03:00

РОССИЯ КАК МИРОВОЙ АВТОРИТЕТ

Предлагаю вашему вниманию статью Александра Семеновича Нариньяни. Считаю ее созвучной нашей идее создания новой русской цивилизации футурополисов. Ибо ее цель - превращение Сверхновой России в лидера мирового развития (по Ю.Крупнову). На языке Нариньяни это - превращение нас в глобальный Авторитет.
С уважением
Максим КАЛАШНИКОВ
ПО МИННОМУ ПОЛЮ: НАОБУМ В НИКУДА
есть ли у человечества шанс дожить до середина века?

Человечество всегда преследовало предчувствие конца света. Часто такая катастрофа действительно имела место, - странно, если бы этого время от времени не происходило. Однако до последнего времени под концом света подразумевался конец текущей цивилизации, поскольку для пророков каждой эпохи их культура была естественным центром ойкумены и конец их "мира" был однозначно тождественен концу света.
С приходом глобализации наш мир расширился до всего человечества и конец света стал означать буквально конец Homo Sapience, или, как минимум, крах сегодняшней мировой цивилизации, т.е. радикальное изменение текущего положения дел на земном шаре.
К началу нового тысячелетия мир стал меняться с такой быстротой, что ана-лиз текущих процессов уже породил сотни глубоких и не очень глубоких работ апокалиптического жанра.

Введение
1. За всю свою историю наша цивилизация никогда не подходила настолько близ-ко к краю своего существования или, по крайней мере, к пределу текущей траек-тории развития. Действительно ли положение так серьезно и есть ли из него вы-ход?
Очевидно, что чем дольше политика, социальная система и экономика будут цеп-ляться за текущий status quo, тем драматичным будет их неизбежный коллапс, тем меньше будущий “новый порядок” сохранит не только культурные компоненты, но и морально-этические принципы современной организации мира. За тот короткий – несколько десятилетий – период, который отпущен человечеству на радикальную коррекцию курса, ему предоставлены три перспективы:
 Начать исправление траектории развития сегодня, причем настолько кардинально, чтобы минимизировать дальнейшее разрушение устойчивости и обеспечить наилучшие условия ее восстановления, сохранив в процессе необходимой для такой перестройки Ноосферы наиболее важные составляющие своего нынешнего “я”.
 Затянуть этот процесс до грани, когда оздоровление траектории окажется человеку непосильным, - он еще сможет выживать, но при порядке, мало имеющем общего с сегодняшним понятием цивилизации, каким бы условным оно не было; - пример саморазрушения Римской империи.
 Глобальное положение дел деформируется настолько, что человечество само-разрушится, выбрав судьбу алкоголика, умирающего от цирроза печени.
2. Кратко cформулируем основную тематическую линию этой работы:
 С началом 21го века наше развитие все больше похоже на движение наобум вглубь минного поля: число и масштаб возможных глобальных катастроф растет, а способность человечества предотвращать их скорее падает.
 Несмотря на «крутой» технический прогресс, цивилизация напоминает группу школьников, пытающихся изображать общество взрослых, плохо маскируя подро-стковую агрессивность при широком разнообразии детских фобий и комплексов.
 Конфликтность и неспособность мыслить стратегически при доступе ко все бо-лее разрушительным технологиям в ограниченных рамках планеты Земля делают жизненно необходимым для выживания человечества активное участие бесспорного Авторитета, способного смягчать кризисы, предотвращать конфликты и катастрофы, оптимизировать процесс взросления Ноосферы.
 За всю историю человечества религии, политические идеологии, международ-ные организации, интеллектуальные сообщества не смогли доказать свою способ-ность к созданию такого глобального Авторитета из "имеющегося материала". Тем не менее, этот путь остается пока единственно возможным и необходимо ис-пользовать его, выстроив такой Авторитет за ближайшие пару десятков лет, которые - будем надеяться - у человечества еще есть.
Далее каждый из этих пунктов будет рассмотрен более детально.

ПРЕДЫСТОРИЯ СТАТУСА КВО
1. Двадцатый век
Еще сто лет назад, т.е. в начале двадцатого века, ни о каких глобальных потрясе-ниях речи не было, поскольку развитие нашей цивилизации тогда не достигло уровня, при котором человечество могло бы столкнуться с мировой технологиче-ской катастрофой или предвидеть близкую возможность внешней.
