03:00

На исходе советская прочность...

Вчера в Республике Хакасия был день траура по жертвам аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. По официальным данным, погибшими на этот день числились 13 человек – но это лишь те, чьи тела опознаны. Еще 62 человека считаются пропавшими без вести. Возможно, кто-то из них попал в список по ошибке (так, накануне объявился один человек, которого считали пропавшим в момент аварии, однако оказалось, что в этот день он не работал, а все это время провел на рыбалке), однако сомнений и надежды почти не осталось: практически наверняка эти люди погибли. 

Несмотря на то что 18 августа вечером руководитель МЧС Сергей Шойгу официально заявил, что вероятности найти выживших в разрушенном и затопленном машинном зале ГЭС нет, поисково-спасательные работы продолжаются. В них принимают участие около тысячи спасателей, водолазы. На спуск воды и разбор завалов уйдет, по словам спасателей, еще несколько дней. Последний, кого удалось найти живым, – рабочий Александр Подкопаев – провел 15 часов, по шею в воде. Однако, как говорят специалисты, даже если в машинном зале и остались какие-либо «воздушные карманы», вряд ли кто-то мог выжить такое время в ледяной воде.
Похоже, российское общество в целом еще не до конца осознало масштабы этой беспрецедентной в истории гидроэнергетики трагедии. Катастрофичность – без преувеличения – случившегося осознают, конечно, в небольшом девятитысячном поселке Черемушки, где почти все так или иначе связаны с ГЭС, почти все потеряли своих родных, близких, друзей или знакомых. Свою уязвимость и беззащитность остро почувствовали и жители региона. 
Недаром даже государственные СМИ (довольно скупо освещающие ЧП такого масштаба) вынуждены были признать: 17 августа в Саяногорске, Абакане, Шушенском царила настоящая паника: в два раза выросли цены на бензин, люди забирали детей из детских садов и лагерей, покупали продукты первой необходимости, устраивали палаточные лагеря на возвышенных местах. Сергей Шойгу требует найти и наказать тех, кто пустил панические слухи о взрыве, повредившем плотину, и волне, якобы идущей на Абакан и Саяногорск. Безусловно, паникеров и дезинформаторов (тем более сознательных) надо нейтрализовывать и наказывать. Но такая реакция граждан отнюдь не удивительна: слишком часто нынешняя российская власть разных уровней демонстрировала как свое полное безразличие к судьбам обычных людей, так и абсолютную неэффективность и недееспособность в разного рода экстремальных ситуациях. 
В этом же, видимо, кроется причина еще одной провокационной и кощунственной глупости (и хорошо, если только глупости). Во вторник несколько журналистов-«правозащитников» распространили открытое письмо, в котором сообщали, что к ним якобы обратились родственники пропавших людей, находящихся в затопленных помещениях. Они заявляли, что люди еще живы, слышно, как они стучат, а спасать их-де не хотят, потому что «руководство ГЭС не заинтересовано в лишних расходах». По мнению журналистов, ссылавшихся на анонимных специалистов, необходимо «закрыть водосброс СШ ГЭС и полностью открыть затворы на Майнской ГЭС (поблизости)». В результате этого-де «уровень воды в машинном зале понизится на спасительные 4 метра – вода сама покинет помещение». 
Можно понять отчаяние родственников, ничего не знающих о своих близких и еще питающих надежду на их спасение. Впрочем, вскоре выяснилось, что ни родственники, имеющие представление о работе ГЭС, ни тем более специалисты с такими предложениями не обращались. Последние просто хватались за голову: таким образом не только нельзя понизить уровень воды в затопленных помещениях, это может привести уже к масштабнейшему затоплению и катастрофе с очень большим числом жертв. 
Но многие люди, не понимающие технических подробностей, искренно откликнулись на призыв распространить эту информацию, потому что, к сожалению, хорошо знают и понимают характер нынешней власти. Вот и на этот раз серьезная авария с большими человеческими жертвами была представлена поначалу как трагическое, но далеко не из ряда вон выходящее происшествие. Да и когда его истинные размеры начали проясняться, президент Медведев продолжал оставаться в Сочи, премьер Владимир Путин ел мороженое в Жуковском и не спешил в Сибирь, которую только что посетил с пиар-визитом. В общем, в отличие от августа 2000-го, когда случилась катастрофа с «Курском», общество личного участия уже не ждало от руководителей государства. Действительно, что может сделать «национальный лидер» в такой тяжелой ситуации, проявившей весь ужас системного кризиса в стране? Ну разве что, чуть перефразируя, повторить свою ставшую сакраментальной фразу: «Что случилось? Они утонули!»
Между тем авария на Саяно-Шушенской ГЭС по своим пос-ледствиям – особенно в недалекой перспективе – не только сравнима, но и превосходит трагедию «Курска». Вот лишь ее внешние технологические последствия, лежащие на поверхности уже сейчас, когда завалы еще не разобраны, вода не откачана, десятки людей не найдены ни живыми, ни мертвыми. Крупнейшая в России (и четвертая в мире по мощности) Саяно-Шушенская ГЭС работает «на холостом ходу». Иными словами, все десять ее агрегатов остановлены на неопределенное и, судя по всему, продолжительное время. Седьмой и девятый гидроагрегаты практически полностью разрушены. Третий, четвертый и пятый агрегаты завалены металлоконструкциями и тоже значительно повреждены. Как сообщил и.о. председателя правления ОАО «Русгидро», в состав которого входит ГЭС, Василий Зубакин, «шестой блок находится в рабочем состоянии, а остальные ждут исследования».
