03:00

ЛИБЕРАЛ-МОНЕТАРИЗМ И ИННОВАТИКА

Понятное дело, что из теперешнего положения мы можем выйти только с помощью колоссального, качественного рывка в развитии. Необходимы эпохальные прорывы в общественном устройстве, в технологиях. В промышленности и энергетике. Нужно на новом уровне повторить рывок 1930-1960-х годов. 
Но как? Ведь ультракапитализм (монетаризм, фридманизм, глобализм) смог разрушить дух науки и творчества в современном мире!
В сущности, мне скрывать нечего. Максим Калашников давно пришел к выводу, что для блага всего человечества – а не одних только русских – давно пора устроить глобальную резню сверхбогачей. Независимо от их расы и вероисповедования. Ибо они, черт возьми, сегодня и выступают главными тормозами развития, источником всех нынешних бед. Это их алчность и спесь довели мир до порога страшных катаклизмов и жестоких войн.
В сущности, конец света начался не вчера – а году этак в 1981-м. Тогда, когда на Западе восторжествовала философия «Обогащайся!». Обогащайся как можно быстрее, сделай свой первый миллион (или миллиард) к 25 годам. Сделал? Ты – Настоящий человек, белая кость. А все остальные – так, лохи. Жеброта. Быдло. Все – начиная от профессора-ракетчика до последнего уличного торговца наркотиками. Обогащайся – и выйдешь в люди. Обогатись – и наслаждайся островами с пальмами, тачками, яхтами, телками. Это и есть смысл жизни.
С тех пор и по нынешний день нажива стала религией так называемого «цивилизованного мира». Сия философия и пустила все под откос.
Ты, читатель, сам понимаешь, что нельзя стать к двадцати пяти годам ни выдающимся конструктором, ни ученым, ни врачом. Здесь вершины творчества наступают к тридцати-сорока. После долгого и упорного труда, самосовершенствования и учебы у старших, после перенимания опыта у старших коллег. Именно такие люди и движут человечество вперед, даря ему «звездные часы» и величайшие триумфы. Они и преображают мир.
А тут оказалось, что такие люди – лохи, чмошники без миллиона в кармане, не знающие жизни. Что главное-то – это обогатиться к двадцати пяти годам. А чего-то там изучать, придумывать, годами жечь нервы и здоровье, строить космические корабли, проникать в тайны материи и человеческого духа – это так, занятие для дурачков. Пустая трата времени. Ибо только богатые – это люди, а прочие – лишь пыль под ногами.
Такова доведенная до высшей точки философия капитализма, каковой на самом деле – туп и жаден. С начала 1980-х восторжествовал либеральный монетаризм, культ Золотого тельца. Много лет он проповедуется всей мощью СМИ, Голливуда, поп-культуры. Миллионы людей бросили все – и стали лихорадочно обогащаться. Любой ценой. Послали к черту книги и лаборатории, станки и чертежи. Господи, ну зачем учиться? Зачем заниматься, скажем, космической инженерией? Ведь нужно потратить громадные усилия, работать на пределе сил, а в итоге в тридцать с лишним лет получать жалкую зарплату в каких-то 100-150 тысяч долларов в год. Да из нее сто лет откладывай – не накопишь ни на яхту, ни на замок в Англии. Но это еще ничего. А если ученым идти работать, каким-нибудь физиком? Там – вообще грошовое жалованье.
Вот и бросились все наживаться и делать первый миллион к двадцати пяти годам.
А вот и итог всего этого: мир с начала 1980-х гг. деградировал. Остановился научно-технический прогресс. Человечество впало в новую Великую депрессию, оказавшись на пороге самых разнообразных катастроф. Понятное дело, что необходимы качественные прорывы в развитии, фундаментальные открытия в науке, какая-то фантастически новая техника. Но где их взять, если все погубила чума личного обогащения? Если до сих пор даже самые развитые страны Запада продолжают пользоваться плодами фундаментальных научных открытий полувековой давности?
Читатель, автор этих строк – историк, а потому любит приводить конкретные и доходчивые примеры. Давайте возьмем для иллюстрации тот прорыв, каковой человечество совершило в середине ХХ столетия, овладев ядерной энергией. Итак, во многом этот прорыв рождался в 1920-е годы в Геттингенском университете, который тогда превратился в настоящую Мекку для физиков-атомников всего мира. Именно здесь с 1921 г. преподавал физик Макс Борн. Здесь работал Джемс Франк, нобелевский лауреат – также один из основателей ядерной физики. Ну, и, конечно, великий математик Гильберт. Университет потянул к себе студентов из США. В двадцатые годы в Геттингене учились и «отец» атомной бомбы Юлиус Роберт Оппенгеймер, и основатель кибернетики Роберт Винер, и физики Пауль Дирак с Вернером Гейзенбергом, и создатель американской термоядерной (водородной) бомбы Эдвард Теллер.
