03:00

ЯДЕРНО-РАЗОРУЖЕНЧЕСКИЙ «ЛОХОТРОН»

 О чем договорились Медведев и Обамой: незамеченная «подложка» постсоветских стратегических соглашений 
Июльская договоренность «Обама-Медведев» о новом «эпохальном» сокращении ядерных вооружений у многих вызвала и негодование и презрение. Сдача русских позиций без ответных шагов США – налицо, что бы нам ни говорили. 

  Но подлость случившегося гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Кремлевские бонзы ломают нашу обороноспособность гораздо сильнее, чем думают многие. Итак… 


  ЗАЧЕМ ВООБЩЕ БЫЛО НУЖНО «МЕДВЕДЕ-РАЗОРУЖЕНИЕ»? 

  Официальная версия происходящего такова: мол, заканчивается действие договора СНВ-2, разработанного еще при Горбаче, а потому нужен новый. И тут так называемый «президент» Медведев летом 2009 г. совершил прорыв, согласившись на радикальное сокращение наших ядерных арсеналов. 

  Позвольте-ка! Да разве президент Путин не подписывал в мае 2002 г. СНП – договор о стратегических наступательных вооружениях, который освободил нас от договора СНВ-2? Напомним, что путинский СНП действует до 2012 года. Согласно оному, число боезарядов для каждой из сторон не должно превышать 1700-2200 (к 31 декабря 2012 года). И при этом (что особенно ценно), каждая сторона имеет право сама определять состав и структуру своих наступательных стратегических вооружений! (Договоренность Медведева-Обамы лета 2009 г.: количество ядерных боезарядов должно быть снижено до 1500-1675 единиц, а их носителей — до 500-1100 единиц.) Зачем нужен такой договор (по коему США не отказываются от ПРО и крылатых ракет), если СНП еще не закончил своего действия? Кстати, если мы еще видели печатные тексты договоров СНВ-1 (Горби), СНВ-2 (Ельцин) и СНП (Путин), то что там наподписывали Медведер с Обамой, мы знаем в бесчисленных пересказах. Чего они скрывают-то? 

  Что ж, попробуем ответить на этот вопрос. Чтобы вы поняли, что и Путин, и Медведев – это прямые продолжатели дела Горби-Ельцина, национальных предателей.


  НЕСКОЛЬКО СЛОВ, ОБЕСЦЕНИВАЮЩИХ СНП


  В июле 1991 года Горбачев заключил с Бушем-отцом договор СНВ-1, каковой можно считать предательским, по сути – вводящим внешний контроль за нашими стратегическими ядерными силами. Мало того, что Горбатый согласился не развертывать страшного и неуязвимого для янкесов оружия (баллистические ракеты воздушного базирования, БРВЗ, на Ан-124), он еще и обездвижил мобильную часть русских РВСН: баллистические комплексы железнодорожного базирования (БЖРК) «Молодец» и грунтовые подвижные комплексы типа «Тополь». Юрий Васильевич Карягин, работник Военно-промышленной комиссии Совмина СССР в 1969-1991 годах, обратил наше внимание на убийственные для страны статьи СНВ-1.

  «Развёрнутые грунтовые мобильные пусковые установки…базируются только в ограниченных районах. Ограниченный район не превышает по своим размерам пять квадратных километров…В ограниченном районе может базироваться…не более десяти…мобильных пусковых установок…» (Статья V1, пункт 1).

  То есть, комплексы и «Тополь», и «Тополь-М» должны держаться практически на «пятачках», которые просматриваются системами космической (и перспетивной беспилотной воздушной) разведки США. В случае войны ограниченные в передвижениях полки РВСН могут быть накрыты первыми ударами. Ибо права на свободное рассредоточение грунтовых подвижных комплексов мы лишены. Бей их низколетящими (незаметными для радаров) крылатыми ракетами. То же самое – и с железнодорожными комплексами. 

