03:00

ЧРЕЗМЕРНОЕ СОКРАЩЕНИЕ ЯДЕРНЫХ ВООРУЖЕНИЙ – ТОЖЕ УГРОЗА МИРУ

  Недавно закончившиеся в Москве российско-американские переговоры о сокращении ядерных вооружений (количество ядерных боезарядов должно быть снижено до 1500-1675 единиц, а их носителей — до 500-1100 единиц), вызывают неоднозначную реакцию научного сообщества. Гонка ядерных разоружений также чревата войной.

  Предлагаем вашему вниманию фрагмент доклада, подготовленного на конференции, посвященной памяти Сергея Курдюмова – директора Института прикланой математики в 1989-1999 годах. Именно он первым выступил против чрезмерного ядерного разоружения. 



*** 


  Глубокий системный кризис, в котором оказалось мировое сообщество в целом и мир России в частности, заставляет переосмыслить многие стратегии, подходы, планы и надежды. Кризис – в переводе с греческого «суд». Это перелом, момент истины, поворот, на котором следует оглянуться назад и посмотреть в будущее. В связи с этим по-новому прочитываются идеи, замыслы, результаты выдающегося исследователя в области междисциплинарных исследований и прикладной математики чл.-корр. РАН Сергея Павловича Курдюмова.

  Эти идеи представляются особенно важными, поскольку вся творческая жизнь С.П. Курдюмова прошла в стенах Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН (ИПМ). Институт был создан в 1953 году для решения стратегических задач, предполагавших использование прикладной математики и компьютерного моделирования. От решения этих задач (совершенствование ядерного оружия и расчеты водородной бомбы, проектирование и баллистическое сопровождение ракет и космических аппаратов, разработка систем управления различного назначения) без преувеличения зависело само существование нашей страны. Эти задачи были успешно решены. Однако сейчас, на новом повороте мировой и российской истории, возникли проблемы, сравнимые по остроте и значимости с теми задачами, которые стояли в 1950-х. 


*** 



  Начало научной деятельности С.П. Курдюмова в ИПМ было связано с расчетом «изделий» – так называли военные и учёные новые типы вооружений. В те годы речь шла о термоядерном оружии, о создании ракетно-ядерного щита СССР, которые рассчитывали в ИПМ под руководством академика А.А. Самарского. Академиков М.В. Келдыша, А.Н. Тихонова и А.А. Самарского Сергей Павлович считал своими учителями. Полагал, что именно их влияние стало определяющим в его судьбе. Сотрудники Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (ВНИИЭФ) в городе Сарове с большим теплом и уважением вспоминают и совместную работу с Сергеем Павловичем и его лекции.

  Впоследствии С.П. Курдюмов занимался расчётом кампаний ядерных реакторов, проблемами захоронения ядерных отходов. Большой этап его научной деятельности связан с совместной работой над проблемами лазерного термоядерного синтеза (ЛТС), выполнявшейся совместно с коллективами академиков Н.Г. Басова и Е.П. Велихова. Поэтому ядерную проблематику Сергей Павлович знал глубоко, не понаслышке.

  И, обсуждая этот круг проблем, он часто говорил, что именно тут радикальные суждения крайне опасны. Вспоминал известную фразу Аристотеля, что добродетель – вершина между пропастью двух пороков, к которым стремится любое качество при неограниченном его развитии. Тогда это казалось парадоксом.

  В самом деле, именно в ИПМ, возглавлявшимся выдающимся математиком, механиком, организатором науки, государственным деятелем М.В. Келдышем, родилась идея ограничения стратегических вооружений и систем противоракетной обороны – одна из наиболее глубоких, мудрых и важных идей ХХ века. Эта идея, выдвинутая М.В. Келдышем, Д.Ф. Устиновым, А.А. Громыко и Ю.В. Андроповым на десятилетия определила повестку дня для диалога сверхдержав. Она позволила сэкономить гигантские ресурсы, повысить уровень доверия в мировом сообществе, и, в конечном итоге, обеспечила много лет мирного существования, без кризисов, выходящих на военно-стратегический уровень. И, конечно, Сергей Павлович высоко оценивал эти инициативы, новые открывающиеся возможности.