Во все века основным источником прогнозов всеобщих бедствий была религия, предсказывавшая масштабную кару божью или конец света. Реальность космиче-ских катаклизмов наука осознавала, но оценка их вероятности была слишком низ-кой, по крайней мере, до тунгусского метеорита.
В качестве единственного возможного варианта катастрофы в это время рассмат-ривалось только появление новой смертоносной бациллы, поскольку уровень биологии и медицины не позволял тогда организовать адекватные контрмеры. Это подтвердила эпидемия испанки (считается самой масштабной за всю из-вестную историю человечества), от которой за 1918-1919 годы погибло несколько десятком миллионов человек, что превысило общие боевые потери первой мировой войны.
К короткому списку прогнозировавшихся в начале двадцатого века потенциаль-ных катастроф можно добавить модные в те времена расовые страхи - "желтая или черная опасность": бесчисленные орды из Азии или Африки, сметающие европейскую цивилизацию и устанавливающие новый мировой порядок.
В дополнение для полноты картины можно вспомнить и провидения писателей-фантастов, такие как "Война миров" или "Гиперболоид инженера Гарина".
Этот краткий обзор показывает, что хотя к середине двадцатого века масштаб ци-вилизационных потрясений ставил рекорды, - испанка, две мировых войны и политические катаклизмы стоили человечеству чуть ли не двести миллионов жиз-ней, но уровень глобализации того времени еще не позволял им вырасти до катастроф с потерями намного выше одного процента населения земного шара. Для сравнения стоит вспомнить, что потери нашей страны в Отечественной войне превысили 10%.
Появление ядерного оружия, развертывание холодной войны и очередной этап глобализации сделали мировую трагедию вполне реальной перспективой, под тенью угрозы которой человечество прожило всю вторую половину двадцатого века.
2. Двадцать первый век
2.1. Однако к концу закончившегося столетия и тысячелетия мир стал однополяр-ным и опасность тотальной ядерной войны отступила на задний план, хотя и не исчезла совсем. Тем не менее, с наступлением века двадцать первого спектр воз-можных катастроф пополнился и продолжает расширяться прямо на глазах.
Кроме всё новых видов оружия растет масштаб возможных техногенных катастроф в результате аварий, терактов или военных действий. К ним добавляется перспектива экологических бедствий, вероятность глобальных социально-политических переломов, возможных, в частности, из-за мировых финансово-экономических кризисов, и т.д. Кстати и риск пандемий пока не сведен к нулю, а успехи генной инженерии могут иметь далеко не только позитивные последствия.
Ясно, что добравшись до 21го века мы выстроили глобальную цивилизацию все более похожую на минное поле (ЦМП). Все новые факторы, порождаемые ею на-право и налево без какого-либо учета последствий, вырастают до потенциальных потрясений апокалиптического масштаба, представляющего угрозу самому существованию человечества.
2.2. Что же изменилось за последние полвека, что вызвало такой стремительный рост числа и разнообразия критических факторов? Это связано с тремя ключевыми процессами, каждый из которых вышел далеко за границы устойчивости:
(а) Численность человечества выросла вдвое; быстро повышается уровень жизни в смысле уровня потребления; эти два показателя определяют экспоненциальный рост использования естественных ресурсов, соответственно умножение объема отходов, и, следовательно, активное разрушение экологии.
(б) Эффект глобализации складывается из трех факторов: формирование транснациональной экономики, массовость кино и телевидения (а последние годы и Интернета), рост транспортных потоков. Первое ведет к гипертрофии потребления и потери устойчивости мировой экономики. Второе стимулирует методики тотальной манипуляции общественным мнением и разрушению традиционных культур. Последнее способствует возможностям глобальной панде-мии и терроризма.
(в) Быстро растущий темп развития и умножения числа высоких технологий от бытовых до военных радикально меняет образ жизни, инфраструктуру цивилизации и формы войны. Уровень и "радиус действия" этих технологий растет гораздо быстрее, чем средства обеспечения их надежности и безопасности. Это, в частности, умножает возможности отдельного человека и небольших групп по ошибке или умыслу вызвать разрушительные процессы все большего масштаба.
Перечисленные факторы в середине двадцатого века были еще настолько ограничены, что ни вместе, ни порознь не могли содержать вероятность глобальных разрушительных эффектов. Сегодня они вышли за рамки зоны относительного равновесия и безопасности, удаляясь от нее с быстро растущим ускорением.
