03:00

Советский прорыв

Советский прорыв

Он — человек из СССР. Во-всяком случае, он не побоялся честно в 1989 году указать свои доходы и выплатить с них взносы в коммунистическую партию. Да и письмо Ельцину, что Тарасов послал осенью 1991-го из-за рубежа, до сих пор мне памятно. Тарасов набросал план нормальных реформ, русского реванша за поражение в Третьей мировой. Совсем недавно он работал в группе олигарха Вексельберга, пытаясь заниматься финансированием русских прорывных технологий. Он ушел в богатейшую алюминиево-нефтяную группировку, надеясь на ее сумасшедшие деньги организовать прорыв. Тем паче, что у Вексельберга, нимало не смущаясь его еврейством, работают отставные генералы спецслужб с яро православно-патриотическими взглядами. Но Тарасов рассорился с Вексельбергом. И ушел со скандалом. Почему?  

«...В свое время аналитики подсчитали, какой потенциал был накоплен советской наукой. Оказалось, что если бы внедрили только изобретения, сделанные у нас до 90-го года — ничего больше не разрабатывая, — то Россия и вообще все человечество могли бы благополучно развиваться еще сто лет. Недаром японцы в свое время собирались купить все (!) заявки на изобретения, зарегистрированные у нас в ВНИИГПЭ (институте патентной экспертизы). Но в Советском Союзе все это, как правило, оставалось на полках.

Причина была простой — наука в СССР существовала последние десятилетия ради самой науки. Люди, в том числе я сам, защищали диссертации, чтобы повысить свою зарплату, получить престижную должность. А внедрением практически никто не интересовался. Это не давало денег, нельзя было приватизировать собственные изобретения, и даже существовало юридическое право государства изъять у авторов любое изобретение в свою пользу, например, присвоив ему категорию «государственное значение».

Что произошло потом? После 91-го года процентов 50 ученых уехали за рубеж, и многие еще продолжают уезжать. Не больше половины из них устроились на работу в науке. Остальные просто потеряны для человечества вместе со своими разработками навсегда. Где-то нашел приблизительные данные об ученых, покинувших Россию только за последние годы — 900.000 человек! Они увезли потрясающие вещи. Многие обращались ко мне в Англии за помощью и советом. Ну, например, доктор Гаспаров, создавший технологию экспресс-анализа СПИДа, гепатита «В» и любой другой инфекционной болезни в течение 3-х минут, просто по анализу периферийной крови из пальца. Я помог ему устроиться за рубежом. Под его биотехнологию американцы тут же создали предприятие и уже на этапе опытного образца собрали почти сто миллионов долларов на публичном рынке! Вот и все. Скоро Россия будет покупать приборы экспресс-анализа Гаспарова за границей на валюту и устанавливать в аэропортах, в поликлиниках и т.д. Когда я помог Гаспарову сделать экспертизу его изобретения в Оксфорде, аналитики подсчитали, что только в Великобритании понадобится 1,5 миллиона таких приборов.

А чего стоят технологии разграбленного и фактически уничтоженного института космической медицины? Там были биотехнологии оживления умерших клеток человеческого организма. Где это все теперь? Увезли эту технологию и, естественно, засекретили. Уехал человек, разработавший способ раннего определения рака молочной железы. Это такая специальная перчатка. Каждая женщина может утром ее надеть и помассировать грудь, а датчик автоматически покажет, здорова она или нет, даже если это всего несколько раковых клеток. Ведь рак молочной железы полностью излечивается на ранней стадии, а в России ежегодно от него умирают более 20.000 молодых женщин! И что теперь? Скоро тоже будем покупать эти устройства в Америке. И таких примеров не счесть. Из оставшегося 50-процентного научного потенциала в России, по моим прикидкам, 25 процентов пошли торговать, чтобы выжить, а еще десять просто бросили занятие наукой, полностью отчаявшись из-за своей ненужности, их результаты украдены или устарели, они едва сводят концы с концами. Итого: от прежней науки у нас осталось, дай бог, пятнадцать процентов, не более.

Что представляют из себя эти 15 процентов ученых, которые, несмотря ни на что, продолжают творить и изобретать? Я могу утверждать, что в России еще осталось интеллектуальной собственности на несколько десятков триллионов долларов! Подчеркиваю — речь идет не о миллиардах, а о триллионах.