  Однако, «всему нужна мера, важно, чтобы мы не ударились в другую крайность. Благие намерения – не гарантия, что выбранная дорога не приведет в ад. Ядерное оружие вместо гаранта стабильности может превратиться в свою противоположность». Тогда такие суждения ученого казались парадоксом. Общая идея, что наш мир нелинеен, способен к антиинтуитивному, парадоксальному поведению кажется очевидной. Но её применение к конкретным реалиям обычно воспринимается нелегко.

  В самом деле, паритет стратегических вооружений, обеспечивший полвека мира, основан на возможности каждой из сторон нанести другой неприемлемый ущерб на любой стадии конфликта. Это и уберегает каждую из сторон от соблазна такой конфликт начать.

  Однако предположим, что в процессе сокращения вооружений, пусть даже симметричных, взаимных и контролируемых, достигнут некоторый критический порог. При этом каждая из сторон может нанести неприемлемый ущерб в первом обезоруживающем ударе. Но не может сделать это, нанося ответный удар. И тогда появляется соблазн нанести удар первыми…

  В самом деле, тут возникает рефлексивная игра: «Я знаю, что противник знает, что я не смогу ответить, если он нападет первым. Поэтому он сочтёт, естественно, что я сам, желая защитить свою страну, готовлюсь к первому удару. Значит, рационально рассуждая, он сам должен стремиться к такому удару или готовить «туза в рукаве» – неядерные средства противоборства, которые способны обеспечить решение тех же стратегических задач и т.д.»

  Несложная математическая модель Ланчестера, которую обычно излагают в курсах математического моделирования, предполагает известные вероятности уничтожения оружия противника, своего оружия его силами, и даёт критический порог примерно в 1500 боеголовок. В давние времена, когда С.П. Курдюмов обсуждал такой вариант развития событий, он казался очень далеким от реальности. Но реальность меняется. И не в лучшую для России сторону. И в новом контексте это рассуждение С.П. Курдюмова звучит совсем по-другому.

  В самом деле, в последних предложениях Барака Обамы речь идет о сокращении боеголовок, обеспечивающих решение стратегических задач до 1000 и боеголовок остальных типов на 80%. Это гораздо ниже того порога, при котором ядерное оружие для нашей страны играло роль «палочки-выручалочки». 



*** 



  Но, может быть, холодные циничные рассуждения, просто чужды «хорошим американским парням»? Хотелось бы верить в это, но нет оснований. В самом деле, достаточно вспомнить афоризм, приписываемый нынешнему советнику Барака Обамы Збигневу Бжезинскому: «Америка в XXI веке будет развиваться против России, за счёт России и на обломках России». Недавняя публикация ряда рассекреченных американской стороной документов [1] времен холодной войны показывает, насколько жесткими и циничными были рассуждения американских стратегов того времени, насколько важны для судеб мира задачи, которые решались в те годы в ИПМ и в других научных центрах страны в те далёкие 1960-е… Известный историк Виктор Фалин пишет: «Доказано, что на подпись президента Эйзенхауэра выносилось не менее трех проектов приказов о превентивном ядерном нападении на СССР. По одному из вариантов, на гибель обрекалось до 195 млн. советских граждан. Бестии во фраках и мундирах обосновали запланированное злодейство не наличием советских угроз – спецслужбы докладывали, что Москва не вынашивала агрессивных планов – но ссылками на то, что время работает против Соединенных Штатов. Если не воспользоваться «часом икс», когда достигнуто подавляющее превосходство США, шанс одним ударом смести Россию может быть утрачен навсегда» [2].