2.3. Сам modus operandi, при котором далеко идущие решения принимаются только на основе тактических, а часто и чисто конъюнктурных соображений, бес-спорно подтверждает то, что наша цивилизация находится на уровне развития не слишком умного, но агрессивного подростка.
При этом на самоубийственный вектор технического прогресса накладывается экспоненциально растущее разрушительное воздействие мировых СМИ, выполняющих функцию всеобщего галлюциногена. Эта умножающаяся подмена реальности виртуальностью способна понизить IQ Ноосферы до той степени, когда она окончательно перестанет справляться с быстро растущим разнообразием потенциально смертельных факторов ЦМП. В результате какой-то из них - а то и весь букет разом - сработает так, что дальше манипулировать будет некому и нечем.
Пока не видно обстоятельств, которые могут кардинально изменить эту губитель-ную тенденцию. Кажется, что заставить человечество радикально поумнеть спо-собны либо шок либо "высшие силы".

НЕОБХОДИМОСТЬ СВЕРХ-АВТОРИТЕТА
3. Шок или Высшая сила?
3.1. Таким шоком может быть осязаемая близость реальной катастрофы. Пример известен: угроза атомного конфликта заставила балансирующие на грани третьей мировой войны великие державы не преступать роковой черты.
Сегодня политическая конфигурация мира изменилась, но балансирование про-должается, перейдя в привычную хроническую форму. Ракеты совершенствуются, число стран с ядерным оружием расширяется, атомные станции растут как грибы, хотя каждая из них – это потенциальный Чернобыль, т.е. очень большая ядерная бомба.
История Киотского протокола - очередная иллюстрация того, что даже угроза мировой экологической катастрофы не может заставить текущий глобальный порядок скорректировать траекторию, согласившись на необходимые тактические жертвы ради решения жизненно важных стратегических проблем.
Таким образом, на шок надежды немного: маловероятно, что серьезное потрясе-ние поможет нашей цивилизации-подростку повзрослеть, а не толкнет мир за грань умопомрачения и одичания.
3.2. Если надежда на шок мала, то есть ли такая "высшая сила", которая могла бы помочь человечеству выйти из наркотической прикованности к текущей линии развития и свести на нет или, по крайней мере, значительно сократить все более реальную угрозу глобальной катастрофы?
Ясно, что такая сила должна обладать Авторитетом, которому нельзя не подчи-ниться. Т.е. мудростью и могуществом, превосходящим возможности нашей ЦМП.
Почему и мудрость и могущество? Потому, что одной мудрости недостаточно, - ее несовершеннолетнее человечество привыкло не принимать во внимание или просто не слышать. А одно могущество без мудрости в двадцатом веке мы наблюдали в самых разных формах. Мировые державы были не настолько сильны, чтобы обеспечивать устойчивость порядка, поскольку для большей части остального мира - они сила диктата, не оставляющая право выбора. Ее вмешательство, как правило, не помогает, а только усиливает нестабильность перспективы.
Для людей религиозных такая высшая сила - это Бог, для верующих в НЛО - при-шельцы. Однако пока обе эти потенциально могучие внешние силы никак не проявляют себя явно в помощи человечеству поумнеть и уцелеть.
Если нет надежды ни на шок, ни на внешнюю силу, то может быть такой мировой Авторитет - своего рода глобальный супер гуру - найдется на Земле?
4. Сколько полюсов нужно?
4.1. Вся история человечества - это цепь попыток создания центра управления Ойкуменой. Несколько тысячелетий для таких планов был один стимул – власть и для их реализации один рычаг - сила. Результат таких попыток тоже был единст-венно возможным - создание империи и определяемого ею порядка. И конец всех империй тоже был одинаков: разрушение системы.
Своим рождением империи были обязаны преимуществу в технологии силы. Разрушением - ослаблению центра и усилению центробежных факторов. Каждый раз принципу силы оказывалось "не под силу" удержать систему слишком большого масштаба. Последней такой попыткой был третий рейх, не сумевший выйти даже за границы Европы.
Очевидно, что в установке мирового порядка сила не может быть доминантой. Он должен еще устраивать и основную часть человечества, иначе центробежные факторы будут постоянно испытывать его на прочность и в конце концов разру-шат.
