03:00

ВСТРЕЧА БОЛЬШОЙ ДВАДЦАТКИ В ЛОНДОНЕ – КЛУБ ГАДАЛОК («Нефтерубль -2»)

Единственный положительный итог встречи руководителей двадцати крупнейших стран мира сводится к тому, что в Лондоне они не передрались между собой, хотя поводов было достаточно.

США продолжают полным ходом печатать пустые доллары и закачивать их в экономику назло европейцам, которые, наоборот, закручивают гайки в своей финансовой системе. Россия с Китаем предложили создать международную «супервалюту» на основе «корзины» из нескольких основных мировых валют и были посланы вместе с этой идеей куда подальше. Этого и следовало ожидать, поскольку американцы никогда не откажутся от эксклюзивного положения их доллара как мировой резервной валюты и не дадут это положение ослабить зависящим от них правительствам других стран. И т.д., и т.п. Раздрай полный, как бы ни старались участники саммита изобразить на публике иллюзию какого-то минимального согласия.
 
Но самое удручающее впечатление производит не отсутствие непротиворечивого видения путей выхода из нынешнего кризиса, а та аргументация, которая приводится в обоснование позиций отдельных правительств. Например, какие слова беспрерывно, как поцарапанная граммофонная пластинка, твердит Обама? «Уверенность» в прочности доллара, «вера» в мощь американской экономики, «доверие» к демократическим институтам и так далее. Он как бы пытается загипнотизировать аудиторию, в отсутствие логических аргументов давя на психику слушателей – «верьте»! Главы других государств выступают в том же лирически-эмоциональном стиле «верю – не верю».
Ничего иного как апеллировать к «вере» им и не остается, поскольку никакой объективно обоснованный расчет применительно к нынешней валютно-финансовой системе невозможен в принципе. Сейчас в мире просто нет точки отсчета для определения реальной стоимости национальных валют, которая одна в состоянии регулировать экономические процессы. А без этого приходится только гадать и «верить» или «не верить» в результаты гадания, чем и занимаются президенты и премьеры – здравомыслящие на первый взгляд люди, а уподобляются ясновидцам и психотерапевтам, убеждая друг друга и всех остальных во что-то «верить» непонятно почему…
Тем не менее, некоторые вполне определенные выводы из этого собрания клуба гадалок в Лондоне сделать можно. Главный из них заключается в том, что вершители судеб мира не хотят ничего менять в разваливающемся финансово-производственном хозяйстве планеты. Их выбор – косметический ремонт: добавить мебели (Россия, КНР), выгрести мусор (Европа), еще раз оклеить долларами стены (США). Они «верят», каждый в свое по отдельности, что этого достаточно, что все обойдется и мировая финансово-экономическая карусель вернется на круги своя. «Верят» и все тут, да еще хотят, чтобы другие тоже в это «верили».
Но мы позволим себе «не поверить» увещеваниям гадателей. Потому что они обходят стороной фундаментальную причину кризиса, каковой является перепроизводство денежной массы в той ее части, которая не имеет контакта с материальными ценностями. Сейчас только 30% всех денег на Земле обеспечивают оборот реальных товаров и услуг, а остальные 70% задействованы в наращивании денежной массы за границами реальной экономики, массы, берущейся «из ниоткуда», из воздуха при помощи выпуска и продажи так называемых деривативов («ценные бумаги», «обеспеченные» другими «ценными бумагами»).
Это натуральная денежная пирамида в духе Мавроди с той лишь разницей, что финансовыми махинациями занимаются не нечистые на руку граждане, а сами власти крупнейших стран мира в корыстных интересах своих «элит», во-первых, и остальных избирателей, во-вторых. Отдельных граждан, надувающих финансовые пузыри по собственной инициативе и в частном порядке, за это сажают в тюрьму, а правительства и центральные банки действуют безнаказанно – кому их сажать? Государственное жульничество даже называется по-другому, вполне благопристойно - финансовой политикой. Именно в эту политику строительства глобальной денежной пирамиды и уговаривают всех нас «верить».