Так вот, читатель: человечество овладело энергией атомного ядра именно благодаря тому, что все эти люди – как и многие другие в то же время – самоотверженно, до нервного истощения занимались наукой. Вторгались в запредельное по тем временам. Они думали не о яхтах, виллах и красотках, а о своей физике. Они занимались не спекуляциями с ценными бумагами, не слияниями и поглощениями, не оптимизацией налогов и прибыли – а исследованиями. Чтобы понять весь накал научного фанатизма той поры, откроем старую книгу Роберта Юнга «Ярче тысячи солнц» (Москва, Государственное издательство литературы в области атомной науки и техники, 1961 г.)
«…Известный ученый Курт Гиршфельд, находившийся в то время в Геттингене, рассказывает, какими эксцентричными порой были юные математики и физики. Однажды ему пришлось видеть,как один из членов борновского «детского сада», шествовавший погруженным в свои мысли, неожиданно споткнулся и упал. Гиршфельд подбежал и пытался помочь ему встать на ноги. Но упавший студент, все еще лежа на земле, сердито отклонил его усилия: «Оставьте меня в покое, слышите! Я занят!». Возможно, его только что осенило какое-нибудь блестящее решение.
…Фриц Хоутерманс, ныне (в 1958 г. – М.К.) профессор физики швейцарского университета, рассказывает, как однажды в полночь он был разбужен одним из приятелей – студентом, ломившимся в окно его комнаты, распложенной на первом этаже дома на Николаусбургштрассе. Ночной гость заявил, что его только что осенила великолепная идея, которая может устранить некоторые неразрешимые противоречия в новых теориях. Далекий от мысли выгнать незваного гостя, сонный хозяин, надев халат и туфли, сейчас же открыл дверь. И оба они до рассвета работали над вновь выведенными уравнениями.
В те волнующие годы не было ничего необычного в том, что подобные «умственные всплески» даже у очень молодых людей могли вызвать немалый переполох в международных профессиональных кругах, а в некоторых случаях и принести их авторам славу чуть ли не в течение одной ночи…
…Эта небольшая группа молодежи в возрасте от 20 до 30 лет вдохновлялась яркими талантами и прежде всего такими, как Энрико Ферми, Пат Блэкетт, в прошлом английский морской офицер, который фотографировал и интерпретировал удивительный мир атомных явлений. Там был и Вольфганг Паули из Вены, который однажды, шутки ради, танцевал посреди Амалиенштрассе в Мюнхене по случаю того, что его осенило что-то новое. Все они, конечно, понимали, что заняты работой далеко идущего значения и важности. Но они и представить себе не могли, что их несколько таинственные занятия так скоро и глубоко повлияют на судьбы человечества и их собственные жизни.
Молодой австриец Хоутерманс в то время, конечно, и не подозревал, что некоторые идеи, выдвинутые им теплым летним днем во время прогулки под Геттингеном с приятелем, студентом Аткинсоном, четверть века спустя приведут к взрыву первой водородной бомбы, этого современного «абсолютного» оружия. Желая заполнить чем-то время, два старшекурсника занялись, чуть ли даже не в шутку, неразрешенной проблемой об истинном источнике неистощимой энергии Солнца…
…Так началась работа Аткинсона и Хоутерманса над их теорией термоядерных реакций внутри Солнца, позднее получившая значительную известность. Исходным в этой теории было предположение о том, что происхождение солнечной энергии следует приписывать слиянию атомов легких элементов. Дальнейшее развитие этой идеи привело прямо к водородным бомбам…»
Интересно читать эти свидетельства давно мертвых людей от давно уже умерших ученых-подвижниках, каковым мы обязаны ядерным могуществом. Ласково поглаживаю потрепанную обложку книжки Юнга – она для меня как послание от уже погибшей высокой цивилизации. Бедная – тебя пробовали выбросить на помойку нынешние рыночные варвары. И думаю: именно благодаря пламенному фанатизму всех этих ученых, благодаря крайнему напряжению их телесных, духовных и интеллектуальных сил человечество смогло выйти на новый уровень развития. Дело даже не только в овладении колоссальной энергией. Даже если смотреть с узкопрактической точки зрения, работа над атомным проектом позволила родиться и окрепнуть компьютерной технике – основе основ нынешнего мира. А одно лишь описание новых технологических процессов, разработанных при создании атомного оружия, в 1945 году заняло тридцать толстых томов. Родились тысячи новых изобретений и патентов. Дело превратилось в «фонтан инноваций».