В двуполярном мире второй половины 20го века оба полюса кроме силы опира-лись на идеологию. Как оказалось, кроме силы и идеологии, на такую борьбу влияет и третий фактор - экономика. Именно сочетание этих трех слагаемых и решило мирный исход "соревнования систем".
4.2. Сколько же полюсов необходимо для стабильности человечества в 21ом ве-ке?
Уже ясно, что текущее однополярное устройство мира долго не продержится, - по-ложение первого парня на деревне никогда не устойчиво, всегда найдутся желающие лишить "первого" этой позиции.
Систему двух центров уже проходили, тут только два варианта: либо потенциаль-ный конфликт как антитеза устойчивости, либо сотрудничество, - но это уже не двуполярность, а нечто промежуточное между конфликтом и однополярностью.
Возможная в ближайшем будущем многополярность тоже никак не может гарантировать устойчивости из-за постоянного неравновесия динамической системы блоков и потенциальных противоречий.
До стабильности без центра наша цивилизация еще не доросла, а стабильность конструкции при одном полюсе может получиться только тогда, когда этот полюс будет превосходить остальную систему абсолютно.
5. Центр силы или центр притяжения?
5.1. Фактор "высшего Авторитета" нужен для устойчивости любой социальной системы, поскольку в ней всегда есть необходимость в механизме разрешения конфликтов самого разного рода и нахождения решений в моменты кризисов.
В функции такого Авторитета обычно выступают:
 грубая сила: главарь, полевой командир, диктатор,
 "уполномоченный системы": офицер, барин, директор, президент, царь,
 представитель "нездешних" сил: шаман, колдун, жрец, религиозный ие-рарх,
 духовный авторитет: гуру, наставник, мудрец, гений, пророк, лидер.
Симбиоз системы и Авторитета - отдельная тема. В любом случае за Автори-тетом с большой буквы либо сила, с которой невозможно спорить, либо мудрость, которая всегда права, либо их сочетание. Как только сила или мудрость теряют статус абсолютных и могут быть поставлены под сомнение, Авторитет перестает быть устойчивым и становится перед альтернативой: либо подтвердить свою безусловность и неограниченность, либо потерять функцию Авторитета.
Поэтому для выживания нашей цивилизации необходим Авторитет, способный играть роль мудрого взрослого при трудной группе детского сада. Использованная выше метафора подростка адекватна при оценке общего уровня нашей цивилизации, но не подходит для выстраивания отношений между ней и Авторитетом. Кроме функции признанного судьи при разногласиях, этому Авторитету необходимо еще и умение угадывать поведение подопечных "на несколько ходов вперед". Иначе наш трудный детский сад с кучей смертельных игрушек сможет в конце концов прикончить мудрого взрослого так же, как десятки раз это удавалось "коварным аборигенам" при встрече с миссионерами из более цивилизованных стран.
Таким образом, от центра, способного выполнять функции высшего Авторитета, требуется мудро обеспечивать оптимальный мир и развитие подопечных соседей по "общежитию Земля", не допуская в доме пожаров, увечий и серьезных болезней. При этом желательно не навязывать им себя явно в качестве опекуна, поскольку не ведающие что творят опекаемые могут отреагировать неадекватно.
5.2. Похоже на "Трудно быть богом" Стругацких, хотя при той большой разнице, что там в процесс вмешиваться не полагалось, но была возможность вернуться на родную планету. А в данном случае все наоборот: вернуться некуда, поскольку родная планета и есть место действия, а вмешиваться - хотя и тайно - необходи-мо, иначе от планеты скоро мало что останется.
Это означает, что центр "Авторитет" должен обладать:
(а) интеллектуальным превосходством в такой степени, что используемые им тех-нологии выглядели для прочих как недостижимые чудеса;
(б) уже упоминавшейся мудростью и тактом в отношениях, которые должны соче-тать роли старшего брата и духовного наставника.
До сих пор такого сочетания качеств высшего Авторитета добиться никому не удавалось. Претенденты на мировое лидерство обычно выполняли в какой-то сте-пени только условие (а), демонстрируя определенное превосходство в силе. И в то же время обычно они вели себя как эгоистичные тинэйджеры, присвоившие себе роль главврача в доме для дебилов для обоснования принципа "хозяин-слуга", а то и "высшая раса - раб".