Но как ни называй и как ни «верь», природу не обманешь. Мошенническая пирамида, в которую превратилась международная финансовая система, на три четверти формируемая бумажно-денежным пузырем, преимущественно долларовым, рушится на глазах. Европейцы пытаются затормозить ее обрушение, ужесточая контроль над банками, американцы его ускоряют, накачивая пузырь своими долларами, наши руководители вместе с китайцами агитируют за создание новой супервалюты в виде ничем реальным не обеспеченной надстройки над другими валютами, тоже ничем не обеспеченными. В общем, все как у дедушки Крылова в басне про лебедя, рака и щуку.
Очевидно, что согласованных международных решений по выходу из кризиса не будет. Это второй важнейший вывод из содержания встречи двадцатки в Лондоне. Каждый будет спасаться, как сможет. Нас, понятно, больше волнует Россия. И она-то как раз имеет возможность вынырнуть из пучины кризиса очень быстро, вытянув за собой остальных.
Для этого к длинной цепи национальных валют, свободно болтающейся сейчас в отрыве от мира материальных ценностей, следует добавить качественно новое звено – денежную единицу, имеющую материальный эквивалент в виде определенного количества российских энергоносителей. В статье «Неферубль?» в самых общих чертах сформулирована идея эмиссии Россией новой валюты параллельно нынешнему рублю. Российский нефтерубль, обеспеченный одним килограммом нефти (или, по желанию предъявителя, одним кубометром газа), призван сыграть роль якоря, который, зацепившись за твердую почву мира материальных вещей, приостановит нынешнее хаотичное колебание всей цепи национальных валют, а с ним и неуправляемый дрейф корабля мировой экономики по волнам глобального кризиса. Финансовая система планеты получит материальную точку опоры, объективную систему координат, которая позволит управляемой финансами экономике затормозить стихийную деградацию, оправиться от кризисной лихорадки и возобновить нормальное развитие.
Статья вызвала живой интерес, множество откликов, критических замечаний и альтернативных предложений, что свидетельствует об актуальности темы и дает много пищи для размышлений. Обобщая мнения читателей и итоги совещания двадцатки в Лондоне, можно сформулировать следующие однозначные выводы.
1. Выпутываться из мирового кризиса при помощи нефтерубля России придется самостоятельно, не полагаясь на многосторонние решения и преодолевая ожесточенное сопротивление Вашингтона и его сателлитов. США до последнего будут бороться за сохранение нынешней порочной системы, основанной на исключительном положении доллара как мировой резервной валюты, которое дает американцам возможность жить не по средствам, потребляя за счет остальных вдвое больше, чем сами они производят. Отказ от главенствующей роли доллара в мировых финансах лишил бы Штаты их статуса не только экономического, но и политического гегемона, что для Вашингтона совершенно неприемлемо.
Обладая решающим голосом в международных финансовых организациях (МВФ, Всемирный банк и др.) и огромным влиянием на правительства других стран, американцы заблокируют любое коллективное решение, угрожающее долларовой монополии. Поэтому рассчитывать на согласованные международные действия по укреплению мировой финансовой системы, разрушающейся под гнетом долларового пузыря, было бы наивно. Действовать нам нужно самим, поставив остальных перед свершившимся фактом.
2. Альтернативы российскому нефтерублю как новой мировой резервной валюте не существует. Нефтерубль - это единственно возможная сейчас в мире денежная единица, обеспеченная высоколиквидными материальными ценностями и одновременно защищенная ракетно-ядерным щитом от разозленных ее появлением американцев.
Эмитировать нефтерубль поначалу следует в очень ограниченном объеме, достаточном для экономического подъема самой России и в то же время сразу не опрокидывающем с ног на голову нынешнюю международную финансовую систему, которой нужно дать время для адаптации к новым реалиям. Как будто понимая это, Провидение само накладывает количественные ограничения, причем именно такие, какие диктуются реальными потребностями России и мира, не больше и не меньше.