Полтора года назад Виктор Вексельберг, совладелец ЗАО «РЕНОВА», предложил мне заняться инновациями. Для поиска технологий будущего мы даже запустили на ТВЦ интеллектуальное шоу «Умный нашелся!», где каждый автор изобретения мог заявить о своем достижении. Ко мне пошел поток людей. Каждый день предлагали по 20-30 изобретений. Пять из них были глупостью, 15 — интересных, а 2-3 гениальных. Ну, в неделю одно гениальное уж точно было.

Например, принесли транзистор, который полностью работает не на электрических сигналах, а на оптических. Это смерть всей Силиконовой долине, это революция в электронике, потому что быстродействие компьютеров становится вообще непостижимым. Когда в Америке в журнале «Science» опубликовали об этом статью с фотографией транзистора на обложке, там был фурор. Автора стали уговаривать покинуть Россию. Часть прав он за бесценок отдал американцам. Но полностью не хочет продаваться в силу каких-то своих патриотических чувств. А здесь он никому не нужен! Куда только ни обращался — никакой поддержки.

Или есть устройство, которое сводит почти к нулю сопротивление любому предмету, движущемуся в воздухе или в воде. Оборудованные им подводная лодка или самолет могут увеличивать свою скорость в десятки, сотни раз при двигателе той же мощности. Технология уже прошла испытания в лабораторных условиях. Чуть раскрою ее смысл, чтобы не казаться дилетантом. Дело в том, что все, созданное человеком, движется, рассекая среду. Но в живой природе другой принцип движения. Когда птица летит — она шевелит клювом из стороны в сторону. Рыба плывет по диагонали. Представьте, как движется змея в воде. Вот на таком принципе основана эта технология. Грубо говоря, если вы ударите ладонью по поверхности воды, рука войдет в воду, но вы получите сильный удар в ответ. А если вы зигзагом, при минимальных усилиях, введете ладонь в воду, то при затратах десятой части той же энергии получите результат, без сопротивления среды. На этом же принципе создано много других изобретений этими же авторами. Например, электростанция, представляющая собой пластину, которая просто изгибается в течении реки и дает мегаватты электроэнергии. Десяток таких пластин — и достигнете эффективности Красноярской ГЭС, и не надо строить плотину, затапливать деревни, губить фауну Енисея и тратить миллиарды на строительство турбин!

Это все изобретения, которые способны вернуть России потерянное былое величие и решить все экономические проблемы. И вот проектов такого уровня мы отобрали порядка 120. Среди них такие, которые были официально оценены, (это сделали специальные международные институты), в миллиарды долларов! Вот почему я говорю, что интеллектуальной собственности в России и сейчас еще осталось на триллионы долларов. И многие из этих изобретателей так намыкались, что готовы были все отдать бесплатно. Только ради того, чтобы их проекты были внедрены.

Но проблема в том, что как раз внедрять их никто в России не собирается. Я предлагал эти изобретения моему заказчику — ЗАО «РЕНОВА». Пытался дать им понять: вот что нужно России, а не яйца Фаберже! Или уж привозите яйца, но при этом дайте хотя бы денег, к примеру, на прибор, позволяющий остановить террористов. Он уже почти готов, его можно будет продавать в Израиль, в Америку, во всем мире. Этот прибор позволяет установить степень волнения человека при проходе через контроль, скажем, в аэропорту. Причем он регистрирует не просто на нервозность, которая может быть связана с чем угодно, скажем, с личной драмой, а только на новый стресс, возникающий именно из-за прохождения процедуры проверки. Не пройдет ни один террорист, везущий взрывчатку, ни один наркокурьер! Прибор дешевый, его можно ставить на таможнях, в кинотеатрах, в ресторанах, где угодно. Ну почему не дать на него денег? Довести его до ума стоит всего 200-300 тысяч. Наладить выпуск — несколько миллионов. А продать можно на сотни миллиардов! И при этом поднять престиж России: вот, все смотрите, как мы боремся с международным терроризмом! Нет, — говорит «РЕНОВА», — не интересно. Хорошо, вот вам другое изобретение. Есть технология, которая позволит вам удвоить отдачу нефти из скважины. Вот, пожалуйста, в подтверждение куча опытов, тестов. А мне говорят: «Зачем нам это? Мы добываем из скважины 18%, а потом, как только фонтан ослабевает, закупориваем и делаем следующую дырку в земле». И плевать, что будет обводнение, что погибнет эта нефть, что никогда ее больше не достать, у них же месторождений — тьма! Посмотрите, что сделали с Самотлором?! Ладно, ну вот у вас есть завод по переработке нефти. Самое ценное — это светлые нефтепродукты, остальное превращается в мазут. Ну, давайте поставим маленькое устройство вокруг трубы, даже не меняя вашу технологию переработки нефти! За счет ультразвукового воздействия оно позволит увеличить производство бензина на 5%. Все уже испытано. «А нам и так достаточно!» — отвечают в «РЕНОВЕ». Мол, пусть у нас идет любой процент отходов — да выкинем мы их.