  Но может быть эти зловещие расчеты остались в далеком прошлом? К сожалению нет, Федерация американских ученых (ФАУ) – влиятельная неправительственная организация порекомендовала Бараку Обаме направить ядерное оружие, прежде всего, на 12 крупнейших российских промышленных объектов, уничтожение которых полностью парализует российскую экономику. Перечислены объекты и аккуратно посчитано число жертв (в зависимости от силы ядерного заряда – от 3 до 300 килотонн): «Омск, нефтеперерабатывающий завод (6775-336602); Ангарск, нефтеперерабатывающий завод (1223-281255); Кириши, нефтеперерабатывающий завод (779-36548); Магнитогорск, металлургический комбинат (5894-273555); Нижний Тагил, металлургический комбинат (5420-316994); Череповец, металлургический комбинат (6851-150719); Норильск, «Норникель» (13794-249657); Братск, Братский алюминиевый завод (1349-104067); Новокузнецк, Новокузнецкий алюминиевый завод (100-49859); Березовское, Березовская ГРЭС (104-28139); Среднеуральск, Среднеуральская ГРЭС (3030-83121); Сургут, Сургутская ГРЭС (1443-85964). В общем на немедленную гибель в этом варианте обрекается около 2 миллионов человек [3]. Судя по точности цифр, народ подошёл к делу серьёзно, с математическими моделями. Заметим, что Москва здесь в качестве мишени не предполагается, наверно, чтобы было с кем договориться о капитуляции.

  Впрочем, есть другая влиятельная неправительственная организация – Совет по защите природных ресурсов (NRDC). Она ещё в 2001 году проталкивала идеи перенацеливания ракет на крупные российские города. В этом случае, «менее 3% американских боеголовок способны уничтожить 50 млн человек» [3]. Очевидны большие возможности для оптимизации расходов.

  Впрочем, американские военные более консервативны и сдержаны. Их суперсекретный план CONPLAN-8044, также ставший в основных контурах достоянием гласности, предусматривает в максимальном варианте атаку 1000-1200 целей и гибель от 8 до 12 миллионов наших соотечественников. США сейчас имеют около 5000 боеголовок, на круглосуточном дежурстве 2200, более 1500 нацелены на Россию [3]. Интересно, какова была бы реакция американцев, если бы наши «неправительственные организации» выбирали цели на территории США и прикидывали число жертв?

  В своё время Александр III говорил, что у России есть только два союзника – это её армия и флот. Операция по принуждению Грузии к миру, проведенная в 2008 году, и масштабные планы военной реформы (в результате которой в армии предполагается сократить более половины всех офицеров и всех прапорщиков и мичманов) показывает, что этих союзников у России уже нет или скоро не будет. Остается один союзник, одна надежда – это ядерное оружие.

  В бытность С.П. Курдюмова и в нашей стране, и в Академии было проведено много разрушительных реформ. И когда спрашивали его мнение о многих из них, он рассказывал историю, связанную с С.П. Королевым. Молодой талантливый инженер принес генеральному конструктору очередные усовершенствования, которые, по его мысли, следовало внести в старую, апробированную и проверенную систему, чтобы она была ещё эффективней. С.П. Королев выслушал предложение и ответил примерно так: «Идея интересная. Но внедрять её не будем. Не надо трогать то, что и так хорошо работает».

  Ядерные силы нашей страны хорошо работают уже около 60 лет. И, вероятно, с ними следует обращаться с большой осторожностью, как к «последнему аргументу королей», не жертвуя главным и сущностным ради сиюминутного и преходящего… 



Главный противник: Документы американской внешней политики и стратегии 1945-1950 гг. /сост. И.М. Ильинский. М.: Изд-во Моск. гуманит. ин-та., 2006, 504с. 
Фомин В. Чтобы знать, что будет, надо знать, что было. // Экономические стратегии, 2008, №8, с.76-87. 
Хироссия. Американские стратеги решили, что российская промышленность опаснее ее же армии// Русский репортер, 2009, 23-30 апреля, с.34-35. 




