03:00

ПОСЛЕ КАПИТАЛИЗМА

11-12 сентября 2009 г. в Политехническом музее прошла международная конференция «Возвращение политэкономии: к анализу возможных параметров мира после кризиса». Мне она представляется продолжением круглого стола по перспективам РФ в обстановке глобокризиса, который прошел в Институте динамического консерватизма двумя неделями ранее.

     По сути дела, речь шла о том, что капитализм умирает. Ему на смену идет нечто новое. Причем большие потрясения впереди неминуемы.

     НАШИ МОЗГИ НЕ ХУЖЕ!


     Устроителями форума выступили деловой журнал «Эксперт» и созданный при нем Институт общественного проектирования (ИНОП). Во всяком случае, у обеих структур один глава: В.Фадеев. По иронии судьбы – один из активных участников слома советской системы, певец нынешнего «россияно-капитализма». Так сказать, либерал, а его ИНОП – конкурирует за влияние на ум нынешнего президента с Институтом современного развития (ИНСОР), еще одним гнездилищем местной либерастии. А ирония судьбы заключается в том, что иностранные участники конференции один за другим говорили о кризисе капитализма как такового, выказывая взгляды совсем не либеральные.

     На почти театральном занавесе за спиной выступающих красовалось огромное фото тегеранской тройки: Черчилль, Рузвельт и Сталин. Все они устремляли взор на трибуну с докладчиками. Сэр Уинстон, ухмыляясь, оборачивается к двум другим вершителям мировых судеб, словно молвя: «Вы только послушайте, что они говорят!» В ответ Рузвельт осклабился, а Иосиф Виссарионович прячет лукавую улыбку в пышные усы. По замыслу устроителей форума, эта тройка – создатели того мира, который сегодня разрушается.

     А он таки разрушается. То, что перед нами – кризис не экономический, а глубоко общественный, на конференции заявляли практически все. И что он отнюдь не закончился, что никакого «дна» не достигнуто, и что продолжение следует…

     Честно говоря, по окончании конференции автор этих строк почувствовал гордость: оказывается, русские исследователи ничем не уступают маститым западным коллегам. Все, что говорилось 11-12 сентября в Политехническом музее, сотни (а то и тысячи) раз обсуждалось в газетах «Завтра» и «Советская Россия», на русских националистических и «красных» сайтах, блогах и форумах. О том же самом мы говорим в нашем ИДК. Ну, а Линдон Ларуш на подобные темы выступает уже тридцать лет.

     Ничего нового, в сущности, участники конференции не произнесли. Более того, мы смелее западников: они обходят «острые углы» и не решаются представить будущее после капитализма. Наверное, политкорректность не позволяет. Тем не менее, выслушать их оказалось полезным. Особенно в сочетании с отечественными участниками форума. Подержать руку на пульсе зарубежной нелиберальной мысли.

     АДЬЕ, ГЛОБАЛИЗАЦИЯ…

     Нынешний кризис, начавшийся на рынке ипотеки, носит не финансовый, а глубоко структурный характер. Он означает конец глобализации в ее недавнем понимании.

     Так считает Фредерик Лордон, научный директор Лаборатории спинозистского анализа экономик (Сорбонна). Его доклад носил красноречивое заглавье: «Адье, глобализация! Выход из кризиса в регионализацию». Итак, современный капитализм, где в последнее десятилетие падали реальные зарплаты и росло расслоение общества по доходам, пытался решить свои проблемы, надув пузырь потребительского кредитования. Очевидно, что домохозяйства Запада, набрав огромные долги, могут вернуть не более 20% от них. А это и есть конец прежней глобализации. Конец прежней экономики финансовых спекуляций. США и Англия, конечно, пытаются сохранить прежнюю модель глобо-капитализма и рассчитывают отделаться только косметическими корректировками курса, но эти потуги обречены на крах. Дерегулированная экономика не имеет шансов на жизнь. Ей на смену идет эра регуляции, причем в мире, разбитом на крупные экономические регионы, состоящие по возможности из стран с максимально однородными экономиками и уровнями развития.

