03:00

ЗАМЕТКИ О ГРЯДУЩЕЙ БОЛЬШОЙ ВОЙНЕ

Она неизбежно сделает русские земли эпицентром своих кровавых и подлых событий 



  «…2000 год - год выборов. И кто бы ни пришел ко власти, обращаюсь к нему. Пусть даже вопреки своему рассудку. Человече! Не дай развалиться ядерным силам страны. Найди деньги хотя бы на то, чтобы страна в случае чего могла добросить несколько боеголовок до Америки. Прикрой позиции ядерного оружия от удара с воздуха. Расконсервируй советскую систему истребления американских спутников. Оттяни момент нападения на нас НАТО! Иначе все пойдет прахом. Любые, даже самые разумные, планы реформ. Любой подъем экономики. Русских не затем гробили, чтобы позволить им встать с колен. Помни, человече, завет Александра Третьего - "У России есть только два верных союзника: ее армия и флот". Помни, что только страх ответного удара удержит Запад от войны. И что только сила спасет страну от ужасов распада…»

  Эти строчки Максим Калашников написал 31 декабря 1999 года. Написал, завершая книгу «Битва за небеса». Одной из тем ее была опасность нападения Соединенных Штатов на Российскую Федерацию во втором десятилетии XXI века.

  С тех пор минуло десять сумасшедших и нелепых лет, известных как «поднимание России с колен». Пролились на страну сотни миллиардов нефтедолларов – и потом «золотые дожди» прекратились. РФ получила столько денег, сколько не обретала ни при одном царе или генеральном секретаре. О таких финансовых приливах и мечтать не могли ни Иван Грозный, ни Петр Первый, ни Иосиф Сталин, ни Леонид Брежнев. 

  Но исчезла ли опасность, о которой мы писали в 1999-м? И были выполнен наш наказ преемнику Ельцина? Куда за 1999-2009 годы эволюционировали Вооруженные силы РФ, наш ядерный потенциал, русские наука и промышленность? Хуже или лучше наше положение в 2009 году по сравнению с 1999-м? 

  Ответ однозначен: время и деньги оказались потерянными. Все стало только хуже. РФ намного беззащитнее перед нападением развитого агрессора, нежели в девяносто девятом. И опасность нападения на нас с Запада, вопреки, расхожему мнению, стала нарастать. 

  Наступивший мировой кризис теперь уже всеми признан Великой депрессией-2. Первая Депрессия, начавшись в 1929-м, вылилась в кровавую и опустошительную мировую войну. И нет никаких оснований считать, что Депрессия-2 не перейдет в Большую бойню. Нет никаких оснований считать, что владыки Западного мира, привыкнув выходить из мегакризисов с помощью войн, не прибегнут к этому рецепту еще раз. Выбрав в жертвы самую беспомощную и большую по площади страну. 

  Опыт истории говорит: во всех глобальных войнах русские оказываются в самом эпицентре кровавого конфликта. 



  *** 




  В одном из фильмов далеких семидесятых, в «Вождях Атлантиды» (невероятной английской переделке «Маракотовой бездны» великого Конан Дойля) есть один будоражащий воображение эпизод. 

  Заподозрив в одном из пришельцев – англичанине, который вместе с товарищами спустился на дно морское в батисфере – великолепного интеллектуала с невероятно развитой интуицией, жрецы Атлантиды, что продолжает жить в громадной пещере под океаном, надевают ему на голову магический шлем. Так сказать, усилитель мозговых способностей. Потрясенный гость с поверхности (а дело в фильме происходит в самом начале ХХ века) узревает будущее. Перед ним мелькают туманные образы солдат Первой мировой, что идут в атаку сквозь клубы боевых газов, в резиновых масках и стальных касках. Потом – падающий горящей кометой сбитый аэроплан. На все это наплывает образ Гитлера на трибуне – перед ревущей от восторга толпой. А дальше – камикадзе таранит авианосец, по полю ползут стальные коробки танков с черными крестами на броне, горит и взрывается город, засыпаемый бомбами с «летающих крепостей»…

  Сегодня мы живем в самом начале Великого кризиса, пришедшего к нам всерьез и надолго. Осенью 2008 года он вступил в острую фазу. Так же, как и предыдущий Мегакризис – в 1929-м. Такие смуты приносят с собой войны. Большие войны и страшные потрясения. И нынешний кризис, боимся, не станет исключением из правила. 

