03:00

ЕДИНАЯ РОССИЯ ?

Усилия официальной пропаганды сейчас сосредоточены на демонстрации единства народа и партии (разумеется, партии «Единая Россия») с правительством в деле преодоления социально-экономического кризиса. Граждан страны пытаются убедить в том, что они в единодушном порыве поддерживают очередной план правительства под названием «АКМ» («антикризисные меры») и с энтузиазмом вверяют свою судьбу «национальному лидеру», который один только знает, как спасти Россию. Словом – все «едины». Так ли это?
Недавно резко повысили денежное содержание военнослужащим. Не всем, но очень значительно, аж до ста пятидесяти тысяч рублей максимум. Это хорошо. Это меньше, чем на Западе, но дает немногим пока попавшим под повышение офицерам возможность служить, не подрабатывая на стороне, что они были вынуждены делать до сих пор. Но все же осчастливленные правительством военные не чувствуют себя психологически комфортно.

Действительно, как ощущает себя полковник, получая в провинциальном гарнизоне 150 тысяч, когда его соседка, работающая смотрителем провинциального музея,33 зарабатывает 1,5 тысячи? Разрыв в 100 раз. Не в два и не в три раза, как Скандинавии, не в пять и не в десять раз, как в Центральной Европе и Америке. В СТО раз!
Понятно, что у полковника служба тяжелее и опаснее, что он защищает народ от угрозы физического уничтожения. Это так. Но женщина из музея хранит душу народа, материализованную в предметах культуры. Тоже дело для государства жизненно важное.
Полковник труд этой женщины ценит, и ему перед ней неудобно за свое нежданное богатство на фоне ее неизбывной нищеты. С другой стороны, полковнику непонятно, почему правительство платит ему в 100 (опять в СТО!) раз меньше того, что получают бухгалтеры и юристы из руководства крупных банков и корпораций (частных и казенных), вся заслуга которых перед государством и народом сводится к тому, что они добывают прибыль для хозяев своих контор. Странным это кажется и полковнику, и музейщице, странным и несправедливым.
Но нынешнее российское правительство во главе с «национальным лидером», которое представляет собой департамент по управлению делами российской олигархии, рассуждает иначе. Логика министров-олигархов проста: женщина-музейщица для их власти неопасна, поэтому платить ей можно чисто символически; полковник, если довести его до крайности, может и бомбу на Белый дом сбросить, поэтому денег ему надо добавить; а сверхдоходы топ-менеджеров совершенно оправданы, потому что они своим офисным трудом приносят хозяевам-олигархам такие богатства, которые другим гражданам и не снились, а это самое главное. Отсюда и стократная разница в доходах между средним классом и нижним, такая же между средним и верхним, что дает разрыв в доходах между социальными верхами и низами в 10 000 (десять тысяч!) раз. ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ раз – это разница в материальном положении между противоположными категориями наемных работников, получающих зарплату. Доходы же истинных «хозяев» страны – олигархов даже изобразить трудно, в нулях запутаться можно, а сопоставлять их с заработками музейных работников или военных просто бессмысленно.

При таком социальном расслоении все рассуждения о «единстве» выглядят издевательством над здравым смыслом и глумлением над людьми. Российское общество представляет собой слоеный пирог, на девяносто пять процентов состоящий из постного теста – людей, влачащих нищенское и полунищенское существование, затем тонкой прослойки граждан, которых с некоторой натяжкой можно отнести к среднему классу, и, наконец, тончайшего слоя людей относительно богатых. Этот слоеный пирог, как цукаты, венчают несколько сот «семей», присвоивших (юридически как частную собственность или административно, заняв командные должности в государственных компаниях и организациях) себе право распоряжаться плодами народнохозяйственной деятельности.
В середину социального пирога воткнута свеча – вертикаль власти, то есть сцементированный коррупцией симбиоз исполнительной, законодательной и судебной властей, политическая ипостась которого названа партией «Единая Россия», как будто в насмешку над истинным положением вещей. Это тот самый бюрократический аппарат, о котором президент Медведев в «Обращении к Федеральному собранию» сказал, что он «сам себе суд, сам себе партия… сам себе народ». Венчает властную вертикаль, как огонь на свечи, как солнце в небе персона «национального лидера», которому одному ведома абсолютная истина и который один обладает правом карать и миловать. Чем он и занимается вот уже девять лет, в рамках «суверенной демократии» поддерживая и наращивая десятитысячекратный разрыв в уровне жизни своих подданных под громогласные похвальбы насчет выполнения государством его социальных обязательств (по форме это правда, а по сути, по количественным параметрам этих обязательств – издевательство над людьми). Так что российская «суверенная демократия», старающаяся увековечить эту социальную структуру общества, - это классическая олигархия, сочетающаяся с тиранией.
Поэтому лидер у нас не «национальный», а сугубо «олигархический». Нынешней власти нация безразлична, для нее главное - это деньги в карманах олигархов. Такое мировоззрение стыдливо прикрывается разглагольствованиями об «экономической эффективности». Мол, что экономически эффективно, дает прибыль, то и есть благо. Приносит прибыль член совета директоров банка – премию ему, миллионов эдак в пятьдесят-семьдесят. Сотрудница музея прибыли не дает, так и пусть себе потихонечку помирает от недоедания. От полковника тоже прибыли нет, но у него оружие и солдаты, как бы не стал заступаться за женщину-музейщицу, надо ему чуток подбросить деньжат… Такая вот логика. Логика экономических животных. Логика антисоциальная и одновременно антинациональная, потому что нация от нее гибнет на глазах.