  «Развёрнутые железнодорожные мобильные пусковые установки…базируются только на железнодорожных станциях базирования. Каждая из Сторон имеет не более семи…станций…» (Статья V1, пункт 4).

  Как видите – то же обездвиживание. Но эта статья уже не актуальна: при Путине все БЖРК были уничтожены. Путин пошел дальше Горбачева и Ельцина. Но читаем СНВ-1 далее.

  «Каждая из Сторон представляет другой Стороне…(Статья V111, пункт 3):

  - уведомления относительно передвижения средств, подпадающих под предусмотренные в настоящем Договоре ограничения;

  …………………………………………………………………………………………………………. 

  - уведомления относительно оперативных рассредоточений;»

  «h) рассредоточения при учениях не проводятся (Статья Х111, пункт 1):

  - более двух раз в период времени продолжительностью в два календарных года;

  …………………………………………………………………………………………. 

  - с новой базы …пусковых установок…до тех пор, пока не проведена инспекция новых объектов…»

  « а) оперативное рассредоточение рассматривается как начавшееся с даты и времени, которые указаны в уведомлении, представленном в соответствии с пунктом 1 раздела Х Протокола об уведомлениях” (Статья Х1V, пункт 1). 



  То бишь, Горби ввел внешний контроль за нашими СЯС: мы отрабатывать их рассредоточение в угрожаемый период, как видите, не можем. Более того, Горбачев согласился на то, что СНВ-1 не регулирует американские крылатые ракеты морского базирования. А ведь именно ими США могут нанести из бассейна Северного Ледовитого океана скрытный удар (неядерными «томагавками») по позициям наших РВСН. 


  Вы скажете, что СНВ-1 – уже история, что «Россия поднялась с колен» и вообще Путин подписал выигрышный для РФ договор СНП? Увы, разочаруем вас. 

  - Дело в том, что в аскетически лаконичный Договор СНП аккуратненько была вписана Статья II, согласно которой «Договор СНВ-1 остаётся в силе в соответствии с его положениями», - поясняет Ю.Карягин. - - Как говорится, оц-тоц-первертоц! Бабушка здорова – кушает компот. То есть, по-прежнему остаётся в силе контрольная «липучка» в отношении наших мобильных комплексов и сохраняются возражения американцев против установления контроля за их ядерными крылатыми ракетами морского базирования…

  Таким образом, в 2002 году Путин подписал договор, по которому обеспечил уязвимость и неподвижность нашим РВСН на грунтовых комплексах «Тополь-М» - и одновременно сломал последние советские комплексы железнодорожного базирования. Наши кремлевские «медведи» старательно уничтожают мобильность ракетно-стратегических войск РФ. При них (в 2000-2005 г.) была задушена интересная акция правительства Примакова: создать коммерческую систему космических запусков двухступенчатой ракетой с борта летящего Ан-124 «Руслан». Этот проект «Воздушный старт» давал стране и бескосмодромную, коммерчески выгодную космонавтику – а заодно и реанимировал страшные для США системы межконтинентальных ракет воздушного базирования. Для доводки системы требовались смешные деньги: 250 миллионов долларов. Но при Путине проект заглох. Деньги в «поднимаемой России» предпочли тратить на всякую муру… 

  Вы скажете, что в 1993 году Ельцин подписал договор СНВ-2? Да – этот договор еще та дрянь. Но его учитывать не надо: его не ратифицировал Конгресс США, хотя в 2000 году Путин продавил его ратификацию в Госдуме. Взамен был подписан СНП. Во-он с той подленькой статьей, намертво привязавшей РФ к горбачевской капитуляции. 


  ЧТО СДАЛ МЕДВЕДЕВ?


  Медведев идет еще дальше в ядерном стриптизе РФ. Оно и немудрено: по нашим сведениям, этот режим не в силах обеспечить производство более 7-9 комплексов «Тополь-М» в год. (К тому же, предприятия-участники кооперационной цепочки производства «тополей» еще и должны быть приватизированы). То, что с «Булавой» полный завал – все видят. А еще, насколько мы знаем, затеянная в Росатоме перестройка ставит под угрозу производство ядерных боеприпасов. Соответственно, наш ядерный потенциал чисто физически разваливается, и кремлевские бонзы просто подводят под это договорную базу. Спасать РВСН РФ они не желают. На это у них нет ни умения, ни желания. 