  ОТ МАКСИМА КАЛАШНИКОВА 


  Поскольку меня не сдерживает политкорректность уважаемых русско-советских ученых, скажу начистоту. Медведев просто сдает безопасность РФ в Америке. Шайка тупых и продажных клептократов, засевшая в Кремле, пошла на ядерный стриптиз страны. Они пошли на радикальное сокращение боезарядов и носителей, не выторговав у США:

  - отказа от развертывания ПРО (Горби хотя бы это на словах пытался сделать так в 1985-1986 гг.);

  - ограничений на неядерные стратегические высокоточные ворружения первого обезоруживающего удара (крылатые ракеты, бомбардировщики-«стелс», беспилотные аппараты дальнего действия);

  - запрета на прием в НАТО Украины, Грузии и т.д.

  То есть, произошла сдача русских позиций по важнейшим позициям. Причем поспешно, молниеносно. Подозреваю, что на самом деле кремлевские твари на июньско-июльском толковище с Обамой все-таки выторговали какие-то условия, но тайно. Ибо это, боюсь, касается легализации их личных состояний на Западе, гарантий от уголовного преследования – ибо они наворовали на столетия тюрьмы по американским законам. То есть, произошла элементарная продажа Отечества за свои шкурные интересы. Быть может, они выторговали у негропрезидента США разрешения провести еще одну маленькую победоносную войну по типу августа 2008 года – для поднятия рейтинга режима внутри РФ. Ибо экономику кремляди завалили вчистую. И теперь они осуществляют ускоренную горбостройку-2.

  Их нужно остановить… 



  Приведем также некоторые высказывания такого мозговика, как Сергей Кургинян. 

  «…1) Имеется концепция американского опережающего ядерного удара по РФ, изложенная публично и весьма детально в таком авторитетном американском органе, как "Форин Аффеарс".

  2) Эта концепция существует не сама по себе, а в совокупности с наращиванием американцами потенциала противоракетной обороны (ПРО). Речь идет не о мини-ПРО (ПРО, предназначенной для размещения на отдельных ТВД — театрах военных действий), а о макси-ПРО. ПРО, которая способна гарантированно парализовать наш стратегический "удар возмездия" в случае нанесения США по России опережающего ядерного удара. А значит, позволить американцам ударить по нам — впервые в ядерную эпоху — БЕЗНАКАЗАННО. 

  3) Конечно, кроме удара возмездия, мы, в случае ядерной атаки из США, в принципе, должны нанести так называемый "ответно-встречный удар". То есть, получив оповещение системы раннего предупреждения о начале американской ядерной атаки, запустить свои ракеты до того, как большинство этих ракет будет уничтожено первым американским ударом. Но наша система раннего предупреждения, в силу имеющихся регрессивных тенденций, неуклонно разваливается. И, не исключено, может не обеспечить в нужный момент это самое "раннее предупреждение", прозевать первый американский удар. 

  4) Никто, кроме нас, за наши тенденции не отвечает. Хотелось бы эти тенденции переломить. Но их, в любом случае, надо учитывать. 


  5) С учетом этих тенденций и того, что они порождают, американцы могут через какое-то время свести все риски для себя, связанные с их первым ядерным ударом по РФ, — только к рискам нашего ответного удара, или "удара возмездия". То есть удара, который мы нанесем после того, как прозеваем их удар, и большинство наших ядерных средств будет разрушено. 

   

  6) Для американцев риски, порождаемые нашим ударом возмездия, определяются тем, какую часть нашего стратегического ядерного потенциала они уничтожат своим первым ударом (тем самым, о котором писал столь развернуто "Форин Аффеарс"), и какие стратегические ядерные средства у нас после этого останутся. 


  7) То, что у нас останется после первого ядерного удара США, примерно пропорционально количеству действующих носителей и боезарядов, которыми Россия будет располагать на момент нанесения этого первого удара. А также состоянию и боеготовности российского "ядерного щита", которые при сохранении нынешних тенденций будут ухудшаться. 

  Оставив в стороне это ухудшение, сосредоточимся на главном параметре — этой самой пропорциональности. Если взять в качестве коэффициента пропорциональности, например, 0,9, то есть предположить, что американцы в ходе первого удара уничтожат 9 наших "наступательных стратегических ядерных единиц" из 10-ти, то при наличии, скажем так, 2000 единиц у нас для удара возмездия может остаться 200 единиц. При наличии 1700 единиц — останется 170 единиц. При наличии 1500 единиц — 150 единиц. А при наличии 500 единиц — 50 единиц. 