(В СНОСКУ:
Времена ультралиберального капитализма с его погоней за личным обогащением уничтожили знаменитый университет. «Я только что был в Геттингенском университете. В 1920 году на физическом факультете там было двадцать лауреатов Нобелевской премии. Сейчас этот университет выгнан за город…» - говорил в 2007 г. русский математик, академик Людвиг Фаддеев…)

Так вот, читатель, с точки зрения той «элиты», что с начала 1980-х годов захватила власть в нашем мире, все эти ученые-подвижники – дураки. Лохи. Они думали о своих атомах вместо того, чтобы думать о деньгах – и обогащаться. Они ночей не спали – и все ради каких-то новых формул? Психи, да и только. Надо было о яхтах в триста футов мечтать, о длинноногих красотках, о роскошном «Роллс-Ройсе» и миллионах на личных счетах.
Философия «Обогащайся любой ценой и побыстрее» разгромила науку и технику сильнее, чем тысячи инквизиторов, чем нашествие Атиилы вместе с Чингисханом. Сегодня человечеству нужны новые прорывы в развитии, сравнимые с тем, атомным, уже ставшим историей. Но кому совершать такие прорывы, если все обуяны жаждой наживы? Кто будет ночами биться над проблемой, скажем, энергоинверсии, если надо добывать деньги – иначе прослывешь лохом и неудачником? Кто-то просто бросил науку, а у кого-то элементарно поникли крылья. Ну, зачем тратить много лет на учебу и кропотливую работу, если ты, даже снискав ученые звания и степени, все равно в этом мире останешься быдлом – наравне с заворачивателем гамбургеров в «Макдональдсе»? Ведь один черт Настоящие Люди – это только богатые. Те, кто сделал свой первый миллион, пока еще молоко толком на губах не обсохло.
Эта дьявольская психология отравила всю нашу жизнь. Она пропитала и общество, и государство. Везде началось одно и то же. Прибыль, прибыль – как можно скорее! Сворачиваем долгие научные исследования и государственные программы – ибо деньги нужны сейчас. Снижаем издержки – переносим производство в Китай, где все дешевле. Что? От этого начинает разрушаться само западное общество, погибает средний класс? Начихать. Главное – прибыльно. Главное – делаем в Китае кроссовки за пять долларов, а продаем их за пятьдесят. Что? С уходом производства началась деградация образования? Да и хрен с ним! Нам не нужно столько образованных людей. Наоборот, пусть их будет меньше – нам хватит. Пусть они учатся только в частных дорогих школах. А остальные пускай превращаются в функционально неграмотное стадо с догматическим, а не логическим мышлением, с клипово-лоскутным сознанием. Это даже хорошо: дураками легче управлять. Они легковерны, они смотрят телевизор.
Зачем держать научно-исследовательские отделы при корпорациях? Сокращаем их. Главное – показатели прибыльности здесь и сейчас, курс акций, от которых зависят выплаты бонусов топ-менеджерам. И вообще наука слишком разрослась. Хватит! Все полезное уже изобретено, нужно лишь совершенствовать имеющееся. Ну, а если и двигаться – так только там, что облегчает нам извлекать быструю прибыль и продлевать приятную жизнь. Виагра? Прозак? Мобильные телефоны? Компьютеры и телеком? Технологии игр с сознанием? Хорошо, это нужно. А вот всякие звездолеты – на хрен! Новые источники энергии? Туда же!
И вот уже государство следует примеру новых богачей, становясь жадным и ограниченным, ищущим скорого дохода. Моя жена говорит, что для нее символ подлого времени – отправленный в небытие сверхзвуковой «Конкорд». Великолепная, стремительная птица, словно сошедшая со страниц фантастического романа, она оказалась чуждой низкому миру, где всем заправляют барыги и юристы. Им не нужна мечта, им не нужен перелет через Атлантику всего за два часа вместо пятнадцати. И «Конкорд» так и остался одиноким гостем из «ревущих 60-х» в мире Акций и Деривативов. Не родились его наследники в виде гиперзвуковых полукосмолетов. И проект «Национальный космический самолет» в США свернули после гибели СССР.