  Но вот что интересно: а был ли при договоренностях Обамы и Медведева снят тот самый пунктик о приверженности СНВ-1 в части неподвижности наших «Тополей-М»? Подозреваю, что нет. Нам все талдычат про число носителей и зарядов, но ничего не говорят о том, сняты и ограничения на мобильность ракетных полков? И снят ли унизительный порядок внешнего контроля, установленный еще при Горбатом? 

  - Сохранение контроля за передвижением наших стратегических ракетных компксов обессмысливает обладание подвижными грунтовыми комплексами, - убежден Юрий Карягин. 

  Так что вопрос о сохранении или снятии «липучей» нормы СНВ-1 – далеко не праздный. При развале отечественной ПВО (дыра от Кольского полуострова до Камчатки), при неприкрытости позиций наших РВСН зенитно-ракетными комплексами медведевское сокращение ядерных сил РФ до 500 носителей (а реально – до 150 в 2017 г.) ядерный потенциал Росфедерации становится весьма удобной мишенью для первого, обезоруживающего удара. Причем неядерного. В исполнении низколетящих крылатых ракет. Кремляди и морской компонент СЯС РФ прохлопывают: «Булава» явно провалилась. Не летает она. А если бы и не провалилась – то подлодки РФ все равно остаются легкой мишенью для ВМС США. Ибо они намного уступают американским субмаринам в акустической аппаратуре. Вражьи лодки слышат наши – и висят у них на хвосте, а наши при этом не замечают супостата. И в случае войны янки потопят наши новейшие «бореи» до того, как они успеют выпустить свои ракеты «Булава». Даже если эти «булавы» и удастся довести до кондиции. 

  Такие вот дела, друзья. Сдают страну «подниматели с колен», сдают. 

  Это ж надо: согласиться на ядерный стриптиз, не потребовав от США отказа от ПРО! Да еще и дав им право гонять транспортные самолеты над нашей территорией в Афганистан! А вы не допускаете мысли о том, что в один прекрасный день в таких самолетах не окажется десантников-спецназовцев США? Чики-брыки – и часть полков «тополей» захвачена американскими головорезами. И все это – в сочетании с массированной атакой крылатых ракет (невидимых для радаров) на наши РВСН, прикованные (по договору) в своим местам постоянной дислокации. Благо, к 2017 году русские ядерные арсеналы сократятся до неприличия. 

  Менять наших «отцов народа» надо. Ибо в нынешнем затяжном глобокризисе за океаном может вдруг возникнуть потребность в маленькой победоносной войне. Против удобного противника…

СТАВКА – ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ПОДВИЖНОСТЬ


  В обозримой перспективе безопасность страны обеспечат в основном подвижные межконтинентальные комплексы «Тополь-М»


  Даже если нам удастся сбросить клептократический режим и остановить деградацию страны, ядерный щит Родины окажется в сложном положении. Постсоветские варвары успели нанести огромный урон производству дальнобойных ракет и ядерных боеприпасов.

  В этих условиях нам придется делать ставку на подвижные грунтовые комплексы типа «Тополь-М», наплевав на все ограничения по договору СНВ-1 о их неподвижности.


  СПАСЕНИЕ ОТ ПЕРВОГО УДАРА – В ПОСТОЯННОЙ ПОДВИЖНОСТИ!


  Расклад здесь таков: Запад постоянно совершенствует средства первого обезоруживающего удара. Как ядерного, так и неядерного. Дело идет к возможности организовать незаметный удар с помощью оружия-«невидимки» (в радиолокационном смысле, конечно), который способен на 90% покончить с уменьшившимися стратегическими силами РФ. Необходим ассимметричный ответ: постоянная подвижность русских стратегических комплексов. Это на порядок затруднит первый обезоруживающий удар, заодно сэкономив нам большие средства, необходимые для создания новой ПВО – против крылатых дозвуковых и перспективных гиперзвуковых крылатых ракет.