Гибнет еще и потому, что на социальное расслоение «по горизонтали» накладывается национальное расслоение «по вертикали». Еще со времен правления «ленинской гвардии» население России поделено на две неравные части. С одной стороны, русское большинство (сейчас – 80%), создавшее государство российское и являющееся природным носителем русского языка и русской культуры, которые сплачивают многоэтническое население в единое государственное целое. С другой стороны, более полутора сотен других коренных народов (20% населения страны), разговаривающих с русскими и между собой на русском языке и находящих друг с другом взаимопонимание благодаря знанию русской культуры, которая задает единую для всех систему морально-нравственных ориентиров и поведенческих координат.
Этносов в России много, но только один из них, русский, в своем историческом развитии достиг стадии формирования нации, то есть образовал свое национальное государство. Затем русский народ «освоил и цивилизовал огромные пространства» (Д.Медведев, «Обращение к Федеральному собранию»). Точнее будет сказать, что освоил пространства и цивилизовал жившие на них племена. Цивилизовал на свой, русский манер, то есть сберег и приобщил к русской культуре и через нее к культуре мировой, а не поубивал инородных аборигенов, освобождая себе жизненное пространство, как обычно делали остальные «цивилизаторы» тех времен.
С 1917 года по настоящее время государственная власть методично проводит политику морального и физического давления на русский народ с целью его уничтожения как нации и превращения России в разноплеменный и в целом безнациональный конгломерат сначала «трудящихся», а теперь «общечеловеков».

Правящая в настоящее время олигархия, в этническом отношении в основном нерусская, продолжая традиции большевиков-ленинцев, провоцирует нацменьшинства на самоутверждение методами русофобии. Власть никак не реагирует на уничтожение и изгнание русских не только в бывших союзных, а теперь независимых республиках, но и в национальных автономиях в пределах самой России. В одной Чечне, по данным парламентского расследования, еще до начала первой войны было убито около 20 тысяч русских людей, а 200 тысяч вынуждены были спасаться бегством, побросав все имущество – и ни чего, ни одного уголовного дела, наоборот, огромные государственные дотации «на восстановление», выглядящие как материальное поощрение за геноцид русских. В большой мере дерусифицированы и другие национальные республики, русские продолжают оттуда уезжать под давлением «титульных» народов (хотя как могут быть «титульными», например, башкиры в Башкирии, где по численности они занимают третье место после русских и татар?).
Одновременно поощряется массовая иноплеменная иммиграция из-за рубежа, нарушающая этническое и культурное равновесие в целых регионах. Русская столица Москва из сердца русской государственности превращена в многоплеменный Вавилон, из средоточия русской духовности – во всесоюзную «малину» и прачечную для отмывания криминальных доходов со всего постсоветского пространства.
Любая попытка русских протестовать против ущемления их законных прав расценивается как «разжигание межнациональной розни» и преследуется в уголовном порядке (Дума даже специальный антирусский закон приняла – статья 282 УК).
Естественно, что все это провоцирует рост межнациональной напряженности, которая, накладываясь на напряженность социальную, создает в русском народе огромный взрывоопасный потенциал протеста. Не нужно быть ученым обществоведом, социологом или политологом, чтобы понять, что рано или поздно этот потенциал разрядится взрывом национально-социального недовольства. Элементарная школьная физика учит, что напряжение между плюсом и минусом порождает движение электронов в проводнике. Чем больше напряжение, тем большее сопротивление электрический ток может преодолеть. Если измерить нынешнее социальное напряжение, за единицу отсчета, «социальный вольт», приняв двукратное расхождение в доходах между людьми, то десятитысячекратная разница дает десять тысяч социальных вольт – колоссальный потенциал социального потрясения. А если за силу тока принять национальное недовольство русских людей их положением в их собственном государстве, то количество «национальных ампер» измерить вообще невозможно, столь оно велико. Просто удивительно, как до сих пор не произошло революционное «замыкание» и не разнесло все вдребезги. Чудо какое-то…
Что разнесет сомнений нет, потому что чиновники, защищая сиюминутные интересы правящей олигархии, препятствуют постепенной разрядке напряженности через политические механизмы парламентской демократии, которые для того человечеством и придуманы. Бюрократия постоянно увеличивает сопротивление в политической системе, допуская до участия в выборном процессе только те партии, которые либо открыто представляют интересы олигархов («Единая Россия» и «Справедливая Россия»), либо защищают их в завуалированной форме, изображая оппозиционность (ЛДПР и КПРФ), либо по своей природе настолько политически импотентны, что ни на что повлиять просто не в состоянии (остальные партии «сложившейся политической системы»). Все живое и дееспособное чиновники блокируют, цинично игнорируя Закон и еще больше нагнетая тем самым протестные настроения в обществе.