Господство финансово-спекулятивной «элиты» принесло не только застой в развитии, деградацию человечества и кучу страшных глобальных проблем. Произошло еще и выделение богатых в отдельную касту, совершенно оторванную от своих народов. В касту лопающихся от спеси и высокомерия ублюдков, смотрящих на нас, как на недоразвитых рабов. И эта каста замкнулась. Она повисла на шее человечества, как тяжелый, невероятно прожорливый паразит, буквально удушая нас, мешая развитию.
Поэтому я говорю – ее нужно безжалостно вырезать на благо всего рода людского!
Вы скажете, что автор нарисовал скорее «новых русских», нежели западных богачей? Друзья, россиянская (укаинянская и др.) «знать» - это только гипертрофированное, доведенное до абсурда отражение собственно западной глобализованной «аристократии». Отечественные богачи подобны вогнуто-увеличительному зеркалу. Глядя на домашних богачей, видишь утрированные тенденции западных сильных мира всего. Расеянские и прочие постсоветские»элитарии» - сущие обезьяны, готовые безоглядно подражать всему, что идет с Запада. О, там в моде – худосочные телки. И наши нувориши обзаводятся такими же анемичными любовницами – для престижу. На Западе какой-нибудь Джо Эмптихед сочтен гуру менеджмента? И постсоветские макаки начинают лепить его схемы у себя – к месту и не к месту. На Западе курить бросают? И мы – туда же. Там говно начнут есть ложкой – будьте уверены, и здесь начнут. А коли на Западе дошла до абсурда идеология обогащения, то здесь ее буду воплощать стукаясь ради достижения цели в самое дикое воровство, во всеуничтожающую коррупцию. И плевать нуворишам на то, что все это губит Россию, полностью разрушает саму возможность для инновационного развития. И одновременно – идет замыкание касты богатых в самой себе, останавливаются социальные «лифты».
Нет, ребята, их надо истребить. Сначала – у себя, потом – вызвать их уничтожение во всем мире. Ибо они – тормоз развития, причина идущей катастрофы!
Дело в том, что богатые в нынешнем мире по устремлениям своим ничем не отличаются ни от древнеегипетского номарха, ни от каких-нибудь средневековых аристократов полутысячелетней давности. Что бы там господин Иноземцев не вещал насчет «постматериальных» стимулов у «постиндустриальной элиты» - это ерунда. Структура потребностей современного богача та же, что и много веков назад. Посмотрите на знатного египтятина, на его вожделения. Итак, ему потребны роскошные барки для торжественных плаваний по Нилу, много слуг, роскошная потребительская жизнь, сверхдорогие удовольствия, любовницы и молодые мальчики и, конечно, власть. Ему хочется возвышаться над простыми смертными, коим все это должно быть недоступно. А теперь посмотрите на то, чем упиваются нынешние нувориши. Все тем же: запредельной роскошью, шестой по счету яхтой за полмиллиарда долларов, личным «Боингом», любовницами и той же властью. И тем же плетением бесконечных интриг. Меняются антураж, предметы роскоши, валюты и цены – но психология сверхбогачей пребывает неизменной все эти столетия подряд. Посмотрите на знаменитую семью Сфорца, на древнеримских сверхбогатых патрициев и нобилей – они практически ничем не отличаются от современных олигархов и миллиардеров! Стать кастой высших, не пускать в свой круг никого «снизу». Для сверхбогача что крестьянин в поле, что талантливый архитектор – в общем, одна «низшая раса». А если копнуть глубже, то увидишь, что устремления «постиндустриальных» магнатов мало чем отличаются от поведения вожаков обезьяньей стаи.
Они не изменились – но зато сильно изменились мы. Между древнеегипетским ремесленником и современным физиком-ядерщиком – дистанция огромного размера. Возросли наши знания и творческие способности. А правят нами, получается, все те же архаичные твари!