     В блоковом мире будущего финансовый капитализм умрет. Больше не будет инвестиционных банков, порождающих пузыри, которые затягивают в себя всех. Банковское дело вновь станет рутинным и скучным, никаких рисковых операций здесь допускаться не должно. Немыслимым будет ситуация, когда едва образовавшаяся компания, еще не получив даже первой прибыли (стадия start up), сможет получать миллиарды долларов. В блоках не будет проводиться либерализации ради либерализации. (Этим идиотизмом отличалась политика неоконсерваторов и либерастов на Западе в 1980-е и в РФ с 1992 г.) В блоках-регионах главную роль заиграет именно производительная экономика. Лордон рисует порядок, сильно смахивающий на 1930-е годы. Итак, никакой поддержки потребления, ограничить доходность акций и ценных бумаг вообще, контролировать международные переливы капитала, ввести блоковые органы регулирования, осуществлять блоковый протекционизм. А из нынешнего кризиса с помощью финансовых мер и перекредитования уже не выйти…

     По сути дела, Ф.Лордон обрисовал мир, разделенный на крупные военно-экономико-политические блоки. Каждый – со своей системой регулирования экономики и своей резервной валютой. О последнем француз-последователь Спинозы специально не говорил, но это видно по смыслу его выступления. Так, он считает Евросоюз «троянским конем» глобализации, готовым блоком-регионом. Хотя и признает, что входящие в ЕС страны далеки от структурной однородности. В самом деле, Германия, Франция, Италия, Скандинавия и Бенилюкс – совершенно не то, что Польша, Румыния, Латвия и т.п. Правда, Ф.Лордон умалчивает о том, какие еще блоки могут возникнуть.

     В сущности, автор сих строк в конце 70-х жил в мире, разделенном на блоки: Варшавский договор, НАТО, СЕНТО, СЕАТО, АНЗЮС, АНЗЮК… В воздухе носился замысел Югоатлантического пакта – САТО. Видимо, нас ждет нечто подобное, только с большим креном в экономику. Такое уже было: зона Третьего рейха, Зона сопроцветания под контролем императорской Японии, Британская империя, США и их сфера влияния в Латинской Америке, СССР. Мы-то о расколе реальности на блоки-миры говорим давно, мучимые одним вопросом: а смогут ли русские создать свой блок – или им придется идти к кому-то в вассалы?

     Да, и еще один момент. Мир, поделенный на военно-экономические блоки чреват войнами. Большими войнами!

     БУДУЩЕЕ – ЗА ТЕМИ, КТО РОЖАЕТ ДЕТЕЙ И ПРОИЗВОДИТ ТОВАРЫ

     По мнению Джека Голдстоуна (профессора отделения публичной политики Университета Джорджа Мейсона, Вашингтон), финансово-спекулятивную экономику нужно уничтожить. Все беды – от того, что проводилась политика сверхпотребления сегодня за счет послезавтрашних (воображаемых) доходов. Это привело к чрезмерному потреблению и к поистине наркотической эйфории. Все поверили, что, скажем, недвижимость вечно будет дорожать, а финансисты всегда найдут какие-нибудь новые инструменты для расширения кредитования. И сейчас вся эта долговая экономика рушится.

     Как выйти из кризиса? Д.Голдстоун считает, что придется возрождать производство полезных товаров, решать проблему «плохих» долгов, сурово заставлять должников гасить взятые ссуды и повышать норму накопления в экономике. По мнению профессора, нынешний перевод «ядовитых» долгов из банков на государство ничего не дает: ведь все равно гасить задолженность придется. Увы, она настолько огромна, что делать это придется потомкам ныне живущих. Это обрекает жителей Запада на сокращение потребления и на то, чтобы снова начать сберегать средства (последний навык был полностью утрачен в 90-е годы).

     Что Голдстоун видит в будущем? Очевидно, что в экономике лидирующие позиции займет Азия. Там, где люди рожают детей и выпускают полезные товары. Америку ждет тяжелая жизнь: придется отдавать астрономические долги, причем все растянется на десятилетия. В Евросоюзе из-за низкой рождаемости белого населения экономика будет угнетена огромными расходами на пенсионное и медицинское обеспечение ратей стариков, а численность активного населения упадет до уровня 1950-х годов. В общем, никакого конца кризиса, о котором твердят сейчас иерархи капиталистического мира, американский исследователь не видит.

