Может, на сей раз подумаете о том, что кому-то просто унизительно быть причисленным к «меньшинствам»? Ведь не у всех же еще человеческое достоинство растоптано неуклонными попытками со стороны СМИ и властей его растоптать!
Возьмите у представителей этих «меньшинств» интервью, опубликуйте их без купюр, если это конечно, в Природе, возможно…

2. Правительству Санкт-Петербурга.
Узнайте, пожалуйста, что на самом деле требуется этим самым «меньшинствам», и какой комплекс мер для этого следует проводить, а не навязывайте всякие пустые программы, оканчивающиеся газетой с несусветной глупостью внутри!
Правда, результатом такого (честного) опроса может стать только пересмотр итогов приватизации, глобальная смена правящей элиты, война (в прямом смысле этого слова) с криминалом и внедрение других экономических отношений в замордованной России, а также планомерная интеграция стран СНГ в новый Союз.
А на это ни вы, ни Кремль никогда не пойдете…

3. Законодательной власти РФ.
У нас законы должны писаться кем, от имени кого и для кого? По идее, народными делегатами от имени народа для народа.
У нас законы пишутся кем, от имени кого и для кого? Правильно. Купленными на корню партией власти юристами для представителей этой самой партии власти, сиречь – чиновников.
Это так. Констатация факта. К слову пришлось…

4. Читателям.
Я долго вертелся перед зеркалом – старался отнести себя к какому-нибудь «меньшинству». Мужчина. Уже промах. 34 года. Кожа светлая. Вот, блин. Бабник. И тут не повезло. Мама русская. Из Сибири. Ласукова. Отец – тут сложнее. Мать – кубанская казачка. Разуваева. Отец – немец Отто Густавович Шпикерман – Вернер. Отношу себя к русскому суперэтносу. Облом. Наркотики не употребляю, спиртным не злоупотребляю, не курю. Что делать? Где искать справедливость?
Ведь таких как мы с вами в России – абсолютное меньшинство! Даешь организации «меньшинства нормальных пацанов»!
Тогда я – за «толерантность». Пусть и моим детишкам фломастеры везут!


И напоследок

Хочется верить, что в том будущем, о котором мечтаю я, не будет «черномазых» и «бледнолицых», «обрезанных» и «свиноедов», не будет деления человеков на расы, религии и этносы. В России будет суперэтнос – русский. Религия духовного разума. Не будет «чужих», к которым сегодня призывают относиться терпимо «толерасты».
А пока, чтобы пристроить куда-нибудь модное словечко, предлагаю переименовать сотни «домов терпимости», рекламу которых крутят вечерами по питерским каналам и продают в газетных киосках в «дома толерантности». Так будет справедливо.


Шпикерман Виталий Рудольфович. Офицер.


Просмотров: 1074
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 23.11.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]