Не оправдывается предположение Сергея Переслегина о том, что сверхбогатые, наевшись материальными благами и гедонизмом, начнут инсталлировать себе высшие психические контуры, станут вкладывать деньги в прорывные научно-технические проекты. Да не начнут! Они купят себе седьмую по счету яхту, построят третий дворец, выбросят тридцать миллионов долларов на новую картину, еще столько же – на новую любовницу – а ученым и инженерам покажут шиш. Ну, или кинут в лучшем случае крохи – в полпроцента от того, что потратили на свой новый плавучий бордель. Они попам больше дадут. Любого ученого или изобретателя они встречают враждебно: «А, пришел, босяк, меня на бабки «разводить»! Хочешь мои денежки тратить? Как бы не так! Сам заработать не можешь, быдло, вот и пробуешь ко мне присосаться…»
Они, за редчайшими исключениями, не хотят профинансировать даже биологов, работающих над отключением механизма старения в человеческом организме – хотя по идее сами могли бы стать вечно молодыми – чего уж там говорить о чем-то космическом или энергетическом? Вот почему они – тормоз и воплощенное зло, тянущее нас к глобальным катастрофам. Вот почему они – раковая опухоль, разъедающая человечество. И потому русские, как и в 1917-м, должны вырезать это зло у себя – в пример всему миру. Архаичность сверхбогачей и необходимость прорывного развития человечества вошли в острейшее, непримиримое противоречие! Чтобы спасти род людской, нужно истребить сверхбогатых паразитов, отобрав их богатства. Но затем – не раздать их, а разумно инвестировать в проекты опережающего развития, в создание следующей ступени человека – в сверхчеловека.
Господа! Теория о том, что чем больше миллиардеров – тем якобы развитее и богаче страна, не подтверждаются реальной жизнью. Это не более, чем пропагандистская чушь. Наоборот, страна может быть самой сильной и богатой на свете, не имея ни одного миллиардера. Или имея от силы двух-трех. Подлинный двигатель развития – средний класс свободных и уверенных в себе, хорошо образованных и тренированных людей. Возрождение такого общества может обеспечить лишь Диктатура развития и национальный социализм. Лишь возрождение Советского проекта на новых технологиях – и с добавлением русского национального начала.
Путь к выходу из Мегакризиса, читатель, лежит через массовое заклание суперпаразитов. И через создание не просто новой, творческо-созидательной элиты, а по сути – человека нового типа. Через новый этногенез.

 

Да, читатель, наметилась устойчивая, мощная тенденция – распада западных обществ на расу умеющих думать и расу дураков. Западного обывателя успешно превращают в самодовольного биоробота с примитивным мышлением. Позднему капитализму нужен образцовый подданный – придурок, лишенный способности думать самостоятельно. Дебил с набором догматических штампов в башке, некритически верящий тому, что говорят с экранов телевизоров и со страниц газет «признанные авторитеты». Такой придурок легко поддается манипуляциям, он подвержен стадному чувству и навязываемым «модам». Из таких «полулюдей» выходят послушные, исполнительные винтики. Детали «компьютера». Из них хорошо складываются схемы больших корпораций. Винтикам думать самим не нужно: их мозги заменяются коллективным разумом корпораций. Люди-винтики хорошо знают свою узкую специализацию – и этого достаточно.
Именно ради этого в последние тридцать лет была устроена деградация системы образования на Западе. Об этом хорошо написал Владимир Цаплин в статье «Интеллектуальная цивилизация» («Полдень, ХХI век», 3 5, 2005 г.). Например, русский физик В.С.Доценко, став профессором Парижского университета Пьера и Марии Кюри делится впечатлениями о своих студентах: они совершенно не умеют думать! Зубрить, заучивать – пожалуйста. А вот мыслить они не в состоянии. Все сводится к простым алгоритмам и тупым тестам. То же самое Максиму Калашникову рассказывал и профессор-историк Андрей Фурсов о своих впечатлениях от общения с американскими студентами.
Уничтожается главное: универсальность, фундаментальность преподаваемых знаний, цельность их системы. Взамен вводится лоскутность, «клиповость», набор догм для зазубривания и для ответов на тестовые вопросы. И понятно, зачем. Неограниченному капитализму с монетарно-«постиндустриальнгым» лицом не нужны систематически, основательно образованные специалисты. Ибо они могут усомниться в правильности ультралиберализма, бросить вызов нынешним владыкам мира сего, стать революционерами.
СССР здесь, сохраняя характер своей средней школы как мини-университета, шел в совершенно обратном направлении. Но СССР погиб, и…
По словам Доценко, западная система образования рассчитана на размножение дрессированных исполнителей с четко алгоритмизированными, примитивными устремлениями в личной жизни и профессиональной карьере. Западный обыватель запрограммирован на потребительские запросы в материальной сфере и на стереотипные формы самореализации. Американские преподаватели математики не могут без калькулятора складывать недесятичные дроби – что умел любой советский четвероклассник. Среди школьников США таковых не умеющих совершать элементарные математические действия – 95 процентов. А функциональная неграмотность распространяется, подобно лесному пожару. Все это делается благодаря применению так называемой Болонской системы образования. Ей слепо подражают и россиянские «реформаторы», каковые ломают уникальную систему русско-советского просвещения и тоже превращают русских в «постиндустриальных придурков»...