  8) "Как-известник" повторит, аки попугай, что (а) и 50 единиц достаточно, чтобы США испугались, и (б) США вообще не хотят ядерной войны. 

  Отвечаю: на уровне "КАК ИЗВЕСТНО" все именно так и обстоит. 50 единиц действительно достаточно (как, впрочем, и 25). А США действительно не хотят ядерной войны, любят свой комфорт, являются пока более чем вменяемой державой, а не взбесившимся империалистическим хищником. 

  Но, во-первых, при определенном развитии ПРО (которую — поверьте — американские демократы будут тоже лелеять, хотя и иначе, чем республиканцы!) 50 единиц (еще раз подчеркну, что все мои цифры условны) американская ПРО, развитая до определенной степени, сможет перехватить. А 150, 170 или 200 — нет. 

  Во-вторых, то, что сегодняшние США не хотят ядерной войны, являясь и впрямь более чем влиятельной державой, а не взбесившейся "империей зла", ни о чем не говорит. Мы не знаем, какими будут США через пять-десять лет. И сами США об этом не знают. Природа наделила их нынешнего президента сверхвысокой способностью ловить мух на лету. Чему я, как человек, не любящий мух, но физически неловкий, завидую белой завистью. Она наделила его еще рядом способностей — ораторской, в первую очередь. 

  Но у меня есть самые серьезные основания полагать, что щедрость природы этим и ограничилась. И что глобальный стратегический вызов нынешней ситуации Обаме не по зубам. А это значит, что через пять, а уж тем более десять лет американское общество, оказавшись в ситуации социального стресса, может выбрать очень жесткого лидера. Как поведет себя этот лидер? Увы, здесь возможны разные варианты. 

  В-третьих, даже если допустить, что американцы и впредь будут оставаться расслабленными любителями комфорта (а по мне так они, как нация, никоим образом к расслабленности не сводятся), нельзя вообще (а особенно при наличии нынешних наших тенденций) исключать на нашей территории как органических эксцессов, так и стратегических провокаций. 

  И то, и другое может загнать ситуацию в тупик. Расслаблены американцы или нет — вопрос спорный. Я так считаю, что нет. Но "как-известникам", которые из США не вылезают, и впрямь виднее. А вот то, что американцы рациональны и берегут свой комфорт донельзя — это и они вряд ли будут отрицать. И нетрудно предсказать, что именно они сделают, узнав, например, что полувменяемый "русский фашист" (случайно сооруженный кем-то именно по голливудским стандартам) хочет нанести первым ядерный удар по США. В этом случае они, имея достаточно развитую систему ПРО, "сработают на опережение" именно по причине своей рациональности и вменяемости. А также любви к своему (своему ведь, а не чужому) комфорту. И впрямь — почему они должны чужой-то комфорт беречь? 



  9) Наша задача-максимум (которую никто за нас не решит) — переломить сегодняшний пагубный мегатренд (регресс, дерегуляцию и т.д.). 


  10) Но наша задача-минимум, если нам дорого наше Отечество и мы надеемся его когда-нибудь вылечить, — не подвергать американцев соблазнам. И, соответственно, спасти и себя, и мир от ядерной войны. А также от реализации модели однополярного ядерного мира. Прошу не путать с моделью однополярного мира. Обращаю внимание на то, что модель однополярного ядерного мира — в качестве основного лекарства от закона неравномерности развития при империализме — продолжает разрабатываться. На фоне участившихся разговоров о безальтернативности многополярного мира, об уходе США в глухую оборону и т.д. 