6. Как попасть в Авторитеты
6.1. Популярное выражение "отстали навсегда" - это всего лишь фигура речи. От-ставание в уровне технологий для большинства стран, даже не относящихся к ве-дущим, не так велико, как кажется. За последнюю четверть века это продемонстрировала Япония в 80х годах, совершив за десять лет рывок на второе место в мире. Следующими были Тайвань, Южная Корея, Сингапур и Финляндия. Сегодня - это Китай, на подходе Индия и Бразилия.
Таким образом, реализовать большой скачок для того, чтобы догнать и попасть в группу технологически ведущих совсем не так нереально, как кажется: нужны пра-вильный выбор стратегии и адекватная национальная мобилизация для ее осуществления.
Легко видеть, что способными на большой скачок оказываются отнюдь не самые богатые страны. Золотой миллиард слишком хорошо живет, чтобы осуществить необходимую мобилизацию, требующую перестройки образа жизни страны и даже определенного затягивания поясов. А для стран с не слишком высоким уровнем затянутый пояс является привычной формой бытия.
Однако догнать - это в принципе совсем не то же самое, что перегнать с боль-шим отрывом. В технологиях такое пока никому не удавалось. Много раз получа-лось обогнать "на корпус": США - с атомной бомбой, СССР - в космосе и т.п. Но история показывает, что такой отрыв не бывает слишком надолго, и для обсуждаемой задачи он не принципиален. В шкале глобального соревнования перечисленные прорывы - несмотря на их масштаб и значение - приходится отнести не к стратегическим, а к оперативным, т.е. таким, эффект которых не сохранял лидерство больше чем на десятилетие.
6.2. И хотя примеров прорыва в лидеры всерьез и надолго нет, но возможность этого остается, и сегодня: в мире существуют несколько потенциальных кандида-тов, способные на такой рывок. Думаю, что из них можно исключить те, которые:
а. Слишком хорошо живут, - как уже говорилось, для "большого скачка" необходи-ма национальная мобилизация, способная перестроить образ жизни страны.
б. Не обладают достаточным интеллектуальным потенциалом, который является необходимой базой такого прорыва.
Требование (а) отсеивает государства золотого миллиарда: США, Европу и Япо-нию. Последняя продемонстрировала возможность "большого скачка" в 80х годах, однако тогда ей не хватило требования (б), теперь же это вряд ли получится из-за требования (а).
Требование (б) не пропустит в лидеры молодых азиатских драконов - Южную Ко-рею, Тайвань и Индию.
6.3. В кандидатах остаются Китай и Россия. Их общее преимущество: отсутствие недостатка (а) и огромный опыт радикальных перестроек в 20-м веке. На этом сходство кончается:
 Россия - это максимальный, хотя и быстро разрушающийся, интеллектуальный потенциал, еще способный служить базой на период нескольких ближайших лет, и огромные естественные ресурсы. Но противовесом этих преимуществ служат два критических недостатка: абсолютно неадекватная коррупционная власть и морально устаревшая полуразрушенная промышленность; сюда можно добавить демографический спад и избыток территории; страна приближается к краху.
 Китай - государство на крутом подъеме: власть демонстрирует эффективность, промышленность динамично развивается, интеллектуальный потенциал быстро растет, хотя пока еще во многом отстает от российского; минусы - нехватка естест-венных ресурсов и территорий, избыток населения.
Пока преимущества Китая не так велики, как это представляется сегодня многим. Нехватка естественных ресурсов и огромная численность населения при недоста-точном пока интеллектуальном потенциале уже сейчас ограничивает возможно-сти повышения темпа роста. Сама эта предельная скорость роста подменяет стратегическую задачу "прыжка" тактической: выход на позиции второй, а потом и ведущей мировой державы, т.е. в первые среди равных. Однако сегодняшняя тактическая оптимальность политики Китая может смениться стратегической либо при текущем глобальном кризисе, либо при следующем, которые могут сменить текущий status quo мирового равновесия, на более конфронтационный.
Хотя такой кризис может несколько повысить шансы попасть в группу кандидатов как Японию, так и некоторых членов золотого миллиарда, для которых внешняя угроза способна стать достаточным катализатором национальной мобилизации.