  Но давайте вообразим себе, что мы с вами перенеслись во времени и попали год этак в 1930-й, в самое начало того, предшествующего Кризиса. Скажем, попали мы с вами в Лондон или Париж. Присели на скамейку в парке рядом с самым обычным человеком тридцатого года. И попробовали бы рассказать ему, что ожидает мир в грядущие полтора десятилетия. Мы, размахивая руками и распаляясь, пробуем поведать среднестатистическому обывателю-1930 о том, как погибнет за шесть недель французская армия. Как немецкие парашютисты возьмут Голландию. Попробуем обрисовать ему ходячие скелеты в Бухенвальде и Треблинке, сжигаемых заживо селян в Катыни, массовые депортации евреев. Попытаемся рассказать ему об огромных танковых сражениях и рейдах подводников адмирала Деница, о русских дивизиях в сердце Европы, о горящем Дрездене, где плавились тела людей. Об атаках смертников, о ядерном смерче над Хиросимой и Нагасаки, о падающих на Лондон баллистических ракетах и о стрельбе из мощных орудий по показаниям радиолокаторов…

  …Опасливо оглядываясь, наш собеседник ушел бы прочь. Он не поверил бы нам. Ни единому слову. Он вообще был убежден, что современный ему кризис – так, случайная рецессия, и экономический рост вот-вот восстановится. И все будет, как прежде. Новая мировая война? Какое безумие! Да никогда в жизни Европа, пережив ужасы 1914-1918 годов, больше не будет так воевать! Ни-ког-да! Тем более, что ширится движение пацифистов, молодежь объявляет себя «ветеранами будущих войн», не желающими больше лить кровь, а по европейским городам бродят представители «потерянного поколения». 

  Нас бы объявили опасными сумасшедшими. И в самом деле, в тридцатом году план немцев «Барбаросса» (нападения на СССР с силами, меньшими, чем у русских, да еще и с неподавленной Британской империей в тылу), показался бы большинству германских офицеров 1930 года плодом воспаленного сознания какого-нибудь маньяка или шизофреника. Да что там «Барбаросса»! Скажи тогда, что отсталый, полукрестьянский Советский Союз сможет к середине тридцатых иметь целый флот четырехмоторных воздушных кораблей, причем собственного производства – вас и тогда сочли бы душевнобольным. Какая война? Да кругом – цивилизация и гуманизм, переговорные процессы, конгрессы по разоружению, пакт Бриана-Келлога о недопустимости всяких войн, Лига наций. С 1922 года ограничены морские вооружения (Вашингтонский пакт), Германия разоружена, не имея ни танков, ни ВВС, да и армия у нее – мизерный рейхсвер. И вообще, время войн прошло, теперь соревнование сместилось в область экономики и уровня жизни. Молодежь в 1920-е годы совершает первую сексуальную революцию и увлекается молодежной музыкой – джазом. О каких войнах может быть речь?

  А уж попытка рассказать о практике и реалиях Третьего рейха в 1930 году вызвала бы шок. От вас просто метнулись бы прочь, как от прокаженного. Хотя все это произойдет всего каких-то несколько лет спустя. 

  Что ж, читатель, сегодня мы с вами, можно сказать, живем в «новом 1930 году». Новый Мегакризис – еще в самом начале, и большинство продолжает жить старыми иллюзиями. Такова уж природа человека. Но мы немилосердно развеиваем их. Мы говорим: впереди – войны, среди коих – и война на окончательное уничтожение РФ, этих остатков России. Что бы там ни думало большинство. Ибо оно всегда ошибается. 

  Мегакризис – что твоя новогодняя ночь. Помните: в ее течение случаются самые невероятные вещи. Только глобальные кризисы длятся не часы, а долгие годы. И то, что казалось немыслимым и безумным во времена «до кризиса», происходит в его пучине, становясь чуть ли не обыденностью. 

  Сейчас война против РФ кажется невероятной. Но завтра все может быть иначе. Ибо мы – в эпохе Мегакризиса, в эпохе разнообразных «сюрпризов». 



  *** 



  Люди вообще – плохие предсказатели. Недальновиден род людской. 