     Но Голдстоун не хочет деления мира на блоки. Он мечтает об интеграции человечества, о наднациональных регулирующих органах, о формировании породы глобального потребителя, преодолевающего национально-религиозные различия. Этакая «хорошая», производительная глобализация, знаете ли.

     Но кто ее проведет? Сионские мудрецы? Нынешние столпы капиталистического мира? И какими силами проводить новую индустриализацию на Западе, на каких технологиях?

     Нет ответа.

     О РЕВОЛЮЦИИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ И РЕВОЛЮЦИЯХ ВООБЩЕ

     Выступивший следом Сергей Нефедов (ведущий научный сотрудник сектора методологии и историографии Института истории и археологии Уральского отделения РАН, доктор исторических наук) придерживается неомальтузианских взглядов.

     Видный специалист в области математического моделирования истории, С.Нефедов обрисовал условно «капиталистические» и условно «социалистические» циклы истории. Итак, когда ресурсов (еды) производится много и на всех хватает, воцаряется «капитализм». Но потребление растет, причем не только из-за роста населения вообще, а из-за того, что плодится и все больше потребляет элита. И тогда наступает дефицит ресурсов, приходится вводить «социализм» с ограничением потребления и нормированным распределением. Выходом из этой ситуации могут быть либо катастрофа системы (бунт низов, вторжение иноземцев, уничтожение «лишней» элиты), либо – новая технологическая революция, которая вновь создает относительное изобилие ресурсов и товаров. Пример? Англия, которая смогла совершить промышленную революцию после острейшего кризиса XVI-XVII веков.

     По мнению С.Нефедова, нынешний капитализм попытается спастись с помощью новой технологической революции.

     Но вот вопрос от Максима Калашникова: а сможет ли он сделать это? Ведь нужные для этого технологии (технологии творения, «закрывающие технологии» и подрывные инновации) так же несовместимы с капиталистическими отношениями, как паровая машина, железная дорога или электростанция – с феодализмом или рабовладением. Ибо технологии будущего уничтожают целые отрасли прежней промышленности, целые сферы привычного бизнеса. Они позволяют производить многое на месте, в любой точке планеты, из местного, подножного сырья. Сие резко уменьшит объемы дальней торговли, уничтожит обслуживающие ее банки и транспортно-логистические структуры. А это – болезнейшая ломка реальности, уничтожение целых отрядов капиталистов. Это – путь, идущий через свой кризис, нестабильность. Он будет омыт кровью многих социальных революций.

     Согласится ли нынешняя элита капитализма идти на такую технологическую революцию? Ведь пока она ее сдерживала. А то, что нам выдают за сегодняшнее бурное техноразвитие (мобильные телефоны, муьтимедиа, компьютеры и сети) – это не что иное, как бесконечное совершенствование принципиальных научно-технических прорывов первой половины ХХ века. При отсутствии сегодня инноваций, сравнимых по «прорывности» с изобретением радио, компьютера, телевидения и т.д.

     И еще одна «мелочишка»: технологии будущего с равным успехом могут послужить как для создания реального коммунизма, так и для построения мрачного кастового общества, нового рабовладения по А.Фурсову. С нерыночной экономикой.

     А это – уже никак не капитализм. Так что даже технологическая революция его не спасет, а добьет.

     Так считают не все. Некоторые участники конференции предполагают, будто капитализм может спастись, надув новый пузырь – биотехнологический. Что именно биология обеспечит новую технореволюцию. Что капитализм за счет гиперинфляции сбросит в бедность основную массу населения США и Европы, уничтожит западный средний класс, тем самым сократив потребление масс и резко снизив стоимость рабочей силы Запада. Более того, возможно возрождение рабских форм труда, как на американском Юге до 1865 года. Мол, не зря сейчас так печатаются доллары. Это – часть грандиозного плана по «опусканию» западных граждан в нищету.