6.4. Что касается России, то у нее впереди две крайние альтернативы:
А. При сохранении сегодняшнего курса в течение ближайших пяти - десяти лет ее ждет государственная катастрофа: она теряет (снижает на порядок) свой интеллектуальный потенциал, окончательно отстав от мирового уровня прогресса, усиливает социальную напряженность, полностью утрачивает национальную безопасность, расшатывает территориальную целостность.
Б. При смене курса на тактически оптимальный у страны есть неплохие шансы в ближайшее время вернуться в группу ведущих стран.
Однако даже альтернатива Б не решает глобальной стратегической проблемы ЦМП, которая в любой момент может разрушить мнимую глобальную устойчивость и отбросить человечество далеко назад. При этом именно Россия станет первой жертвой передела мира: ее огромная территория и ресурсы станут естественным плацдармом борьбы за первенство (а может быть и выживание) лидеров нового порядка.
Но все-таки, у России, возможно, есть шанс стать тем самым мировым Авторитетом, который сможет выполнить функции стабилизации глобальной системы. Каким бы нереальным такое развитие событий не казалось как в принципе, так для России конкретно, для нас этот шанс является судьбоносным и наш долг оценить его возможность и условия его реализации.
Для этого нам придется рассмотреть в следующей главе достаточно подробно тех-нологию прогресса.
ПАРАДИГМЫ ПРОГРЕССА
7. Крутые повороты
7.1. Для всякого процесса характерны точки бифуркации, - развилки возможных направлений дальнейшего развития, включающие крутые повороты, при которых равномерный (поступательный, эволюционный) до этого участок траектории резко меняет направление.
Такие переходы в новое качество часто отличаются своей внезапностью и внешней непредсказуемостью: текущий ход событий становится настолько привычным, что как бы экранирует приближение предстоящего скачка, несущего драматическую ломку status quo.
Точки бифуркации процесса имею место на любых его уровнях, которые и определяют контекст их «радиуса действия». Например, таким поворотом на верхнем уровне развития ИКТ было появление компьютера, на более низком - смена поколений ЭВМ (в частности, переход с ламп на полупроводники и затем на интегральные схемы), на еще более низком - смена версий процессоров и операционных систем, и т.д. Бифуркации самого верхнего уровня оказывают глубокое влияние на развитие цивилизации не менее чем на несколько десяти-летий.
Сегодня темп прогресса вырос настолько, что радикальные смены технологий на разных уровнях происходят все чаще и чаще.
7.2. Крутой поворот в точке бифуркации происходит из-за:
А. Внутреннего кризиса - потери стабильности поступательного движения: например, ламповая электроника перестала удовлетворять запросы развития вычислительной техники, став неадекватной для достигнутого уровня сложности и массовости ЭВМ;
Б. Появления новых факторов (в частности, радикальных инноваций), позволяю-щих кардинально изменить направление развития.
Как правило, кризис вызывается сочетанием дестабилизирующих факторов, накопление которых достигает некоторого критического порога. Если к этому моменту способная разрешить кризис инновация появилась, он заканчивается поворотом направления при сохранении более общей парадигмы развития. Подобные инновации - "ответы на кризис" - обычно базируются на результатах предшествующего кризису этапа эволюции, в связи с чем не могут появиться намного раньше. Таких - подавляющее большинство и именно они образуют основной механизм прогресса.
Несравнимо меньше число инноваций, которые не связны прямо с текущей фа-зой развития и с традиционными (общепринятыми на данный момент) устоями науки и техники. Каждый такой "шаг в сторону" - своего рода чудо: толчком к нему может стать случай (открытие радиоактивности) или контакт с параллельной линией развития (порох).
8. Важность шагов в сторону
8.1. Любая радикальная бифуркация достаточно высокого уровня ставит в особо тяжелое положение лидеров текущего этапа, которым предстоит перестройка большой уже сложившейся индустрии. И может помочь аутсайдерам, первыми уловившим направление приближающегося крутого поворота, предоставляющего им шанс заранее "срезать угол".
Для традиционных инноваций типа ответ на кризис возможности аутсайдеров ниже, поскольку, как правило, такого рода разработки активно ведутся лидерами в рамках развития текущего направления. А вот вероятность шага в сторону выше как раз у отстающих с высоким интеллектуальным потенциалом. "Выпав из игры", они не тратят силы на тактические решения в рамках main stream, где сосредоточены усилия конкурирующих между собой лидеров текущего этапа, и поэтому способны выйти за границы этих рамок в разработке нестандартных вариантов.