  Кто еще в начале ХХ века мог предугадать, чем кончится тогдашняя, первая Глобализация? Большинство свято верило, что блестящее настоящее успешно продлится на десятки лет вперед. Люди радовались первым успехам авиации и радио, хохотали до упаду над потешными короткометражками Чарли Чаплина и Макса Линдера. Жизнь становилась все богаче и зажиточнее. Рабочие получали первые социальные гарантии. Высшее общество устраивало «балы драгоценностей». Бизнес разных стран активно переплетался, немцы покупали акции английских, русских и французских предприятий, а русские, французы и британцы имели доли в компаниях Второго рейха. Торговля и финансы начала ХХ века смело перешагивали национальные границы. 

  В начале 1850-х британский промышленник Джон Брайт заявлял: «Нет вещи более дурацкой для торговой нации, чем политика войны. Любой мир лучше самой успешной войны». (Nothing could be so foolish as a policy of war for a trading nation. Any peace was better than the most successful war). 

  В 1911 году британский журналист Норман Энджелл опубликовал книгу «Великая иллюзия», где доказывал: глобальная торговля изменила природу богатства. Теперь оно не зависит от контроля над территориями и ресурсами. А вера в военную силу как в основу безопасности, писал Энджелл, стала нынче опасной иллюзией. Войны, мол, стали невыгодными, они не создают богатства, а только уничтожают их. И вообще, планетарное переплетение деловых интересов делает войны невозможными. Книга пользовалась настолько бешеной популярностью, что ее в 1913 году переиздали в расширенной и дополненной версии. 

  Все было прекрасно. За одним исключением: всего лишь через год началась Первая мировая война с таким ожесточением и такими жертвами, каких дотоле не видывала история. Когда за пару месяцев погибало больше людей, чем за пятнадцать лет всех войн Наполеона. Война с атаками с воздуха, с применением первого оружия массового уничтожения – газового. А в итоге этой глобальной бойни (10 миллионов трупов) разрушилась и Первая Глобализация, и целые страны, и мир был расколот, и родились все условия для новой мировой бойни – уже Второй. 

  Нет, о грядущей войне в начале ХХ века все-таки говорили, многие предупреждали о ней. Но все считали, будто она будет короткой схваткой «малой кровью». Множество экспертов наперебой твердили о том, что долгое содержание миллионных армий быстро разорит экономики стран Европы. Что экономически Англия, Франция, Германия, Америка, Австро-Венгрия и Россия переплетены теснейшим образом. Кроме того, современная скорострельная артиллерия может превратить Европу в пустыню. Кому это надо, господа? А значит, большой, ожесточенной и долгой войны быть не может по определению. Ну, в крайнем случае, все решится очень быстро и как можно более гуманно. 

  Властители военных дум, глава германского Генштаба Шлиффен и начальник высшей военной школы Франции, будущий маршал Фош, писали книги о том, что война в Европе ожидается молниеносной. «Длительные войны невозможны в эпоху, когда все существование нации зависит от непрерывного развития торговли и промышленности, и остановленный механизм должен быть снова приведен в действие с помощью быстрого решения. Стратегия измора немыслима, когда содержание миллионов солдат требует миллиардных расходов!» - утверждало немецкое светило военной мысли. Фош вторил Шлиффену: «Она не может долго продолжаться… Ее нужно вести с жестокой энергией и быстро достигнуть своей цели…»

  Были эксперты калибром поменьше. Например, генерал Лаваль, что до самой своей смерти в 1912 году уповал на решающую роль легкой скорострельной артиллерии. Дескать, ее массированный огонь решит в наступлении все-все, а тяжелые орудия как бы и вовсе не нужны. 

  Как жестоко они заблуждались! Война получилась все-таки чертовски долгой, невероятно кровопролитной и жестокой, что называется – на истощение. С тяжелыми пушками. С голодом в Германии, с холодом. С невероятной гуманитарной катастрофой, с превращением насилия в обыденную черту повседневной жизни. 

  Самое интересное, что тех, кто правильно предвидел Первую мировую, было очень немного. Русский генерал Николай Михневич, начальник Академии Генштаба, а потом – и начальник последнего, в 1911 году писал, что войны будут вестись со страшным напряжением, причем бороться каждому придется не только с армией противника, но и его народом. А потому война будет длинной и жестокой. Михневич рассчитывал, что такой схватки не выдержат европейцы, а вот русские – как раз выдюжат. Но, увы, в Первую мировую случилось как раз наоборот. Зато во Вторую – Михневич оказался стопроцентно прав. Однако Михневича не послушали. 