Вот мнение выдающегося советского математика, академика АН СССР (РАН) Людвига Фаддеева:
« - Сейчас многие говорят, что российская школа традиционно давала фундаментальное образование. А оно зачастую не нужно, это некий такой избыток, на который мы тратим средства и усилия, учеников гоняем. А они потом в жизни никогда этим не пользуются.
- Я прочел нечто подобное в одной газете. Я даже процитирую: «Постиндустриальное общество выдвигает новые требования к людям, а значит, и к их навыкам – они должны стать гибкими и креативными. Многим важнее не фундаментальные знания, а ремесло». Во-первых, что значит фундаментальное, а что значит нефундаментальное? Дайте определение. Именно потому, что никто не знает, что потребуется человеку в его жизни. Не сегодня, так завтра. Причем не только в науке, но и на производстве нужен человек, который сможет легко переключиться с одной технологии на другую. А для этого нужно развивать ум и кругозор, которые даются только знаниями. Именно знания учат мыслить на каком-то примере, а потом, если потребуется, ты на другой пример сам перейдешь. Известно, что мозги развиваются, если много учиться. Неважно чему, английской истории, если хотите. Только много знающий человек свободен, а нам предлагается людей просто в рабов превращать. Но в этой статье еще и сплошные противоречия. Вначале автор пишет: «Чиновники Минобрнауки признают, что Россия по-прежнему остается образовательной провинцией, которую невозможно сравнивать с лидерами: США, Великобританий и т.д.» А потом буквально в том же абзаце: «Российских студентов любят на Западе, объясняют в Минобрнауке, потому что они быстрые, сообразительные, эрудированные». Тогда я спрашиваю: а почему они быстрые, сообразительные, эрудированные? Да потому, что они получили фундаментальное образование.
(В СНОСКУ:
Никакого противоречия здесь нет. Впечатления о русских студентах как об эрудированных умниках на Западе относится к началу 90-х годов, когда за рубеж попадали ребята, окончившие советскую среднюю школу и учившиеся в советских, а не российских, вузах. Сам помню свои интервью с представителями западных компаний в 1992-1993 гг. – они восхищались тем, насколько их работники с советским образованием отличаются глубокими фундаментальными знаниями. Оно и понятно: этих людей учили еще лучшие преподаватели мира с достойными зарплатами, не успевшие превратиться в нынешних нищих неудачников.
А вот затем пошли студенты уже «россиянского» образца. Эти учились уже абы как, по дебилизированной школьной программе бело-сине-красных. Зачеты сдавали нищим озлобленным преподавателям – сотня баксов за оценку. Практику им проходить было негде: промышленность высоких технологий встала, НИИ умерли, отраслевую науку разгромили. Зачастую такие студенты – выпускники липовых Рф-вузов, лже-университетов с программами ПТУ, «межпланетных академий менеджмента и парикмахерского искусства», размещающихся на первых этажах «хрущевок»…)
Поэтому исключительно важно, чтобы фундаментальное образование оставалось в полной мере. А нужны техники – готовьте техников. Пусть будет техникум. Зачем три тысячи университетов? Это тоже неправильно. У нас были технические школы – институты. Зачем все технические институты превратили в университеты?
В Европе технических университетов почти нет. И университетов, как у нас, очень много, потому что это социальная политика. В той же Франции из-за безработицы среди молодежи их всех загоняют в университеты. Все мои ученики, а у меня сейчас примерно пятнадцать полных профессоров за границей, плачут от своих студентов: бестолочь, ничего не делают. Их держат, потому что надо пять лет их чем-то занять.