Ежегодно в России добывается около ста миллионов тонн нефти, что по предлагаемой формуле материального эквивалента (1 нефтерубль = 1 кг нефти или 1 м3 газа) обеспечивает нефтью сто миллиардов годовой эмиссии нефтерублей, если всю добываемую нефть положить в обеспечение новой валюты. (На самом деле не всю, а половину, другая половина придется на газ, которого добывается много больше. Но считать нужно по наименьшей составляющей, которой одной должно хватить на покрытие объема эмиссии – вдруг все обладатели нефтерублей газ проигнорируют и захотят обменять их только на нефть?)
На международном валютном рынке нефтерубль будет стоить не пятьдесят центов, как стоит сейчас его нефтяной или газовый эквивалент, а по меньшей мере на порядок дороже за счет его уникальной в мире обеспеченности. Соответственно, сто миллиардов нефтерублей, по номиналу при нынешних ценах на нефть с газом эквивалентные пятидесяти миллиардам долларов США, подчиняясь логике курсообразования на валютном рынке, поднимутся в цене до пятисот миллиардов долларов.
Расчет, конечно, предельно грубый и запредельно округленный в абсолютных величинах, но порядок цифр понятен – это сотни миллиардов нынешних долларов. Из него и следует исходить, потому что это уже именно расчет, а не нынешнее гадание «верю – не верю», определяющее курсы валют. Хочешь верь, хочешь не верь, а нефть с газом – вот они, и в любой момент в обмен на нефтерубль, независимо от курсовых колебаний на валютной бирже и скачков цен на энергоносители на товарной бирже, можно получить раз и навсегда закрепленное за нефтерублем количество сырья в натуре (килограмм или кубометр, кому как нравится).
Это дорогого стоит, очень дорогого, настолько дорогого, что сейчас и представить себе невозможно, потому что ни у доллара, ни у евро, ни у любой другой валюты, в отличие от нефтерубля, материального эквивалента нет. Не только абсолютно ликвидного эквивалента в виде энергоносителей, но и вообще никакого, и если из-за очередного «не верю» их курс внезапно рухнет, то держателям этих валют останется только камины ими растапливать. В силу уникального качества обеспеченности материальными ценностями нефтерубль займет на валютном рынке совершенно особое положение и будет котироваться чрезвычайно высоко.
Газом и нефтью торговать, конечно, выгодно. Но торговать дензнаками, которые запасы российских энергоносителей будут обеспечивать, выгоднее многократно. Во-первых, сырье останется в стране в качестве материального обеспечения нефтерубля. Будет себе лежать под землей подобно золотым слиткам в банковских подвалах, даже тратиться на добычу и транспортировку не надо, пока не попросят. Но никто и не попросит, потому что держателям нефтерублей энергоносители не нужны, а нужна именно обеспечиваемая ими валюта, причем не столько для денежных расчетов (для этого годятся и другие валюты), сколько для сбережения, для накопления валютных резервов в самой надежной форме. Во-вторых, продажа нефтевалюты намного прибыльнее продажи самих обеспечивающих ее энергоносителей.
Действительно, приобретателю этой валюты перейдет фактически только право распоряжаться некоторым количеством российской нефти или газа как его собственностью в случае возврата накопленной им нефтевалюты эмитенту, то есть России. Именно за это право он и будет в дополнение к номиналу нефтерубля платить денежную маржу, образуемую разницей между ценой нефтерубля на валютном рынке и ценой его материального обеспечения на рынке сырьевом.
Разумеется, никто в здравом уме не захочет потерять эту маржу, потребовав обменять накопленные им нефтерубли на обеспечивающие их энергоносители, намного более дешевые, чем представляющая их нефтевалюта. Обладателю нефтерублевых запасов достаточно «знать», что нефти с газом у России хватит, чтобы при необходимости он смог получить соответствующее его нефтерублевым запасам их количество, которое из-за конъюнктурных коллизий (валютных, сырьевых или любых других) не изменится. И что такая возможность у него будет всегда, независимо от перипетий мировой экономики и политики, а гарантией тому – российские залежи нефти и газа и защищающий их российский же ракетно-ядерный потенциал. Риски сводятся к исчерпанию месторождений на территории России и к потере Россией обороноспособности, а это крайне маловероятно: запасы сырья велики, и с появлением нефтерубля хищнически истощать их уже не будет смысла, а Россия была, есть и будет великой ядерной державой.
 