  Еще одним гениальным провидцем показал себя польский еврей, банкир И.Блиох. Задолго до начала Первой мировой Блиох опубликовал свой труд, посвятив его будущей мегавойне. Поразительно: но пока все вокруг рисовали войну залихватски-скоротечную и наступательную, сравнивая боевые качества европейских солдат, Блиох взял за основу опыт совсем других войн: англо-бурской (1899-1902 гг.) и Гражданской войны в США 1861-1865 годов. 

  По поводу Блиоха и его занятий «научным пацифизмом» немало язвит в своих воспоминаниях знаменитый граф Витте. Мол, Блиоху все это писала команда нанятых аналитиков. Да если и так – что это меняет? Прав-то оказался еврейский католический выкрест. Витте, умерев в 1911-м, просто не успел увидеть исполнение предсказаний Блиоха. 

  Человек сугубо штатский, Блиох не стал опираться ни на опыт франко-прусской войны 1870 года, ни на пример австро-прусской схватки 1866-го. Он обошел вниманием Русско-турецкую (1877-1878 гг.), Испано-американскую (1899-й), Японо-китайскую (1894) и Русско-японскую (1903-1904 гг.) войны. Нет, он тщательно изучил опыт американской Гражданской войны времен генералов Гранта и Ли. Войны, где впервые на арену истории вышли миллионные армии с нарезным оружием и железными дорогами. Войны, где оборона впервые оказалась сильнее наступления, где войска стали зарываться в землю, а для прорыва обороны приходилось буквально заваливать противника трупами. Блиох оказался полностью прав: Первая мировая действительно больше всего напоминала увеличенную в масштабах войну Севера и Юга Америки. 

  С другой стороны, он не зря интересовался войной на юге Африки. Там впервые в мире четвертьмиллионная английская армия наткнулась на сопротивление белых южноафриканцев-буров, вооруженных отличными многозарядными винтовками, пулеметами и современными пушками. Там британцам, несшим тяжелейшие потери от меткого убийственного огня буров, пришлось обрядить бойцов в камуфляж – мундиры цвета хаки. Там пришлось рыть траншеи и тянуть колючую проволоку на передовой. Там пришлось расстрелять горы патронов и снарядов, истратить монбланы консервов и медикаментов. Там пришлось применять бронепоезда и бронирванные тракторы, таскавшие кабины с пулеметами и пушками – предтечи танков. При этом буров было намного меньше, чем англичан: в начале войны – всего 88 тысяч штыков. А в конце – чуть более двадцати тысяч. 

  За какие-то полгода разгромив главные силы Трансваальской и Оранжевой республик буров, англичане столкнулись с партизанами – подвижными отрядами южноафриканцев, называвшихся «коммандос». А вот с ними пришлось воевать еще полтора года, неся тяжелые потери. В той войне, почитай, народились спецназ, диверсии современного типа, снайперы. Чтобы победить подвижного врага, британцам пришлось идти на истребление местного населения, на сгон его в концентрационные лагеря, на тактику «выжженной земли». 

  Блиох в своей книге написал, что грядущая мегавойна будет тяжелой и оборонительной, а не наступательной. Боевые качества солдат сыграют самую маленькую роль: все решит производство боеприпасов и продовольствия, экономика, подъездные пути, обозы. Словом, все самое скучное и непрозаичное. Блиох писал о «войне госпиталей», об огромной смертности раненых, которых будет невообразимо много. О том, что щедрую дань жизнями придется заплатить тифу и воспалению легких. 

  Мрачный прогноз Блиоха (или коллектива прогнозистов под его руководством) полностью оправдался. Он даже смог предчувствовать некоторые реалии Гражданской войны 1918-1922 гг. в России. 

  (В СНОСКУ:

  О работе Блоха рассказываем по материалам выступления американских (увы!) исследователей Л.Г.Бадалян и В.Ф.Криворотова на Международной конференции «Математическое моделирование исторических процессов», проходившей в Институте прикладной математики РАН в октябре 2007 г.
)

  Впрочем, известен еще один провидец. Он аж в 1887 году, задолго до Михневича и Блоха, написал, что будущая (на тот момент) европейская война – это 8-10 миллионов солдат, что зальют континент кровью и обглодают Европу почище саранчи. И что в итоге наступит страшное истощение старого мира, и что он умрет, и короны станут валяться на улицах.

  Звали этого эксперта Фридрихом Энгельсом. Да-да, то был тот самый друг и спонсор Карла Маркса, а работа сия была «Введением к брошюре Бокхейма «На память ура-патриотам 1806-1807 годов». Умный был мужик, что и не говори, хотя русских и ненавидел до чертиков. Но интеллект имел все-таки незаурядный. 