  Рассчитывать на наш морской компонент нельзя: наши лодки уступают американским в акустических средствах обнаружения, да к тому же США уже создали системы установления оперативного акустического контроля над большими акваториями. Скорее всего, они смогут потопить наши «бореи» до того, как они успеют выстрелить. Уповать только на Дальнюю авиацию тоже нельзя: в воздухе (или в полной готовности на аэродромах) постоянно может дежурить лишь часть стратегических ракетоносцев. Тяжелые многозарядные шахтные ракеты, увы, больше не делаются – а все сроки службы оных, оставшихся от СССР, к 2017 г. истекут – даже немилосердно продленные. К тому же, шахтные системы элементарно выводятся из строя первым «невидимым» ударом низколетящих крылатых ракет. Железнодорожные комплексы РТ-23УТТХ порезаны на металл при Путине.

  Остаются подвижные грунтовые комплексы (ПГРК) «Тополь-М».



  ОТ СМОЛЕНСКА ДО ХАБАРОВСКА

  Наш добрый знакомый, сотрудник Военно-промышленной комиссии при Совете министров СССР Юрий Васильевич Карягин в 1969-1991 годах курировал как раз твердотопливные ракетные комплексы-«стратеги».

  По его мнению, необходимо, разорвав норму договора СНВ-1 о неподвижности полков «тополей-м», наладить патрулирование хотя и уменьшившихся по численности, но все еще эффективных РВСН. Еще в конструкцию просто «Тополя» закладывалась возможность делать его «голову» пятиблочной. Так что «Тополь-М» можно превратить в уда более грозное оружие. Но самое его главный козырь – подвижность.

  - Сто мобильных пусковых установок (с десятиблочными ракетами), дислоцированных в одном ограниченном позиционном районе (вокруг “города невест” Иваново), - вариант, идентичный по уровню живучести шахтному базированию. Мобильный ядерный потенциал надёжно уничтожается простейшим способом – ударом по площадям боезарядами малой мощности. Не исключено, что именно к подобному варианту (да ещё «подконтрольному»!) стремятся осторожно и терпеливо вести российскую сторону заокеанские «кореша». Рассредоточение ста мобильных пусковых установок по территории страны (от европейской её части до Хабаровского края) обеспечивает необходимый уровень живучести – но лишь при условии упразднения «импортных» требований к порядку повседневной эксплуатации ПГРК. И, естественно, при том понимании, что дееспособность противоракетной обороны «партнёра по…» будет оставаться достаточно ограниченной (как в части эффективности средств поражения, так и их количества), - считает Юрий Васильевич.



  ПЕРСПЕКТИВНЫЕ РВСН


  - А если США смогут сильно развить ПРО? Если посмотреть на перспективу?

  - В перспективе не исключена ситуация, когда сдерживающий эффект будет определяться, главным образом, количеством мобильных пусковых установок. Во-первых, всё будет зависеть от интеллектуального и технологического прогресса в совершенствовании противоракетных средств поражения. Во-вторых, - от решений заокеанского «партнёра по…» о масштабах развёртывания системы ПРО, обладающей реальной дееспособностью. При определённых тенденциях в развитии подобной системы придётся обстоятельно осмыслить структуру ССН, включающую несколько сотен мобильных стартовых платформ. И, следовательно, при фиксированном договорном количестве боезарядов, потребуется оптимизация состава боевых нагрузок перспективных ракет.

  Примем условный пример – 1000 боезарядов. Здесь наибольшими возможностями для ответного удара, безусловно, будет обладать вариант структуры ССН в составе 1000 пусковых установок с тысячей моноблочных ракет. Понятно, что новая моноблочная ракета должна существенно отличаться от ракеты «Тополь-М» по габаритам и стартовому весу. Повышенная мобильность стартовых платформ с такой ракетой обеспечивается не только использованием привычного колёсного транспортёра, но и рядом других нетрадиционных технических решений.