  11) Во исполнение задачи-минимум мы должны отказаться от любых сокращений стратегических наступательных вооружений. Коль скоро, конечно, американцы не предоставят нам стопроцентных гарантий своего отказа от построения системы ПРО в том виде, в каком она уже создана и продолжает наращиваться на Аляске и в Калифорнии, и будет создаваться где-нибудь еще. Между прочим, ясно, где. Там, где можно наиболее успешно перекрывать те траектории наших ракет, которые не перекрываются, например, с Аляски. Перекрыть эти траектории можно, создав еще один позиционный район ПРО на территории США — где-нибудь в Мичигане, поближе к границе с Канадой. 


  Готовность обсуждать отмену создания третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе — похвальна. Хотя пока это только готовность обсуждать. Но от того, что он переместится в США, нам легче не будет. А поскольку совершенно непонятно, с чего бы это американцам в условиях расползания по миру ядерного оружия отказываться от стратегической ПРО, то у нас есть один выход. Поумерить (а лучше бы отменить) слишком опасные именно для нас (в нынешнем нашем состоянии) разоруженческие экстазы. 

  Что значит поумерить? 

  Предлагаю читателю сначала ознакомиться с мнением помощника Обамы Майкла Макфола, курирующего отношения с Россией, приведенным в статье В.Соловьева "Наступательное разоружение" в "Коммерсанте" от 3 июля. Макфол заявил следующее: "Они (цифры сокращения ядерных боезарядов — С.К.) зависят от того, что именно мы считаем. Сейчас слишком рано говорить о 1500 или другом количестве боеголовок. Я знаю, что это будет ниже уровня в 1700-2200 боеголовок, определенного в подписанном в 2002 году соглашении". 

  В этой же статье В.Соловьев цитирует бывшего начальника Главного штаба ракетных войск стратегического назначения Виктора Есина: "Потолок в 1100 стратегических носителей, обозначенный американцами, — это почти все, что у них есть. А наш президент заявил о готовности сокращать носители в несколько раз и довести этот показатель до 500-600. Компромисса здесь нет, поскольку США столь сильно ужиматься не желают. Это одно из главных расхождений". 

  А почему бы не довести показатель до 50-60? Зафиксируем, что высокий военспец информирует общественность о якобы имеющем место желании Верховного Главнокомандующего взять на себя опережающие обязательства по сокращению стратегических носителей. Опережающие! 


  К счастью, оценка Есина — не единственная. Из той же статьи (и не только из нее) мы с удовлетворением узнаем о том, что посылаемые нами сигналы тревоги попадают не вполне в пустоту. Что "российские военные, во-первых, передумали сокращать боезаряды ниже уровня в 1700 единиц, а, во-вторых, Москва увязывает будущие договоренности по СНВ с планами США разместить в Европе элементы своей системы ПРО". 

  Так, представитель МИД РФ Андрей Нестеренко в преддверии саммита заявил, что Россия "ждет серьезного разговора по проблематике ПРО, которая тесно взаимосвязана с вопросами сокращения стратегических наступательных вооружений". Но это и есть именно то, к чему мы призывали и призываем! 

  К сожалению, не Андрей Нестеренко, не российские опамятовавшиеся военные, не другие высокие эксперты определят конечный результат. Его определит большая политика. Причем не большая политика вообще, а большая политика в том ее качестве, которое мы сегодня имеем. И которое во многом определяется все теми же тенденциями дерегуляции и регресса. В силу чего эти тенденции и надо рассматривать с максимальной тщательностью. 

  Качество нынешней большой политики до предела обнажили события, развернувшиеся в преддверии московского саммита. Как бы ни прошел сам саммит, эти события уже сформировали нечто сокрушительное. Что же именно? 

  Все мы наблюдаем ранние симптомы "перестройки-2". Демарши Юргенса в России и за рубежом, большие игры вокруг не очень большого Орешкина, поход Медведева в "Новую газету" и прочее. Памятуя ранние симптомы "перестройки-1", мы обязаны выявлять аналогии…»

А.И. АГЕЕВ, Институт экономических стратегий Отделения общественных наук РАН

В.С. КУРДЮМОВ, Центр «Стратегии динамического развития» им. С.П. Курдюмова,

Г.Г. МАЛИНЕЦКИЙ, Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН


Просмотров: 2401
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 17.07.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]