Таким образом, при приближениях критических точек аутсайдерам в их планах на успех прямо противопоказаны попытки догнать ведущих, поскольку необходимое срезание угла требует реализацию качественно новых принципов и ноу-хау, спо-собных обеспечить им лидерство после бифуркации.
8.2. Крупных шагов в сторону на уровне истории человечества много в культуре и религии, а вот примеры в технологии за последние две тысячи лет можно пере-честь по пальцам: индо-арабская система счисления (сменившая римскую), ком-пас, порох.
Такие глобальные бифуркации как открытие Америки, книгопечатание, компьютер и многие другие трудно считать шагами в сторону, поскольку им предшествовал период интенсивного "эмбрионального" развития, подготовивший крутые повороты, вызванные этими качественно новыми факторами.
Что касается перечисленных шагов в сторону, то они в европейскую цивилиза-цию приходили готовыми из других культур. Для нашей темы важно то, что многие шаги в сторону не были связаны с уровнем развития времени их появления. Например, индо-арабская система счисления пришла в Европу в начале второго тысячелетия. Эффект этой инновации трудно переоценить: в предшествующей римской системе даже простые арифметические операции требовали интеллектуальных усилий чуть ли не уровня доктора наук, в то время как в сменившей ее современной позиционной десятичной системе ими владеет каждый ученик начальной школы. Поскольку она вполне могла бы войти в европейскую культуру на полторы тысячи лет раньше: например, случись это в античной Греции при Александре Македонском, история могла бы пойти совершенно другим путем.
8.3. Таким образом, если бы уже известные нам шаги в сторону происходили в истории намного раньше, т.е. тогда, когда развитие уже достигло уровня, способ-ного на внедрение соответствующих инноваций, наша траектория технологического прогресса могла бы быть существенно более крутой и избежать многих непродуктивных зигзагов типа флогистона.
На десятилетия, а то и на века раньше могли бы произойти многие ключевые события, в частности, и такие, как упомянутые открытие Америки и книгопечатание. Это зависело от готовности самой эпохи - как правило, достаточно консервативной - к крупным инновациям, а также от ее интеллектуального уровня. Историю технологий делали таланты и гении, с чьими "озарениями", способностью выйти за рамки традиционных подходов, связаны наиболее значительные бифуркации.
Наиболее драматичны судьбы тех, кто опережал свою эпоху, открывая те качест-венно новые возможности, время которых еще не наступило. Достаточно вспом-нить Леонардо да Винчи или Циолковского. А также множество неведомых нам гениев, безымянные открытия которых затерялись во мраке истории.
Это относится не только к тем шагам в сторону, которые нам известны, но и к го-раздо большему их числу тех, о которых мы пока не знаем ничего.
Представим теперь возможный эффект тех, которые еще не открыты, но потенци-ально могли бы быть открыты вчера или сегодня. Цивилизация, который бы повезло вовремя сделать эти шаги в сторону, могла бы стать на порядок более зрелой и мощной, чем та, которой мы так гордимся сегодня.
9. Метафора пирамиды
9.1. Понятно, что импульс каждого крупного открытия и изобретения, меняющего направление развития, является катализатором потока рядовых инноваций, необходимых для развития этой новой идеи.
Для наглядности представим любую технологическую область в форме пирамиды. К вершине пирамиды относятся стратегические концепции, определяющие текущее направление развития. Они опираются на идеи верхнего уровня, решающие наиболее общие задачи, необходимые для эффективной реализации концепций и формирующие их основные составляющие.
К каждому следующему уровню относятся инновации, определяющие решение все более частных задач, а основание пирамиды составляют чисто технические приемы, обслуживающие совершенствование текущих технологий верхних этажей.
Как правило, КПД и время жизни этих последних не слишком велики: они решают задачи текущего момента и достаточно быстро заменяются другими методами то-го же уровня, но более продвинутыми. Или становятся лишними, если изменения "наверху" изменили структуру технологий нижних этажей.
Таким образом, чем выше составляющая в пирамиде, тем значительнее ее роль, продолжительнее, как правило, время жизни, и тем больше объем расположенных под ней частных инноваций, обслуживающих ее реализацию.