     Это, конечно, интересный сценарий, но он не решает проблем нынешнего мира. Биотех не уничтожает проблемы колоссальных долгов, оставшихся от 1981-2008 годов. А ввержение в нищету заевшегося и зажиревшего населения стран «золотого миллиарда» через гиперинфляцию порождает опасность развала и США, и Евросоюза. Такая операция приведет к тому, что над миром поднимутся красные и национал-социалистические флаги – параллельно с ростом исламского и христианского фундаментализма. Тут весь мир содрогнется от череды дезинтеграций и революций . Особенно если учесть, что на руках у американцев, скажем – сотни миллионов единиц огнестрельного оружия. Если же все это совпадет с природно-климатическими бедствиями и новым переселением народов (см. книгу «Глобальный Смутокризис»), то нас ждет просто кровавая баня. С возможными большими войнами на переформатирование миропорядка.

     Одно выступление звучало за другим. Одно понятно: капитализму приходит конец, он себя исчерпал. И казалось: возвышающиеся над докладчиками Три Гиганта – Сталин, Рузвельт и Черчилль – улыбаются все более и более зловеще…

     (Окончание следует)





     А это – из нашей с Родионом Русовым книги «Сверхчеловек говорит по-русски» - 2005 год.

     КОРЧАСЬ В КРАСНОМ ПЛАМЕНИ

     
На стороне нашей борьбы - сила хода истории!

     Окружающий нас мир распадается. Он скоро скорчится в красном пламени, заживо сгорая. И заполыхает пожар в точке сингулярности!

     Призрак коммунизма теперь не ходит по Европе. Сегодня он витает над всей планетой! Но коммунизма нового и невиданного. Непонятного даже нынешним вроде бы коммунистам. Коммунизма альтруистического, стоящего на невиданных технологиях сотворения и преобразования материи! Коммунизма люденов и звездолетов!

     Наши ноздри трепещут в предчувствии глобальных схваток, метаисторических сражений. Наше внутренеее ухо слышит подземный гул нарождающихся потрясений. Наши жертвы, понесенные во имя первого СССР, оказались ненапрасными. И горе тому, кто сего не понимает!

     В 1989 году наш враг выпустил наружу демонов ада. Вырвавшись на свободу, они уничтожают прежний порядок, пожирают Запад. И пути назад нет! Это в тридцатые годы ХХ века Запад мог играть и так, и этак. Можно было снизить налоги на капитал и прижать трудящихся к ногтю, а можно - увеличить налоги, закрыть границы для импорта и строить полусоциализм в вариантах Гитлера, Рузвельта, де Голля и иже с ними. Теперь подобное невозможно. Силы глобализации назад в кувшин не загнать. Любая попытка любого западного правительства накинуть узду на капитал и устроить протекционизм закончится массовым перетоком богатств в другие, «более свободные» страны. Невозможно закрыть границы для импорта и дать работу своим гражданам - потому что западные элиты стали глобалами, а производство вынесено в регионы с теплым климатом и дешевым трудом.

     Демоны продолжат свою работу, превращая Запад в край сверхбогатой элиты и нищего большинства. Им сегодня нет преград. Все глубже становится пропасть между властителями и подданными еще вчера благолепных стран. Все отчетливее вырисовывается участь миллиардов жителей незападных миров: быть топливом для процветания расы глобалов-античеловеков, умирая в нужде и беспросветье. Парадоксальным образом нищий из индийского Бомбея и белый рабочий из умирающего Детройта оказываются в одном разряде. Появление новых технологий, изгоняющих людей с заводов и полей, только ускорят начало грандиозной войны всех против всех. «Точка сингулярности» рискует стать новым 1917 годом.

     Дымные, кровавые зори встают над Землей. Завтра нас ждут ожесточенные схватки. Они пойдут на многих метаисторических фронтах сразу.

     Обреченные глобализацией люди вряд ли станут покорно нищать, бессловесно трудиться и безропотно вымирать. Кто-то уже кинулся в радикальный ислам, ища в нем общности и опоры в борьбе с демонами глобализма. Кое-кто бросится в белый нацизм. А кто-то поднимет флаги коммунизма. Грядет время боевиков, шахидов и штурмовиков разного толка. Террора разных видов. Новых интернационалов.

     Начнутся яростные столкновения меж языками, верами и расами. Западные националисты сцепятся с исламскими радикалами. Но и те, и другие будут непримиримо враждебны к глобалистам. Однако проиграют и наци, и мусульмане. Первые - потому, что национализм растащит людей на враждующие секты и не даст силы на осуществление грандиозных проектов прорыва в Грядущее. Вторые - потому что яро антитехнологичны и архаичны, воюя «живыми бомбами» и неграмотными партизанами против технически превосходящего противника.