Остается ждать, когда «коротнет». Ждать недолго – на дворе социально-экономический кризис, делающий жизнь людей совсем уж нестерпимой. Плюс путинский АКМ, накачивающий деньгами банкиров, сырьевиков и прочих олигархов, а простых людей обрекающий на голод и холод. Логический конец антинациональной и антисоциальной власти олигархии стремительно приближается, нынешний общественный строй обречен на гибель из-за внутренних противоречий, которые сам он и породил.
Что придет ему на смену? В отсутствие промежуточных вариантов, которые парламентская демократия, не будь она у нас заморожена, могла бы выработать, поэтапно приводя общество в политически равновесное состояние, следующий общественный строй может быть только диаметральной противоположностью нынешнему в своих фундаментальных основаниях. Антинациональное сменится на национальное, а антисоциальное на социальное.

Соответственно, это будет социальный национализм или национальный социализм, кому как больше нравится. Известный истории национал-социализм гитлеровского образца, основанный на ксенофобии и обычно называемый германским фашизмом, в России вряд ли возможен. Культура иная, да и в практике гитлеризма было много несправедливого, а приоритет чувства справедливости даже над религиозным чувством у русского народа отмечал еще Достоевский. Так что истерика либералов-космополитов насчет приближения «русского фашизма» беспочвенна. А вот русский национальный социализм после нерусской антинациональной олигархии исторически неизбежен, и с чем большим насилием из-за сопротивления чиновников-олигархов будет сопряжена смена общественного строя, тем жестче и радикальнее станет новый режим.

Единая Россия русской нации и всем коренным народам страны безусловно нужна. Но не как нынешний пропагандистский миф, который прикрывает действительность, сотканную из острейших социальных и национальных противоречий, а как мощная держава будущего, основанная на национальной и социальной справедливости.
Именно такая держава описана в действующей Конституции Российской Федерации: социальное государство (достойная оплата труда; охрана детства и старости; бесплатные образование, включая высшее, и здравоохранение; бесплатное жилье для нуждающихся и т.д.); государство национальное (а не безнациональное), в котором дискриминация по национальному признаку запрещается (оговорок насчет допустимости дискриминации русских в Основном законе нет); народ как единственный источник власти в стране и демократия как механизм осуществления этой власти большинством граждан (национальным и социальным).

Общественный строй, который соответствовал бы Конституции РФ, в современных российских реалиях - это русский национальный социализм и ничто другое. Это власть русского национального большинства (с пропорциональным участием других коренных народов) и большинства социального, сейчас неимущего (с представительством остальных социальных групп), формируемая и осуществляемая демократическим путем в интересах всего общества и государства. Противоположная ему нынешняя диктатура олигархии зиждется на систематическом и грубом нарушении власть предержащими Основного закона – трудно найти в Конституции важную для простого человека статью, которая сейчас не игнорируется и не извращается в практике государственного управления.
Чтобы восстановить справедливость и гармонию в стране, гражданам России нужно защитить Конституцию от насилующих ее чиновников-олигархов и реализовать ее положения, строго соблюдая их букву и вдохнув в них русский дух. А для того, чтобы добиться этого ненасильственными, политическими методами, создана Партия защиты российской Конституции «РУСЬ».

ОШИБКИ ПРЕЗИДЕНТА. Первый год президентства Медведева.