9.2. Это определяет динамику нашей метафоры. Вершина пирамиды двигается импульсами, определяющими интервалы от бифуркации до бифуркации. За такой период технологии промежуточных уровней успевают пройти несколько инновационных преобразований, причем обычно - как уже отмечалось - чем уровень ниже, тем частота преобразований выше, а, следовательно, эволюция технологических составляющих равномернее.
При этом развитие в спокойный поступательный период между соседними бифуркациями определяется движением вперед нижних уровней пирамиды за счет улучшений тактического и оперативного характера.
В случае стратегических бифуркаций, меняющих саму концепцию, новая вершина смещается скачком. Что, естественно, создает наклон пирамиды вперед и дает импульс к перестройке и перемещению нижних слоев. При этом прежние технологии начинают заменяться на новые, развивающие победившую концепцию. В результате форма пирамиды выравнивается, а затем положение вершины опять начинает отставать от движения нижних слоев.
Таким образом, движение нижних составляющих прогресса снова все больше опережает развитие концепции, что ведет к накоплению условий конфликта, вызывающего необходимость следующей бифуркации.
Естественно, наша метафора пирамиды предельно упрощена, поскольку взаимо-действие между компонентами разного уровня (концепциями, инновациями, ноу-хау и т.п.) гораздо сложнее и многообразнее. Но в первом приближении она дос-таточна для иллюстрации нашей основной темы.
10. Качество траектории прогресса
10.1. Понятно, что эффективность траектории прогресса зависит как от качества новых концепций, так и их от появление вовремя, без чрезмерного запаздывания.
Представим, что в процессе развития технологии возникла необходимость бифуркации в точке А. Однако соответствующая, отвечающая на этот кризис, концепция К1 появилась с задержкой, которая вызвала потери, связанные с затягиванием выхода из кризиса А. После исчерпания периода концепции К1 и образования очередной бифуркации А1 также с опозданием и соответствующими потерями формируется концепция К2. К следующей бифуркации А2 развитие уже понесло ущерб и в потерях из-за опозданий концепций К1 и К2, и в последовавших по причине этих опозданий задержках по времени реализации периодов К1 и К2.


Возможно на этапе А потенциально существовала (но сформировалась слишком поздно или вообще осталась неизвестной) концепция К, позволяющая сразу перейти в А2, причем без лишних расходов и потерь, связанных с траекторией К1 – К2.
Понятно, что К - это либо качественно иной и существенно лучший по сравнению с К1 ответ на кризис А, либо тот шаг в сторону, который не может родиться в рамках main stream развития данной области к моменту А.
10.2. Необходимо учитывать, что основной объем пирамиды двигается рядовыми профессионалами, в то время как эффективность новых концепций и их появле-ние вовремя зависят от ведущих специалистов, от их талантов и способности на-ходить качественно новые решения. Т.е. темп прогресса зависит и от "маршалов" и от "уровня войск", причем роль руководства намного значительнее: неправиль-ные или не вовремя принятые решения маршалов обойдутся дорого и при самой замечательной армии, а удачное нестандартное решение руководителя часто по-зволяет добиться успеха даже посредственной команде.
Анализируя историю постфактум, мы знаем о многих упущенных оптимальных решениях, которые помогли бы исправить ошибки, избежать катастроф, обеспе-чить наилучшую траекторию развития.
Но тоже самое относится и к точке сегодня: мы просто не видим большую часть наилучших вариантов, мимо которых проходим в данный момент и которые будут упущены в ближайшем будущем. Не будучи способным на долгосрочный прогноз и формирование наилучшей стратегии, посредственное руководство "клюет" на возможность оперативного успеха, который – и так бывает чаще всего – либо да-леко не адекватен по лишним потерям времени и качества, либо вообще станет пагубным по отношению к латентной стратегической задаче. Которая станет оче-видной post factum.

11. Уровень цивилизации
11.1. На данном этапе нашего рассмотрения можно просуммировать сказанное. Уровень прогресса определяется способностью цивилизации:
 устанавливать оптимальные стратегические цели;
 формировать адекватную программу реализации такой цели;
 генерировать прорывные идеи и воспринимать опережающие;
 оперативно перестраивать научно-техническую "армию" для оптималь-ной реализации качественно новых концепций.
Наглядным примером эффективности такой парадигмы – назовем ее парадигмой (1) – являются фундаментальные исследования для реш


Просмотров: 1756
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 11.10.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]