     И оба проиграют, потому что истратят силы на взаимоуничтожение, давая шанс Античеловечеству. А уж оно вырвется на поле боя новой трансгуманистической силой, в обличье сверхчеловеческий бестий. Со своими планами нового мирового порядка и, скорее всего, «Обнаженного солнца». В наступающем хаосе применение бестиями генетического оружия становится практически предрешенным делом: иначе не сбить энергию бурлящего демографического котла на бедном Юге, не сбросить балласт перенаселения со стонущей от перегрузок биосферы Земли...

     По пылающей, вопящей от боли планете пересекающимися трещинами проляжет множество линий противоборства. Негров - против белых, латиносов - против белых и негров. Белых - против всех остальных. Мусульман - против христиан, иудеев, буддистов, конфуцианцев и индуистов. Богатых - против бедных. Молодых - против стариков. Технократов - против экологистов. Националистов - против строителей империй. Коренных - против иммигрантов. Религиозных фанатиков - против светских сил. Вписавшихся в глобальные сети - против тех, кто остался жить в локальных мирках. Вспыхнет смертельная борьба самых разнообразных сил за скудеющие источники нефти и газа, за доступ к пресной воде и плодородным землям. На перенаселенной и опустошенной Земле с ломающимся климатом станут свирепствовать изуверы разных толков, поднимется и станет страшной силой организованная преступность. Мы увидим крупнейшие техно- и экологические катастрофы, вызванные упадком индустриальной эры, исчерпанием человеческого капитала и износом техники. Нас ожидают этнические чистки, вспышки голода и людоедства, пришествие новых болезней, климатические передряги. Начнется безумие, и психика многих просто не выдержит чудовищного напряжения. Над планетой, сливаясь в многоголосый рев, станут витать кличи «Аллах Акбар!», «Бей черных!», и «Хайль Гитлер!», «Уайт Пауэр!», «К оружию, православные!». «Янки Дудль» будет силиться перекрыть звуки «Боже, царя храни» или «Марсельезы»...

     В этом хаосе затрещат по швам старые государства. Богатые и успешные регионы начнут борьбу за отделение от власти национальных бюрократий, за отгораживание от бедных и неудачливых соседей по старым странам. А кто-то, наоборот, начнет поход за объединение рассыпавшихся общностей. Загрохочут выстрелы, прокатится волна уличных боев и разноцветных бунтов. Рухнет прежняя валютная система планеты, перешедшая предел сложности. Конец господства доллара принесет новый виток хаоса и насилия. И это произойдет неминуемо: можно спорить лишь о сроках крушения системы.

     О, какие «цунами» пойдут гулять по миру! В игру вступит Большой Китай. Хитроумные жители Поднебесной попробуют взять власть над человечеством после глобальных финансовых катаклизмов. Мой друг, профессор Кобяков говорил мне, что в момент наибольшего хаоса китайцы сделают свой юань самсой сильной твердой валютой мира. Он обопрется на самый емкий внутренний рынок планеты, на полуторамиллиардный Китай. И тогда весь мир в поисках спасительного денежного якоря бросится зарабатывать юани, поставляя Китаю все, что только можно: товары, энергоносители, людей, идеи и технологии...

     А бестии думают иначе: они попытаются столкнуть китайцев в пучину нового распада страны, затем ударив по ней генетически измененными боевыми вирусами...

     Нам, русским, выпадает свой шанс в грядущей каше. Если мы сможем сохраниться и не погибнуть в кровавых пароксизмах.

     Наступает эра неокоммунизма. Только ему выпадает возможность примирить непримиримое и сплотить людей в борьбе с истинными врагами рода человеческого. Только надрелигиозная и наднациональная идея способна прекратить войну всех против всех.