Год на посту президента – традиционный срок подведения первых политических итогов. Срок достаточный для того, чтобы узнать политическое лицо нового главы государства.
Но это – в нормальных условиях демократического общества, при обновлении власти в соответствии с Конституцией. Российская «суверенная демократия» ничего общего с конституционной законностью не имеет, и это обстоятельство искажает видение политической реальности страны. Поэтому определенного ответа на вопрос, «кто Вы, господин Медведев», до сих пор нет.
Тем не менее, некоторые факты представляются очевидными.
Как выкидыш системы «суверенной демократии», в руководстве государства образовалась уродливая и нежизнеспособная двухголовая конструкция. С одной стороны, «национальный лидер», контролирующий созданный им бюрократический аппарат и через него всю исполнительно-законодательно-судебную вертикаль власти, то есть реально управляющий страной. Управляющий де факто, поскольку Закон ему таких полномочий не дает.
С другой стороны, законно избранный глава государства (формальная легитимность на выборах президента была соблюдена, мы проверяли). По Конституции РФ, у Медведева сейчас власти больше, чем было у царя, но это де юре, то есть только на бумаге. Практически же он бессилен, поскольку бюрократия, в том числе и его президентский аппарат – путинские. Медведев чиновникам не указ, они ориентируются только на рассадившего их по руководящим креслам «национального лидера». Распоряжения президента бюрократы сплошь и рядом игнорируют, причем часто делают это демонстративно, что ставит главу государства в двусмысленное положение.
Доходит до того, что уже иностранные журналисты прямо задают Медведеву вопросы в том духе, что, мол, говоришь-то ты все правильно, но ведь все равно ничего из сказанного сделано не будет… И это правда. Сколько молодой президент ни хмурит грозно брови и ни топает ножкой, воз государственной машины волочится по пути, начертанному национальным лидером, то есть по чиновничье-олигархическому пути, прямо ведущему Россию к очередной национальной катастрофе.
Между тем природа высшей государственной власти двойственности не терпит. Она единоначальна по самой своей сути, в России уж точно. Поэтому сконструированный чиновниками «дуумвират», в котором один изображает руководство по закону, а второй реально правит по понятиям, нежизнеспособен. Тут или-или. Или легитимный президент, который в системе власти гол, как сокол, и ни на что опереться не может, или «национальный лидер» - обычный чиновник, властного мандата от народа не имеющий, но опирающийся на всесильную бюрократию. Третьего не дано.
Медведев очевидно не хочет мириться с уготованной ему декоративной функцией «английской королевы», которая царствует, но не правит. Не менее очевидно и то, что расчет путинских политтехнологов на его политическую изоляцию в замкнутом интеллигентско-кухонном либеральном поле прозападного толка, противном русской нации, пока в полной мере не оправдывается.
Медведев совсем «не либерально» отреагировал на вторжение грузинской армии в Южную Осетию, приказав военным дать грузинам отпор. Настоящий либерал должен был в этой ситуации утереться и жевать сопли, оправдывая собственное унижение высокими соображениями гуманизма, демократии и общечеловеческих ценностей и испытывая от этого садомазохистское удовольствие. Решительные действия со стороны нового президента – действия патриота для всех явились неожиданностью.
И уж совсем поверг чиновников в панику он своим собственным (а не подготовленным помощниками) текстом Обращения к Федеральному собранию, в котором жестко, на грани политкорректности, охарактеризовал путинскую властную систему как господство бюрократического аппарата, который «сам себе суд, сам себе партия… сам себе народ». В сочетании с панегриком в адрес великого русского народа, который «освоил и цивилизовал огромные пространства» это выглядело как заявка на лидерство на национально-патриотическом фланге общественного спектра, единственно политически перспективном в современной России.
Ничего более угрожающего всевластию ельцинско-путинского чиновничье-олигархического режима и придумать нельзя. Политический союз легитимного главы государства с национально-патриотическими силами общества коренным образом изменил бы политическую картину России, открыв путь для решения всех без исключения структурных проблем, тормозящих ее развитие.
И бюрократический аппарат немедленно принялся запихивать Медведева назад, в пересохшее либеральное болото, различными аппаратными методами ассоциируя в массовом сознании фигуру президента с демшизой 90-х годов. Чиновничье окружение главы государства, насквозь путинское, исхитряется так извратить идеи Медведева, во многом правильные, что они вырождаются в прямую свою противоположность.