Но в России всегда был интерес к науке. Сейчас прием на математические факультеты снова с большим конкурсом. Наш выпускник идет в фирму и получает три тысячи долларов. А в академическом институте он не будет этого получать. И, конечно, так долго не продолжится. Я всюду кричу: ну что же такое, ребята? Возьмите пример Германии, только двенадцать лет перерыва, с 1933 до 1945-й, - и они до сих пор не восстановились. Традиции были разрушены. Многие мои коллеги убеждены, что общая проблема Европы – в разрушении веками сложившейся традиции так называемого гумбольдтовского, или исследовательского, образования. Я только что был в Геттингенском университете. В 1920 году на физическом факультете там было двадцать лауреатов Нобелевской премии. Сейчас этот университет выгнан за город…
…Парадокс советской власти состоял в том, что в средней школе оставили систему образования, которая в царской России была создана по немецкому и французскому примеру. Когда я учился, меня учили по этим традициям. А сейчас это пропадает, и это ужасно…» (Александр Механик. «Уравнение злого духа» - «Эксперт», 13-19 августа 2007 г.)
Академик В.С.Арнольд, познакомившись со школами во Франции, с ужасом заявил: «Такими людьми легко манипулировать безответственным политикам. Результатом могут стать массовый психоз и социальные потрясения... А это приведет к тому, что не только атомоходы будут тонуть, но и все остальное, не только башня будет гореть, но и остальное тоже...»
(В СНОСКУ: Цитируем по статье Владимира Цаплина «Интеллектуальная цивилизация»)
Западные аналитики-неолибералы, трубадуры неограниченного рынка, адепты глобализации и певцы «иудаизации» белой расы, радуясь по поводу ухода производства и рабочих мест из стран белой расы в Азию, не хотят понимать простейшей вещи. Их надежды на то, что рабочий класс и инженеров можно убрать с Запада, но оставить на нем изобретателей и разработчиков «хай-класса», совершенно беспочвенны. Это – мечтания полных «постиндустриальных» кретинов. Это все равно, что пробовать разводить рыбу в бассейне без воды.
Элементарный здравый смысл подсказывает: чтобы могли успешно жить и работать научные институты и конструкторские бюро мирового уровня, им потребна питательная «окружающая среда» в виде работающей промышленности. Чтобы отобрать парочку суперинженеров, нужна тысяча обычных инженеров, работающих в промышленности, знакомых с производством не в теории, а на практике. Именно на реальном производстве и рождаются технические гении. Именно реальное производство становится самой мощной подпиткой для университетов и вузов. А если производство, скажем, уходит из США в Китай и Индию, если армии инженеров работают там, а не на Западе – то рано или поздно вослед за промышленностью уйдут и конструкторские бюро, и высокая наука, и образование.
Один из наших товарищей – ученый, проработавший в австралийском университете около десяти лет. Австралия – белая англосаксонская страна между Тихим и Индийскими океанами, находящаяся близ мира «азиатских тигров» с их сверхиндустриализацией и дешевой рабочей силой. И что же? Университеты лишаются исследовательских работ. Раньше их наполовину финансировали местные промышленные корпорации, модернизировавшие производство, и наполовину – государство. Теперь заказов все меньше и меньше, ибо производство из белой Австралии стремительно побежало в Малайзию, Индию, Китай, где работники дешевле, а налоги – ниже. Государство не в силах остановить этот исход, страна деиндустриализуется, народ превращается в люмпенов. Падают налоговые поступления, и власти вынуждены повышать налоги, только усиливая процесс бегства капиталов в азиатские страны.
Мало того, белые в Австралии 2000-х годов практически не идут учиться на инженеров и ученых, предпочитая получать дипломы менеджеров, экономистов, юристов, рекламщиков и финансистов. Научно-технические факультеты и вузы плотно оккупированы индийцами, иранцами и китайцами. Они же составляют основной корпус преподавательского состава в центрах подготовки технократии. Скоро азиатские люди возьмут в руки все жизнеобеспечение Австралии – и начнут активно вытеснять белых англосаксов с руководяще-менеджерско-финансовых постов. Впрочем, уже вытесняют! Что будет дальше? Смотри пример погибшего СССР и участь русских в отколовшихся нацреспубликах.
Китай выпускает в год 325 тысяч инженеров с отличной подготовкой (данные на 2004 г.). А что Соединенные Штаты? В том же 2004-м Национальный научный совет США с тревогой отметил, что число американских граждан, обучающихся научно-инженерным специальностям, опасно снижается, тогда как потребность страны в работниках такого рода постоянно растет. По числу молодых людей 18-24 лет, имеющих научные степени, Америка скатилась на 17-е место в мире (в 1972 г. США держали третью позицию). В 2003 г. из 2,8 миллионов начальных университетских степеней по научно-инженерным специальностям (американская степень бакалавра) 1,2 миллиона достались учащимся азиатских университетов, 830000 – студентам-европейцам и только 400 тысяч – студентам американских университетов. Если в КНР доля «технарей» в общей массе студентов – 60%, в Южной Корее – 33% и на Тайване – 41%, то в США – всего лишь 31%. Если взять только инженерные науки, то в США доля бакалавров по этой части – всего 5%. Это очень скромно на фоне 25% в РФ (наследие СССР) и 46% в красном Китае.