     Новый коммунизм (мы можем только гадать, как он сам себя назовет) ворвется в мир с ясной и четкой программой. Он поднимет на щит нанотехнологии, нейтридную технику, генетику и еще Бог знает какие штуки. Он скажет: «Вот вам реальное освобождение от нищеты и рабства! Вот - разрыв смертельной петли нехватки ресурсов. Вот - нормальная жизнь для каждого, счастливое детство и обеспеченная старость, путь прочь от экологической катастрофы! Прощание с призраком перенеселения и вечной войны каждого против каждого!» Новые красные не станут страдать ошибками своих предтеч вроде разрушения церквей и воинствующего атеизма: они синтезируют науку и веру, не запрещая никому быть христианином, магометанином или иудеем. Новые красные попытаются сплотить всех в борьбе с бестиями-античеловеками и глобалистскими паразитами, предложат людям сообща идти к звездам и в глубины океанов, превращать пустыни в сады и возрождать отравленные индустриализмом земли. Создав остров своего будущего, новая сила получит возможность поставитиь в свои ряды и мусульманина, и отчаявшегося европейца, и бойца американской «гражданской милиции», и китайца с индусом. Неокоммунисты не станут насилием запрещать рынок и частную собственность. Клин клином вышибают! С рынок покончит ... развитие самого рынка. А последню точку в истории капитализма поставят новые технологии творения, нейтрид, нейросети, вездесущие роботы, термоядерная энергия...

     Вот, читатель, шанс для нашего СССР-2. Для нас с вами. И снова могут полететь над всей Землей сигналы из Москвы: «Всем! Всем! Всем! В России - революция! Восстание разума против мракобесия, торжество Света над Тьмой! Мы все - работники великой, всемирной армии труда...»

     Враг наш уязвим. Начав сверхчеловеческую революцию, мы обретем способность разить его в хвост и гриву! Советские летчики частенько ловили самоуверенных гитлеровских асов, когда те, заманерировавшись, подставляли брюхо под разящий огонь русских истребителей. Вот и бестии перемудрили. Мы можем их срезать. Как? Да хотя бы тем, что СССР-2 вложит огромные средства в образование, покорив мир с помощью специалистов, исследователей изобретателей высшего качества. Ведь кому-то придется укрощать взбесившуюся техносферу, создавать невиданную ранее технику, решать накопившиеся у человечества проблемы!

     ...Время нового общества грядет. И снова Русский мир шагает впереди. Очертания будущей эры угадываются в УРА и в Нейросоце Бощенко, в Братстве и в современном движении «Золотая лестница». Виден вектор: к тесной интеграции личностей, к созданию сверхсуществ и сверхчеловека...

     Полтора десятка лет назад нелюди и неполноценные разрушили тысячелетнюю Россию, предложив нам жить в опереточном новоделе под масонским полосатым «флагом». Теперь наша задача - покончить с властью низшей расы и воскресить Империю. Спасительницу рода человеческого.

     Нам противостоит Голем - омерзительное сверхсущество. Мне он, братья, предстает в облике копощащейся массы с миллионами ненавидящих глаз. Они буквально буравят нас, Людей, своими взглядами. Но я надеюсь дожить до часа, когда мы уничтожим Голема. Когда, разорвав его связи и уничтожив основу жизни античеловечества, превратим в его в смердящую, разлагающуюся массу дохлой органики.

     Мы будем сражаться за новую реальность, пока дышим и мыслим. Как умеем. И постараемся передать наше дело ребятам восьмидесятых и девяностых годов рождения. Русским и горцам, финно-уграм и тюркам. Всем, кому суждено стать бойцами великой смутной эпохи! Мы завещаем им мечту о новой империи. И пусть словно молния пронзит их умы и сердца. Тогда мы сможем со спокойной совестью окончить свой путь в этой жизни...

     ...Наши ноздри трепещут в предчувствии глобальных схваток, метаисторических сражений. Наше внутренеее ухо слышит подземный гул нарождающихся потрясений. Наши жертвы, понесенные во имя первого СССР, оказались ненапрасными. И горе тому, кто сего не понимает!

   
ВСЯКАЯ СИСТЕМА НЕ ВЕЧНА – И КАПИТАЛИЗМ ТОЖЕ

     - Капитализм – это система. А любая система определенный срок жизни…


     Так начал свое выступление Иммануил Лазаревич Валлерстайн. Он убежден, что капитализм свое отжил. Рассуждения исследователя основываются на том, что мы сегодня присутствуем при конце трех циклических процессов. В принципе, капитализм вошел в нисходящую ветвь своей жизни в 1968-1973 годах. Именно тогда мир потряс «сигнальный» кризис.