  Однако Михневич, Энгельс и Блиох оказались белыми воронами. Большинство людей еще в 1913-м году отвергало всякую мысль о возможности всепланетной бойни. 

  Кстати, после окончания Первой мировой мало кто ожидал того, что будет Вторая, со впятеро большим числом жертв. С лагерями смерти и этническими чистками. С первой ядерной бомбардировкой и воздушным террором. 

  Британия в 1929-м на государственном уровне приняла доктрину невозможности Большой войны в ближайшие десять лет и слепо ей следовала даже в середине 1930-х, сокращая оборонные расходы. Чем это обернулось, пересказывать не надо.

  Сегодня, во дни Второй Глобализации, аргументы Энджелла почти без изменений повторяет рать либеральных экономистов, экспертов, футурологов. Дескать, эпоха грубой военной силы при развитии глобальной торговли осталась в прошлом. Что теперь силу определяет экономика, технологическое и культурное лидерство, что теперь не нужен контроль над территориями и природными ресурсами, чтобы быть богатым и красивым.

  А вы уверены в том, что все эти эксперты-аналитики не гонят туфту? 

  Люди в основной своей массе – все-таки плохие предсказатели, и доказательств тому – множество. Да и маститые аналитики чаще всего лишь выражают общестадное течение мысли. 



  *** 


  Приведем еще один красноречивый пример. Гибель СССР, как понятно сегодня даже дуракам, привела к развитию мирового кризиса, к гибели привычного мира, к варваризации и отупению самого Запада. Она стронула с места лавину мирового конфликта между цивилизациями, залив Землю кровью миллионов жертв. Привела к прорыву наружу сил злого хаоса и деградации, социального одичания. Но на упомянутой нами конференции «Математическое моделирование истории» прозвучал доклад академика В.А.Геловани и его соавторов В.Б.Бриткова и С.В.Дубовского «Глобальное моделирование процессов развития СССР/России: 1985-2000 гг. Прогноз, который мог изменить ход истории».

  Оказывается, в 1985 году во ВНИИСИ АН СССР (ныне – Институт системного анализа РАН) подготовили грандиозный доклад, что рассматривал сценарии развития Советского Союза до 2000 г. и далее. В нем были изложены шокирующие выводы и самые обстоятельные рекомендации насчет того, что делать. Надо сказать, что произошедшее во времена реальной перестройки и последующего кризиса в том докладе было описано весьма точно. 

  Работу провели в духе Второй Академии Айзека Азимова (помните его трилогию «Академия и Империя?»). К ней в СССР привлекли исследователей из десятков институтов. Расчетная модель, как у азимовского Сэлдона, включала в себя более четырех тысяч уравнений. Как исходные данные в грандиозную модель закладывалось более 300 тысяч чисел! С цифрами, показателями, моделями, с учетом мировой динамики и развития соседних регионов был показан альтернативный сценарий: не грозящего распада СССР, а его вывода на новые высокие рубежи развития. На траекторию инновационного роста, как сказали бы сегодня. 

  Однако … доклад так не был опубликован. Правящая бюрократия его даже не заметила. Сомнительно, что он даже дошел до Горбачева и его ближайшего окружения… 

  К сожалению, опыт истории показывает, что истинных провидцев, как правило, не замечают. Не хотят слушать. 

  Не удержимся и приведем еще один занимательный пример слепоты рода человеческого относительно собственных перспектив.

 Глобальный Смутокризис почти наверняка выльется в новую мировую войну. Так было в предшествовавшую Великую депрессию 1929-1945 гг., и не никаких оснований думать, что и сейчас владыки США не попробуют выскочить из западни с помощью всеплантеной встряски. В самом деле, если нынешние США в борьбе с кризисом используют некоторые меры из арсенала 1930-х, почему бы им не воспользоваться и политическими приемами тех же лет?

  Но при любом варианте будущих битв русским придется обороняться изо всех сил!




  ***


  Осенью 2008 года Пентагон в лице Командования объединенных сил США (USJFCOM) выдал в свет любопытный документ. По сути дела – некую военную доктрину, названную «Среда для действий Объединенных сил» (The Joint Operating Environment - JOE). Здесь сделана попытка заглянуть в будущее на четверть века вперед и понять: в какой среде придется воевать и вести операции? И первый вывод, который сделали янки: Большая Неопределенность. Непредсказуемость.