За это твердое «знание» покупатель российской нефтевалюты и будет платить определяемую валютным рынком курсовую надбавку к текущей цене энергосырьевого обеспечения нефтерубля. Причем платить гораздо охотнее, чем сейчас он оплачивает курсовую стоимость доллара, в структуре которой кроме затрат на бумагу, на которой он напечатан, да той самой «веры», за которую агитирует Обама, ничего больше нет.
 

Таким образом, нефть с газом, физически оставаясь на месте, будут продаваться на валютном рынке в виде нефтерублевого их эквивалента намного дороже, чем если бы ими торговали в натуральном виде на рынке сырья. И все это – в строгом соответствии с принципами рыночной экономики, по законам спроса и предложения, все предельно понятно и прозрачно, все поддается подсчету и планированию.
 

Такое ясное и определенное положение на валютном рынке, естественно, для его участников предпочтительнее нынешнего мутного болота, в котором в качестве резервной валюты американцы торгуют пустыми (после отмены золотого эквивалента) долларовыми бумажками, то есть торгуют воздухом, фактически мошенничают «на доверии», за счет чего и живут богаче всех. Нам сам Бог велел эмитировать нефтерубли - честно, безо всякого шулерства - и тем самым помочь себе и остальным.
 

Пятисот миллиардов долларов дополнительного годового дохода России вполне достаточно, чтобы спокойно пережить нынешний кризис, сколько бы он ни длился, создав автономную национальную экономику, по основным параметрам обеспечения жизнедеятельности не зависящую от конъюнктуры мировых рынков (наши ресурсы, человеческие и природные, это позволяют). Хватит этих денег и на стремительную модернизацию страны путем развития науки, образования, разработки и внедрения прорывных технологий.
С другой стороны, пятьсот миллиардов долларов, трансформированные на рынке в нефтерубли – не та цифра, которая разом перевернет мировые финансы. Всего денег на Земле напечатано столько, что пятьсот миллиардов - это капля в море. Но капля очень активная и влиятельная, подобная катализатору, который, попадая в раствор, инициирует процесс кристаллизации, то есть приобретения аморфным веществом определенной формы и порядка.
 
Главная ценность нефтерубля, определяющая его уникальное положение в финансово-экономической системе, заключается в его существовании одновременно в двух плоскостях, сейчас не имеющих между собой структурных точек соприкосновения, из-за чего в конечном итоге и стали возможными все нынешние проблемы. А именно, в мире финансов, где он будет присутствовать как денежный знак, бумажный или электронный, и в мире материальных ценностей, где он будет представлен как килограмм нефти или кубометр газа. Это просто две стороны одной монеты, название которой – нефтерубль, своей двойственной природой накрепко связывающий финансовое регулирование с реальным производством товаров и услуг.
 
В истории человечества ничего подобного пока не было, поскольку традиционный золотой эквивалент денежных единиц существенной роли в материальном производстве никогда не играл, и мерилом ценности золото стало только в силу сочетания ряда малозначимых для экономики его качеств (металл редкий, красивый, не подверженный коррозии, легко поддающийся обработке и т.д.) и исторической традиции. Предлагаемый эквивалент нефтерубля в виде энергоносителей – совсем другое дело. Нефть с газом как источники энергии являются обязательными компонентами любого производства, в скрытом виде наличествуют в каждом продукте. Золота в продукте в подавляющем большинстве случаев нет, а энергия, извлеченная из углеводородного сырья, есть всегда. Это значит, что энергоносители, в отличие от золота, суть органическая часть экономики. Поэтому они нужнее золота, ликвиднее и, соответственно, надежнее его как материальное обеспечение валюты – без золота прожить можно, а без нефти и газа нельзя.
 
Двойное финансово-экономическое бытие нефтерубля превращает его в связующее звено между миром денег и миром материальных ценностей, что, собственно, и требуется от резервной валюты. Все остальные валюты, котируясь по отношению к нефтерублю, через его посредство войдут в соприкосновение с материальной действительностью и выстроятся по ранжиру в зависимости от того, какая из них чего на самом деле в этой действительности стоит. Это будет уже объективный валютный курс, производный от удельного веса национальных валют в реальной экономике и поэтому достаточно твердый, а не скачущий под влиянием результатов нынешнего гадания на кофейной гуще на предмет «верю - не верю». Это будет честная котировка валют, ограничивающая свободу шулерских махинаций, которые ввергли мировую экономику в нынешний кризис.
 

И это будет «момент истины» для американского доллара, затопившего планету пустой, но непомерно раздутой массой зеленых бумажек, похожих на раковые клетки на финальной стадии болезни. Нефтерубль как бы «заземлит» доллар, все искусственное «доверие» к которому через это заземление уйдет в песок, и тогда окажется, что «король-то голый», да к тому же еще и вредный. Тут уже не помогут никакие шаманские камлания Обамы и остальных на темы «веры» в пресловутые американские ценности. На смену «вере» в долларового тельца придет «знание» реального положения дел на валютном рынке, а это куда большая сила.
 