     Первый, как говорит И.Валлерстайн – длинный, примерно 60-летний экономический цикл Кондратьева (хотя название это условно). Он делится на две половины: подъема и понижения. Сейчас мир проходит через финальную стадию «падающей» части цикла.

     Как он работает? Смысл капитализма – в накоплении капитала. Это его самоцель. При этом можно отбросить прочь сказочки о том, что делается это в процессе честной конкуренции: для накопления необходимо продавать товар/услугу по ценам, намного превосходящим затраты-издержки. В конкуренции больших барышей не получается. Для их получения капитализм постоянно формирует квазимонополии-ведущие отрасли, живущие около тридцати лет. Примеры таких отраслей: компьютерное производство, мобильная телефония, конвейерное автомобилестроение и т.д. Тот, кто здесь лидирует, может держать высокую цену. Отрасль-лидер (квазимонополия) служит локомотивом развития мировой экономики, источником накопления капитала. Но квазимонополия живет до тех пор, пока другие разными путями не прорываются в ту же нишу, не начинают производить подобный товар. Начинается конкуренция, цены падают – и пора создавать новую квазимонополию.

     Иногда – и это показатель упадка – квазимонополия создается как бесплодная, финансово-спекулятивная система. То есть, «пузырь». Это и произошло на наших глазах. С начала 80-х Запад стал надувать финансово-долговые пузыри (и другие, впрочем), де-факто перестав заниматься производительным сектором. Теперь все это агонизирует. По мнению американского социолога, сейчас надувается последний «пузырь» - в виде накачки экономики с помощью эмиссии, за счет средств государства. Скоро и этот пузырь лопнет, и тогда – крах.

     - Кризис, в который погружается мир, продлится еще довольно долго и окажется весьма глубоким, - говорит И.Валлерстайн. – Он разрушит последнюю жалкую опору относительной экономической стабильности – роль американского доллара как резервной валюты, гарантирующей сохранность сбережений. И когда это случится, главной проблемой всех властей мира – от США до Китая, от Франции до России и Бразилии, не говоря уж о более мелких странах – станет необходимость уберечься от недовольства трудящихся и средних слоев, которые лишатся своих накоплений и пенсий. В качестве средства для пригашения народного гнева власти обращаются к эмиссии денег и к протекционизму, выполняюшим роль первой линии обороны.

     Подобные меры могут отсрочить те угрозы, которых опасаются власти, и ненадолго облегчить участь простых людей. Но в конечном счете они, скорее всего, лишь усугубят ситуацию. Система заходит в тупик, из которого миру будет очень трудно выбраться. Этот тупик находит выражение в виде все более и более диких колебаний, которые практически обессмыслят какие-либо краткосрочные прогнозы – как экономические, так и политические….

     Но Валлерстайн доказывает, что конец кондратьевского цикла совпадает с концом еще одного: политико-гегемонистского…

     СУМЕРКИ БОГОВ

     Есть еще один цикл, каковой сегодня завершается: цикл мировой гегемонии США.

     Дело в том, что для получения капиталистической прибыли нужна не война, а более-менее стабильный мировой порядок. Такой обеспечивает, как правило, держава-гегемон. У каждого такого «гегемонистского» государства есть свой цикл жизни, хотя и более длительный, чем кондратьевский. Как правило, мировой гегемон взбирается на трон, победив в борьбе за это место иных претендентов. Геополитическими гегемонами были Нидерланды и Британская империя. С 1945 года роль гегемона играли Соединенные Штаты.

     Однако гегемон уходит. Ноша господства тяжело сказывается на экономике страны, приходится держать большие вооруженные силы – больше для психического давления, чем для войны. (Последние, как считает Валлерстайн, ведут к быстрому истощению гегемона и внутреннему недовольству его населения).

     Надлом положения Америки как геополитического гегемона произошел во время Вьетнамской войны, около 1970 года. С тех пор США только притормаживают свой «спуск с горы». Даже развал СССР их не спас. Попытка Буша-сына и его неоконов вернуть Соединенным Штатам былое величие провалилась, войны в Ираке и Афганистане только ускорили процесс ослабления американской гегемонии.

     - Мы скоро увидим и начало новой кондратьевской фазы, и взлет новой державы-гегемона, - считает социолог.