  Непредсказуемость грядущего авторы JOE решили показать на примере из совсем недавней истории. Четверть века назад американская военная мысль готовилась к конфликту с СССР, продумывая все – от стратегического до тактического уровней возможного столкновения. Советский Союз представлялся грубым и тяжелым противником, возглавляемом лидерами, приверженными делу распространения марксистско-ленинской идеологии и распространению советского влияния. И мало кто в разведсообществе США и даже в среде советологов мог разглядеть углубляющийся внутренний кризис, который затем приведет к взрыву СССР изнутри.

  Четверть века назад противостоящие стороны размещали на своих базах тысячи ядерных боезарядов, развертывали большие сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы. Русские войска оккупировали Афганистан и оказались на грани победы над плохо оснащенными и скверно обученными афганскими душманами. В Сальвадоре почти победили просоветские повстанцы.

  Да и остальной мир четверть века назад разительно отличался от сегодняшнего. Китай только-только оправлялся от последствий долгого правления Мао. Индия все же пребывала почти в средневековой нищете. И хотя Средний Восток и тогда пылал политическими и религиозными страстями, еще никто и представить себе не мог того, что США проведут две больших войны против Ирака, а затем задействуют большинство своих наземных сил для подавления повстанческих движений в Ираке и Афганистане одновременно.

  Четверть века назад американских военных ругали за слабую координацию действий между разнородными силами, ярко проявившуюся во время вторжения войск США на Гренаду в октябре 1983 года. Нынешняя объединенность военных сил США тогда оставалась еще теорией. Еще не было танка М-1 и боевой машины пехоты «Брэдли», самолет-«невидимка» только проходил испытания, не существовало глобальной системы спутникового позиционирования GPS. Ну, а теримин «высокоточное оружие» относился пока лишь к тактическим ядерным боеприпасам.

  Американские аналитики призывают заглянуть еще дальше в историю, в начало ХХ столетия – и в десятилетних временных «срезах» посмотреть, как менялись стратгические расчеты – и как они совершенно не соответствовали реальности.

  1900 год. Ведущая сила мира – Британская империя. Ее аналитики с подозрением посматривают на извечного врага – Францию.

  Тут мы улыбнемся историческому невежеству американцев. Англия в 1900 году с тревогой смотрела совсем не на Францию: та со времен Наполеона Третьего послушно плелась в хвосте британской политики. В 1900 году англичане со страхом глядели на две поднимающиеся силы: Российскую империю и Германию (Второй рейх). Но вернемся к выкладкам авторов JOE.

  1910 г. Англичане блокируются с Францией против Германии. (Про Российскую империю янки опять забыли).

  1920 г. Британия и ее союзники выиграли Первую мировую, однако оказались перед лицом гонки морских вооружений со своими формальными союзниками – Японией и США.

  1930 год. Уже подписаны и действуют международные договоры об ограничении морских вооружений. Началась Великая депрессия. Британцы не ожидают войны в ближайшие десять лет, а главными противниками считают Советский Союз и Японию. Германия и Италия рассматриваются то ли как дружественные, то ли как не представляющие угрозы страны.

  1936 год. Британский военный планировщик видит три главные угрозы: Италию, Японию и Германию. При этом в случае войны англичане почти не рассчитывают на помощь Соединенных Штатов.

  1940-й. Поражение Франции в июне оставило Британию одну против Германии и Италии. На Дальнем Востоке британским владения угрожают японцы. Америка только-только начинает медленно перевооружать свои боевые силы.

  1950 г. Ведущая мировая сила теперь – Америка. Встает солнце ядерной эры. В июне начинается «полицейская акция» в Корее, каковая перерастет в войну, в которой погибнут 36500 американцев, 58 тысяч южных корейцев, 3000 солдат союзных армий, 215 тысяч северокорейских солдпат, 400 тысяч китайцев и два миллиона гражданского населения Кореи. В этой войне, длившейся до 1953 г., шлавным противником США выступит Китай – недавний союзник американцев в войне с Японией.

  1960 год. Политики в США кричат о ракетном отставании от СССР, которого на самом деле нет. Господствует доктрина массового ядерного возмездия, но она скоро уступит место доктрине гибкого реагирования. Небольшое повстанческое движение в Южном Вьетнаме почти не привлекает американского внимания.