Крушение доллара – самый опасный момент, чреватый всяческими эксцессами вплоть до военных, и нужно его по возможности растянуть во времени, вводя нефтерубль в обращение постепенно и осторожно, чтобы мировая финансовая система успела приноровиться к новой резервной валюте. Удалять метастазы долларовой опухоли из мировой экономики в любом случае необходимо, они душат здоровые начала народного хозяйства планеты, усугубляют кризис. И удалять их придется при помощи нового хирургического инструмента – российского нефтерубля, иного просто не придумаешь. Но операцию следует проводить аккуратно, чтобы не повредить здоровые ткани.
Словом, польза от появления нефтерубля для всего мира, кроме американских халявщиков, и особенно для России очевидна, непреодолимых технических препятствий не просматривается. Более того, поскольку нынешний кризис, по общему мнению, является небывалым и чрезвычайным, меры по выходу из него тоже должны быть не косметическими, а небывалыми и чрезвычайными. Замена фиктивной резервной валюты на настоящую как раз и является одной из таких мер, причем важнейшей, поскольку она затрагивает ключевое звено, определяющее весь ход развития финансовой и экономической сфер. Казалось бы, все ясно – вперед, бери и делай. Но не тут-то было.
3. Проблема в том, что эмиссия единственной в мире обеспеченной валюты, пусть даже в очень небольшом количестве, чревата серьезнейшими геополитическими изменениями. Появление российского нефтерубля будет означать конец Рax Аmericana, то есть американского мирового порядка - планетарного господства США, после распада СССР безраздельного. Центр финансово-экономической, а с ней и политической силы сместится из Вашингтона в Москву, что автоматически будет означать притязание России на мировое лидерство и ее неизбежное противостояние с единственной нынешней сверхдержавой - Соединенными Штатами.
 

Но Россия пока ни к такому противостоянию, ни к мировому лидерству внутренне не готова. Государственная власть крайне слаба, она опирается не на реальную политическую систему, а на ее чиновничью имитацию, круто замешанную на манипуляциях и произволе. Главной движущей силой экономики является повсеместная коррупция – казнокрадство и взяточничество превратились в способ существования правящей российской «элиты». Государственно-общественный строй напоминает банановые республики Латинской Америки или, скорее, пиратское государство на карибской Тортуге три века назад.
 

Ну какое тут мировое лидерство? Чье лидерство? Того жулья, которое захватило бывшую общенародную собственность, нагло разворовывает и вывозит за границу национальное достояние? Так эти «лидеры» всю планету обокрадут, как обокрали Россию, во всяком случае попытаются, натура у них такая. Что они могут предложить человечеству? Только дикий и неприкрытый грабеж взамен нынешнего «цивилизованного» мошенничества транснациональных финансистов с американскими паспортами. Такая замена американского шила на российское мыло не пройдет, и ничем хорошим для человеческой цивилизации варварское «лидерство» разбойников с российскими паспортами в ядерный век не закончится. Особенно опасно оно было бы для самой России, так что даже пробовать нечего.
Поэтому последовательность действий должна быть следующей: сначала навести политический порядок в собственном доме и уже затем подкрепить его экономически при помощи эмиссии нефтерубля.
 

Нефтерубль – прерогатива сильной национальной власти в России, имеющей широкую политическую поддержку русского народа и других народов страны и благодаря ей действительно способной к мировому лидерству. Только такая власть, опираясь на ведущее положение в мировых финансах и экономике, предоставляемое России ее нефтевалютой и другими колоссальными ресурсами, может предложить человечеству альтернативу нынешней тупиковой парадигме его развития, основанную на отказе от безудержного личного обогащения как смысла существования человека и на восстановлении традиционных нравственных ценностей.
 

Взамен нынешней тотальной лжи Россия вместе с честной экономикой должна предложить миру и честную политику. Только тогда ее лидирующая роль будет принята другими народами и пойдет на благо всему человечеству. Именно в этом заключается историческая миссия России в ХХI веке. 

Александр Никитин
Секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»

 Pzrk.ru 


Просмотров: 1934
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 28.06.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]