     На кризис американского господства накладывается кризис антисистемных сил – коммунистов и социал-демократов. Молодежная революция 1968 г. опрокинула позиции «старых левых», уверив весь мир в неспособности «старых левых» изменить мир. Но, в то же время, бунтари-68 сами потерпели поражение, так и не став организованной силой. Пользуясь развалом «красного» стана, в наступление с конца 70-х перешли правые – неолибералы и неоконы. Они принялись демонтировать социальные государства, отнимать у наемных работников завоеванные в 1945-1975 гг. права и гарантии, разрушили средний класс. И это контрнаступление правых привело к катастрофе. Ведь накопление капитала, по словам социолога, с 1970-х обеспечивалось за счет отказа от промышленного пути, за счет перехода к экономике спекуляций. Основной механизм – поощрение потребления за счет кредитования, рост бюджетного дефицита США.

     Таким образом, после самого мощного в истории экономического подъема 1945-1973 гг. «последовала самая мощная спекулятивная мания».

     - Пузыри спекуляций вспухали и лопались по всему миру – начиная от национального долга стран третьего мира и социалистического блока 1970-х, и заканчивая «мусорными» облигациями крупных корпораций 1980-х, потребительской задолженностью 1990-х и государственным долгом американского правительства в эпоху Буша. Система шла от одного пузыря к другому. В настоящее время мир переживает последний пузырь: дотации банкам и массированную эмиссию долларов, - говорит И.Валлерстайн. Естественно, все это обречено на тяжелейший глобальный крах.

     И ВСЕЙ ЗЕМЛИ МАЛО

     Наконец, Валлерстайн говорит о конце третьего великого экономического цикла. Цикла исчерпания возможностей пространственной экспансии капитализма.

     Этот строй все время должен осваивать новые пространства. Ведь издержки капиталистов (цена рабочей силы, сырья и уплата налогов) все время растут. Необходимо искать все новые и новые площадки для деятельности – там, где работники и сырье подешевле, а налоги – пониже. Но теперь новых пространств нет! Больше некуда переносить производство: произошла «дедеревнизация» (дерурализация) планеты, растут мегаполисы в третьем мире, капитализм достиг последних уголков Земли. Увеличиваются экологические издержки. Встала во весь рост проблема нехватки ресурсов. К тому же, прибыли собственно капталистов уменьшаются: все большую их долю поедают, с одной стороны, высокооплачиваемые наемные управляющие, с другой – взрастающие затраты на инфраструктуру. Да и налоги повсюду растут – вместе с коррупцией. При этом распространение промышленного капитализма в Азии объективно увеличивает число тех, кто делит прибыли капитализма. Да еще и азиатские рабочие стали требовать больших зарплат и социальных гарантий.

     Таким образом, сейчас одну точку сходится как минимум три огромных кризиса: кризис понижения волны Кондратьева, кризис прежней системы мировой гегемонии и кризис исчерпания возможностей для экспансии капитала.

     ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ СВАЛИЛСЯ СО СТЕНЫ

     - …Шалтай-болтай свалился со стены, и собрать его уже никому не удастся, - продолжает Иммануил Валлерстайн. – Система очень, очень далека от равновесия и подвержена колоссальным колебаниям. В результате краткосрочные прогнозы становятся невозможными, и это приводит к невозможности делать потребительские решения. Именно такое состояние называется структурным кризисом.

     Сейчас мы находимся на развилке системных процессов. Вопрос уже не в том, каким образом капиталистическая система сможет исцелить свои раны и возобновить наступление. Вопрос в том, что придет на смену этой системе. Какой же порядок вырастет из окружающего хаоса? – вопрошает маститый обществовед.

     По сути дела, он нарисовал картину преддверия глобальной смуты. Как сказали бы в начале ХХ века, кануна мировой революции. Я бы добавил: еще и зарождения очага очередной Мировой война на переформатирование мироустройства. Вспоминаются пророчества Андрея Фурсова и Гарри Гаррисона: не вырисовывается ли впереди развилка: либо – в новый коммунизм (или в Нейромир), либо – в новое кастовое рабовладение? (http://forum-msk.org/material/fpolitic/640169.html?pf=2). (h


Просмотров: 1109
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 17.09.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]