  1970-й. Американцы, потерпев неудачу во Вьетнамской войне, начинают вывод войск из Индокитая. Вооруженные силы США – в упадке. СССР успел подавить начинающийся бунт в Варшавском договоре (1968 г., Чехословакия). Начинается разрядка во взаимоотношениях Вашингтона и Москвы. КНР ждет момента, чтобы составить неформальный альянс с Соединенными Штатами.

  1980 г. СССР только что вторгся в Афганистан, а в Иране исламская революция опрокинула шахский режим. Американцы предпринимают попытку освободить заложников – персонал американского посольства в Тегеране. Спецоперация позорно проваливается. Американская армия заслуживает определения «полой» или «дутой» силы. В этот момент США – самый большой кредитор планеты, они дают в долг остальным странам.

  1990 г. (правильнее – 1991 г. – прим. М.К.) Коллапс СССР. Вооруженные силы США, которые до сих пор считались «дутой силой», сокрушают армию Ирака за какие-то сто часов. Но еще никто за пределами Пентагона не слышал об Интернете. Соединенные Штаты становятся крупнейшим должником Земли.

  2000 год. Варшава – почти столица НАТО. Терроризм набирает силу, становясь главной угрозой для США. Биотех, роботехника, натотехнологии и водородная энергетика развиваются гораздо быстрее, чем сулили старые прогнозы.

  Таким образом, раз в десять лет мир меняется до неузнаваемости. Что уж там говорить о 25-летнем периоде! Если взять тот же 1983-й, экономический и технологический «ландшафт» поменялся разительно. В тот год глобализация делала первые шаги, в основном сводясь к торговле между Соединенными Штатами, Европой и Японией. «Тигры» Юго-Восточной Азии только начинали свой подъем, все еще пребывая в нищете. В 1983 г. ежедневный переток капиталов между финансовыми рынками составлял около 20 млрд. долларов. Сегодня эта цифра достигает 1,6 триллиона. В 1983 г. Интернет – еще военная сеть связи. Его экономические и коммуникационные возможности остаются неочевидными. Сотовых телефонов тоже нет. (Ошибка! Сотовая связь для начальства, хотя и в варианте автомобильного телефона, в СССР существует с 1980 г. – прим. М.К.) Персональные компьютеры только-только начинают становиться массовым явлением. «Майкрософт» лишь начинает перерастать масштабы гаража Билла Гейтса, а поисковая система «Гугл» живет пока лишь в фантастических романах. И хотя информационная революция уже началась, ее применения в 1983-м кажутся еще неясными и неочевидными. Все остальные достижения наших дней (роботехника, расшифровка генома человека, нанотехнологии) кажутся фантастикой. (Неточность: роботехника в 1983 г. развивалась бурно, ее перспективность отметили на 26-м съезде КПСС в 1981 году – прим. М.К.)

  Обрисовав все это, авторы JOE приходят к выводу: перемены будут драматическими и резкими и в следующую четверть века. Ибо скорость технологических и научных перемен нарастает. Перемены произойдут в энергетическом, финансовом, политическом, стратегическом и технологическом «доменах». И если часть из них – вполне ожидаемые метаморфозы, то энная доля окажется шокирующими, внезапно возникшими инновациями…

  Сегодня, читатель, нам говорят, что пришедший Мегакризис – это ненадолго, что ничего страшного не произойдет.

  Ага, как же! Так-таки и ничего?

  Мы уверены в обратном. Война как логическое продолжение Великой депрессии-2 становится почти неизбежной. И она не минет Русской земли.

  Делая такой вывод, мы получаем клеймо безумцев и паникеров. Но да черт с ним! Предвидение и предугадывание сегодня – важнейшее дело. А славой потом сочтемся.


  ***


  Мы просто обязаны заглянуть в грядущее и понять: к какой войне нам нужно готовиться? Ну, хотя бы в ближайшие тридцать лет. А то, что на планете назревает очередная жестокая борьба под стать ХХ веку, уже понятно. Обостряется борьба за природные ресурсы: углеводороды, пресную воду, плодородную землю. По-прежнему слишком многим кажется, что легче захватить имеющиеся запасы и территории, нежели, скажем, искать замену нефти или превращать пустыни в цветущие сады. На наших глазах развертывается продовольственная трагедия: еды уже не хватает. Причем нехватка провианта прямо связана с дефицитом пресной воды и плодородных земель, с дороговизной энергоносителей и перенаселением Земли. Так что будущее складывается ой каким «веселым»! И тут очень важно не врать самим себе, не тешить себя всякими благоглупостями…