Так, провозглашенное президентом размораживание партийно-политической жизни усилиями аппарата свелось в основном к поэтапному понижению численного порога для государственной регистрации вновь создаваемых политических партий. Зачем? Кому это надо? Только московским либерально-интеллигентским кружкам, политически и организационно импотентным и поэтому неспособным во всей огромной России набрать себе 50 тысяч сторонников, как это требовалось до сих пор по закону о политических партиях.
Только что президентская Администрация с большими усилиями сшила из разношерстных либеральных лоскутов партию «Правое дело», и что это изменило в реальной общественно-политической действительности? Ровным счетом ничего, потому что либеральная идея и ее апологеты полностью дискредитированы в общественном сознании, политически мертвы, и никакое телевидение никакими сверхусилиями их не реанимирует. Зачем еще такие же?
А получается, что президент печется именно о них, о тех, кого народ в массе своей ненавидит, вместо того, чтобы, наоборот, поднять порог регистрации тысяч до ста, но одновременно запретить своим бюрократам, цинично нарушая закон, блокировать создание полноправных и полнокровных партий. Либерализация политической жизни в интересах одних либералов – это политическая ошибка, и ответственность за нее усилиями аппарата возлагается на Медведева.
Косвенным образом эта ошибка подкрепляет изначальную установку кремлевских политтехнологов на противопоставление «патриота» Путина «либералу» Медведеву: кто любит народ и Родину, те за «национального лидера» и должны вставать в ряды «Единой России», а кто не любит, те за президента с его либералами-космополитами.
Либеральный шлейф за Медведевым усиливается даже таким простым аппаратным приемом, как планирование графика встреч президента. С кем он общается в последнее время? Недавно встречался с «правозащитниками» – откровенно русофобствующей демшизой. Затем с редактором газеты, не скрывающей своей ненависти к России, русскому народу и вообще всему русскому. Казалось бы, ерунда, мелочь, но в строительстве политической репутации каждое лыко в строку. И строка эта сейчас откровенно либеральная в худшем смысле этого слова, портящая впечатление от президентского Обращения к Федеральному собранию и других его публичных заявлений. Это ошибка, хотя и легко поправимая.
Более серьезной ошибкой является поддержка президентом военной реформы, затеянной коммерсантом-мебельщиком Сердюковым, которого Путин назначил министром обороны явно по ленинской логике, наделявшей кухарку способностью управлять государством. Понятно, что огромное военное имущество, особенно недвижимость, унаследованные от СССР, торгашам во власти мешают спать спокойно – руки чешутся использовать их более «эффективно» (любимое словечко питерских, означающее получение максимальной прибыли). Но ущерб от «нового облика вооруженных сил» для обороноспособности России настолько очевиден, что реформа является серьезным ударом по политическому потенциалу Медведева, и некомпетентность гражданского юриста в вопросах обороны служить оправданием ему не может. Нынешняя военная реформа - это грубая ошибка, содержащая признаки национального предательства.
Однако грубой, просто фатальной ошибкой может стать исподволь готовящаяся передача Курильских островов Японии (всех или части, не важно). Такое решение вполне укладывается в логику экономических животных – новой российской «элиты», мыслящей исключительно категориями «эффективности», то есть денег. Выгодные контракты с японцами в обмен на клочок русской земли – это «эффективно» экономически. Но это же и национальная измена, именно так уступка Курил Японии будет воспринята в народе.
Русской землей торговать нельзя. Никогда, ни при каких обстоятельствах, ни за какие деньги. В начале прошлого века граф Витте после поражения России в войне с Японией вынужден был уступить японцам Курилы и половину Сахалина, за что был удостоен общественностью титула Полусахалинский. Если сейчас Медведев пойдет по стопам Витте, не будучи к тому принужден военными обстоятельствами, ему уготованы титул Полукурильский, политическая репутация изменника Родины и презрение многих поколений. Для него как политического деятеля это будет самоубийством – японцы такие действия называют сеппуку. И Путин тут уже ни причем: если за социально-экономический кризис ответственность полностью ложится на «национального лидера», который готовил его все девять лет своего правления, то решение об уступке Курил целиком находится в компетенции действующего главы государства, ему и отвечать. Хочется думать, что Медведев это понимает.
В целом итоги первого года президентства Медведева неоднозначны и противоречивы. Ясный ответ на вопрос «Кто вы, господин Медведев», дать пока нельзя. Но обнадеживает уже то, что Медведев не клон Путина и что чиновничье-олигархический застой стране поэтому не грозит.
 
Александр Никитин
Секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»

Pzrk.ru 


Просмотров: 988
Рейтинг: 5.0/1
Добавлено: 28.06.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]