Сами американцы прогнозируют, что к 2020 году США утратят свое преимущество в деле подготовки научно-инженерных (НИ) работников. Пальма первенства перейдет к азиатам.
Например, в 2004-м общественная Рабочая группа по перспективам американских инноваций сообщила, что для дальнейшего развития США нужно ежегодно увеличивать на 10-12% ключевых научных агентств: Национального института науки и техники, Национального научного фонда, Управления науки Департамента энергетики, исследовательских структур Министерства обороны. Но на деле происходит регресс: между 1970 и 2000 годами ассигнования государства на физико-математические и инженерные исследования сократились на 37%! Вместо увеличения затрат на фундаментальные исследование идет их урезание. С 1992 по 2003 годы доля научных статей в ведущих научных журналах мира, написанных гражданами США, упала на 10%, а доля американских статей, опубликованных в «Физикал ревю», с 1983 до 2003 годы упала с 61 до 29%. Американская доля промышленных патентов, что берутся в мире, с 1980-го по 2003 год уменьшилась с 60 до 50%.
Возьмем ценного свидетеля – доктора физико-математических наук Максима Франк-Каменецкого, что в 1989 году уехал из разваливающегося горбачевского СССР в Соединенные Штаты. Франк-Каменецкий был восходящей звездой в советском научном мире, в 1986-м открыв новую структуру ДНК (так называемую h-формулу). В 2007-м он – профессор факультета биоинженерии в Бостонском университете, содиректор университетского Центра передовых технологий.
«…Советская научная школа была великолепной. Я окончил Физтех и преподавал там же. У меня были прекрасные условия и нет никаких претензий, кроме одной: за все время, пока я жил в СССР, точнее до 1988 года, меня ни разу не выпустили на Запад, хотя у меня было множество приглашений…
- Американские студенты сильно отличаются от российских?
- Естественно, это совсем другая система. …Студенты здесь более требовательны, потому что платят за учебу очень большие деньги. Но качество студентов, особенно в первое время, было серьезным источником нервотрепки. В Бостонском университете уровень подготовки студентов значительно ниже, чем в Физтехе – лучшей школе в области точных наук на территории всего бывшего Советского Союза. Бостонские студенты не знают элементарных вещей, которые для физтеховцев ясны как дважды два.
Это вызывало разочарование и горечь. Я принимал всяческие меры, чтобы улучшить ситуацию, но это было тяжело, поскольку корни проблемы уходят в систему традиций американского образования в целом. Оно не ориентировано на такие элитарные школы, как Физтех…» («Коммерсантъ», «Social report. Бизнес и научные кадры», 18 декабря 2007 г., с. 33)
Государство в США, лишенное сильного соперника в лице Советского Союза, начинает не увеличивать, а «резать» ассигнования на передовую науку! Вот что говорит Франк-Каменецкий:
«- Но ведь система финансирования в США щедро компенсирует затраченные усилия?
- Постоянная борьба за гранты – тоже источник нервотрепки. Мы все здесь соревнуемся, по сути за один пирог – государственное финансирование… Его объем постоянно меняется – сейчас он сокращается…»
Казалось бы, владыкам Америки необходимо наращивать усилия на научном фронте, готовясь к суровому Завтра, создавая новую цивилизацию. А они тут «экономят».
Таким образом, шкурно-классовый интерес античеловеков, владык ультракапиталистического общества, вошел в острейшее противоречие с нуждами общества. Тогда, когда сегодня выхода из Мегакризиса нужны научно-технические прорывы и исследователи-гении на уровне 1920-х годов, система уничтожает образование и плодит болванов с дипломами о высшем образовании. Ведь владыкам эпохи неограниченного капитализма гораздо важнее удержать свои власть и привилегии.
Поведение капиталистического истеблишмента сейчас напоминает поведение партийной верхушки СССР: главное – сохранить власть и статус, а на все остальное – плевать. Плевать на то, что замедляется развитие и научно-технический прогресс. Начхать на то, что всю ок


Просмотров: 1494
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 20.10.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]