Это заявление на фоне разрушений выглядит весьма оптимистично. Но еще оптимистичнее планы министра энергетики Сергея Шматко. «Мощность Саяно-Шушенской ГЭС в зависимости от оборудования, которое будет выбрано для замены, после завершения ремонта станции может быть увеличена до 720 МВт на каждый агрегат», – сказал Шматко. Он пояснил, что в случае прироста мощности на 50–80 МВт на каждый из десяти гидроагрегатов экономический эффект будет таков, что «машинный зал мы получим бесплатно». Когда сбудутся эти очень похожие на маниловщину планы, неясно. Но и Шматко признает, что стоить восстановление, на которое уйдет не менее четырех лет, будет дорого – 40 миллиардов рублей. Как сообщают официально, цены на энергорынке из-за аварии заметно вырастут. Каков этот рост будет на самом деле, покажет, видимо, уже ближайшее время.
Есть и еще одно существенное последствие аварии. Масляное пятно, образовавшегося на Енисее в результате утечки из поврежденного агрегата Саяно-Шушенской ГЭС, растянулось на 80 км, дошло до Абакана и, разбившись на отдельные фрагменты, движется вниз по течению. Объем масла, вылившегося в реку Енисей, по оценкам МЧС, составляет 40 тонн. Так что значительный урон для экологии также неизбежен.
Но самое страшное – до сих пор нет сколько-нибудь серьезных версий случившегося. Конечно, на ГЭС работает специальная комиссия по выяснению обстоятельств ЧП, возбуждено уголовное дело. Только вот опыт всех последних лет свидетельствует, что четкие и определенные ответы на такие вопросы практически никогда не даются. Вспомним хотя бы историю с подводной лодкой «Курск», официальная версия гибели которой выглядит малоубедительной. 
В данном случае такой ответ особенно важен, потому что от сделанных выводов может зависеть судьба гидроэнергетики, жизнь (во всех смыслах) миллионов людей. Сейчас категорически отвергнуто предположение о диверсии (ее следов не нашли). Утверждают, что не взрывался и масляный трансформатор. Вроде бы приборы не подтвердили, что произошел гидравлический удар, о чем говорилось изначально. Анонимные работники ГЭС выдвигают свои версии, например такую: «Второй агрегат вообще стоял на ремонте, и кто-то по ошибке случайно открыл затвор, и вода пошла в него, вырвала ротор весом 980 тонн, который пробил крышу и все там затопило, кто был наверху, рядом, погибли сразу, а бытовки турбинного цеха находятся внизу, ниже уровня воды, и люди, которые там были, так и остались под водой». Анонимный же собеседник газеты «Известия» высказывает похожее предположение: ради выработки максимума энергии, что дает очень хорошую прибыль, для скорейшего запуска после планового ремонта (все хотят быть хорошими менеджерами) второго агрегата могли больше, чем следует, открыть верхнюю крышку водовода. В результате крышку просто вышибло со всеми вытекающими последствиями.
Бывший генеральный директор Саяно-Шушенской ГЭС, а ныне член правления «Русгидро» Александр Толошинов выразил мнение, что у одной из турбин могла быть сорвана крышка. Возможно, из-за заводского брака или по другим причинам: «Из практики специалистов подобные турбины безаварийно работают до 30 лет. Но при этом необходимы тщательный уход за оборудованием и постоянный контроль». Турбине, произведенной на Ленинградском металлическом заводе (где возможность брака категорически отрицают), как раз около 30 лет.
Но что известно о том, как следили и контролировали это произведенное в СССР оборудование в течение последних полутора десятилетий? Про конкретные турбины на конкретной станции можно только предполагать. Однако общее направление хорошо известно: нещадная, на износ, эксплуатация созданной десятилетия назад советской инфраструктуры, извлечение из нее максимума прибыли, неспособность создать что-то новое, культ так называемого «эффективного менеджера», отодвинувшего настоящих специалистов. 
Особенно явно проявилось это как раз в энергетике, где в РАО ЕЭС в течение многих лет «рулил» главный из «эффективных менеджеров», приватизатор Анатолий Чубайс. В результате ни самой эффективной в мире единой энергетической системы, ни самой РАО ЕЭС ныне просто не существует. У самого же Чубайса все в порядке, он теперь от имени государства «большой наукой» занимается! «Станция дерьмово спроектирована изначально и всегда была головной болью. А закрыть ее – я не представляю, как это можно сделать технически. Построили Советы памятник периоду индустриальной гигантомании, создали нам всем геморрой», – пишет в своем блоге видный либерал Владимир Милов. И ладно бы, мало ли что напишут ни в чем не разбирающиеся, умеющие только разрушать либералы. Однако в 2002 году Милов был заместителем министра энергетики. 
Так что, по мнению таких, Советская власть виновата во всех авариях и происшествиях хотя бы потому, что посмела – и смогла – строить крупнейшие ГЭС, создавать собственные самолеты, стремиться к высотам технического прогресса. 
«Что будет, когда советской прочности не останется?» – задавала в том числе и наша газета вопрос еще 3–4 года назад, во время предыдущих техногенных катастроф. Сегодня нет сомнений: советская прочность – и в технике, и в людях, и в обществе, – целенаправленно разрушаемая вот уже почти 20 лет, практически израсходована. О каких прорывах и развитии можно говорить в условиях настоящего обвала? Возможно ли этот обвал остановить?


Источник: Советская Россия


Просмотров: 1236
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 23.08.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]