  Этот проект детально проработан ещё в советское время, и, при необходимости, может быть быстро запущен в дело. Его реализация навсегда покончит с любыми мечтами о возможностях безнаказанной «игры на ядерном инструменте».

  Вероятно, «тысячный» вариант вряд ли потребуется, и наиболее целесообразным будет сочетание некоторого количества тяжёлых грунтовых пусковых установок (с многозарядными ракетами типа “Тополь-М”) и лёгких мобильных стартовых платформ (с новой моноблочной ракетой). Например, если договорное количество боезарядов будет составлять 1500 единиц, то система вооружения может быть построена так: 100 грунтовых пусковых установок с десятиблочными ракетами и 500 стартовых платформ – c моноблочными. Системы оружия шахтного и морского базирования не упоминаю сугубо условно, имея в виду, что потребность в них в отдалённом будущем должна быть объективно и обстоятельно обоснована.


  - Вы – известный противник ныне действующих договоров о сокращении стратегических вооружений, считающий их крайне невыгодными для нас. Каким должен быть новый договор с Америкой?


  - Итак, необходимый уровень устойчивости наших стратегических сил сдерживания в условиях обезоруживающего воздействия определяют следующие основные факторы:

  - вид базирования систем ракетного оружия;

  - количество носителей ракет (стартовых платформ) в составе системы оружия;

  - степень рассредоточения (скученности) пусковых установок как на территории страны в целом, так и в границах отведенных позиционных районов;

  - состояние развития (и намерения по развитию) системы ПРО заокеанского «партнёра по…»;

  - характер «договорной» информации о дислокации и порядке оперативного функционирования мобильных систем оружия.

  С моей точки зрения, ни один из этих факторов (за исключением вопросов ПРО) не должен являться предметом каких-либо обязательств в новом соглашении о сокращении стратегических наступательных вооружений. Проще говоря, идеальной основой для нового Договора мог бы послужить Договор о СНП от 24 мая 2002г., но с двумя корректировками. Во-первых, необходимо изъять Статью II (никакого договорного контроля за дислокацией и функционированием отечественных СНС!). И, во-вторых, либо подтвердить старые, либо указать новые «потолки» по боезарядам, разрешённые для обеих сторон. Данную статью полезно дополнить указанием о том, что стороны обязуются ежегодно уведомлять друг друга письмецом (на высоком должностном уровне) о количестве боезарядов, находящихся как на развёрнутых ракетах (стартовых платформах), так и на складах.

  Чем не контроль? Точно такой же, как это делается (согласно СНВ-1) по крылатым ядерным ракетам морского базирования! Кстати, в изложенной постановке речь идёт не о «перезагрузке», а о «перепрограммировании» отношений между США и Российской Федерацией. Ребята из госдепа США, подсунувшие своей начальнице (на встрече с Лавровым) кнопку с надписью «перегрузка», возможно и в самом деле не сильны в тонкостях русского языка. Но, думаю, азы компьютерной техники им ведомы и подразумевали они, всё-таки, только «перезагрузку» – без «перепрограммирования». Если при выработке нового соглашения такой подход возобладает, то будущими результатами переговоров «партнёр по…» наверняка останется доволен: реальный контроль за его крылатыми ракетами по-прежнему будет отсутствовать, из России регулярно будут поступать доклады о повседневном «поведении» наших СЯС, а вопросами об увязке процесса сокращения стратегических вооружений с планомерно осуществляемым расширением блока НАТО вообще вряд ли кто решится побеспокоить…

  (Это было сказано до встречи Обамы и Медведева в июне-июле 2009 года, и, как видите, Ю.Карягин как в воду смотрел – прим. ред.)

М.Калашников 


Просмотров: 1960
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 22.07.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]