  - Если брать пример кануна Первой мировой, то увидишь: иллюзии о будущем стоили миллионы жизней и глубокого кризиса, выход из которого преобразил весь мир! – говорит один из самых уважаемых нами ученых, заместитель директора Института прикладной математики РАН, доктор физико-математических наук Георгий Малинецкий. – Накануне Второй мировой войны И.В.Сталин предсказывал, что будущая война будет «войной моторов». Он оказался прав! Исходя из такого видения, форсировано развивались научные разработки и целые отрасли промышленности. Достаточно напомнить, что в легендарный танк Т-34 за годы войны было внесено более двухсот нововведений, усовершенствований. Немцы за маневренность называли его «легковой машиной на поле боя» и, несмотря на огромные усилия лабораторий, они не смогли сделать аналога. Вот оно – «инновационное развитие»! Политики, услышавшие экспертов и верно выбравшие приоритеты, ученые и инженеры – все они тогда выполнили задачу.

  Естественно спросить сейчас – какими будут войны XXI века? К чему следует готовиться России? Это тем более уместно, поскольку в соответствии с новой программой вооружений России в течение ряда лет на создание и закупки новых систем оружия в стране будет затрачено несколько триллионов рублей. На чем следует сделать акцент сейчас?

  Чтобы ответить на этот вопрос, следует заглядывать, по крайней мере, на тридцать лет вперед. В самом деле, от момента начала финансирования до того, как новое оружие поступит в войска, как показывает мировой и советский опыт, проходит около десяти лет. И еще около двадцати лет это оружие должно работать, создавая противовес не только нынешним, но и перспективным системам вооружения противника. Каковы они? Каких противников следует иметь в виду? На каких театрах военных действий России, возможно, придется отстаивать свои интересы?

  Прав Малинецкий, ой как прав! Ну что ж, скажем без обиняков: готовиться надо к затяжной мировой войне. Из Ташкента 2008 года мне пишет Валера Александров:

  «Как говаривал Фридрих II: «Если Вы не можете представить грядущее сражение в своем воображении, то наверняка не сможете победить в нем в реальности». Так и будущее России приходится определять шаг за шагом, вкладывая все новые и новые паззлы в картину грядущего. Туманные очертания разных вариантов развития событий зачастую проявляются все сильней. И уже скоро придет время развилки истории, когда так или иначе будет сделан выбор того или иного будущего. Будущее России может быть разным и еще предстоит сделать его выбор.

  Либо вы выберете свое будущее, либо его выберут за вас…»

  Итак, впереди – новая всемирная война. Очертания этой глобальной мега-схватки мы с Юрием Крупновым попробовали очертить еще в 2003 году в труде «Гнев орка». Сегодня ясно, что это будет сложная, долгая и жестокая борьба всепланетного масштаба. За что борьба?

  Во-первых, за природные ресурсы, коих, как считают слишком многие «сильные мира сего», на всех не хватит. Эту схватку поведут между собою разные силы: и гигантский Китай. И национальные государства. И исламский мир. И русские. И новые действующие лица мировой политики (уже не государства и не корпорации в привычном нам виде). И те, кого мы называем Сообществом Тени – антилюди, адепты глобально-рыночного миропорядка, где человечество должно разделиться на «конкурентоспособное» меньшинство и ненужное «неконкурентоспособное» большинство.

  Во-вторых, ожесточенная борьба развернется за собственно человечество, которое Античеловечество пытается сделать добычей, сырьем для воплощения своих зловещих планов. Вполне возможно, что Тень попробует с помощью новейших достижений генетики и нанотеха стереть с лица планеты «лишнее» население. Этот сценарий описал Оскотский в «Последней башне Трои» и ваш покорный слуга в труде «Крещение огнем. Борьба исполинов».

  В-третьих, предстоит смертельная схватка между уходящим, умирающим капитализмом и нарождающимся новым строем – строем Будущего, который мы называем не коммунизмом, но Нейромиром-Нейросоцем. Капиитализм дошел до своих пределов: он создал глобальный рынок. Теперь ему некуда распространяться – он начинает жрать самого себя. Занимаются пожары войн за передел уже поделенного мира.

  Некоторые контуры грядущей борьбы не на жизнь, а на смерть, мы попробовали очертить в книгах цикла «Третий проект» (совместно с Сергеем Кугушевым), в труде «Сверхчеловек говорит по-


Просмотров: 1938
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 18.05.2009
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]