Вот так я существовал в инновационной компании при ЗАО «РЕНОВА» восемь месяцев, после чего они просто закрыли бюджет финансирования созданной мной с нуля компании. И программу на телевидении закрыли, которая набирала рейтинг, хотя и выходила на канале в самое глухое время — в будний день в 17.00. А мне теперь стыдно этим изобретателям звонить и смотреть в глаза. Да что там изобретатели, за страну стыдно...

Вексельберг, который поручил мне заниматься инновациями, натолкнулся на мощное сопротивление своих же топ-менеджеров. И ЗАО «РЕНОВА» в этом смысле — отнюдь не исключение. Олигархические структуры обюрокрачены настолько, что даже не сравнить с прежними советскими организациями. В них сидит масса людей, получающих высокую зарплату и занятых созданием видимости своей необходимости. В чем они могут себя проявить? В каком-то быстром результате. Например, в силовом захвате собственности. Или в скупке по дешевке огромного числа лежащих, полуразрушенных заводов, которые потом, когда подорожает земля, можно перепродать. Хорошие же предприятия искусственно банкротят, останавливают, перепрофилируют. На этом поле идет борьба — криминальная, коррупционная, с вовлечением киллеров, подкупов, угроз, шантажа. Вот где сфера интересов капитала сегодня. И менеджеры такие продолжают прекрасно существовать, хотя об их «деятельности» открыто пишут в прессе. Но они как раз и нужны Вексельбергу. Ничего больше не двигает этими людьми. У нашей инновационной компании бюджет был всего-навсего 3 млн. долларов на 2-летний цикл. Это для ЗАО «РЕНОВА» и господина Вексельберга — вообще 2 часа работы в будний день, наверное! Нет, пожалели эти деньги. Нас закрыли, посчитав нашу работу не нужной. А на самом деле мы просто не соответствовали их моральному облику.

Они выкинули на улицу десяток высококлассных специалистов, которых я собирал с таким трудом, которые поверили мне, как я поверил Вексельбергу. А часть оставшихся сотрудников превратили в штрейкбрехеров — оставив им зарплаты, чтобы не было судебных исков. Причем, что самое интересное — два из отобранных нами 120 изобретений они просто присвоили, продолжают с ними работать за спиной у авторов. Одно из них — высокоэффективное кремниевое удобрение, увеличивающее урожай любых культур на 30-40%. Автор его — Матыченко. Второе изобретение — специальный состав для покрытия судов, не дающий днищу обрастать ракушками. Его автор, Алмазова, пишет мне: «На каком основании они воруют мою идею?» Она же патентовладелец, не дававшая, как и Матыченко, никаких прав продолжать заниматься этим изобретением после закрытия нашей деятельности. Мне намекали, что «нож в спину» я получил от Вексельберга потому, что кто-то из ФСБ посоветовал ему нас остановить. Дескать, можем увезти секреты Родины за границу, а вдруг, Тарасов, вообще английский шпион?

Да те же американцы строят свое благополучие на том, что собирают со всего мира ученых, способных создавать инновационные продукты, и создают им все условия для работы. Японцы действуют по-другому. У них существуют огромные институты, которые изучают все накопленные, лежащие без движения иностранные патенты, находят пути обойти их, включают небольшие новшества, защищают японскими патентами и тут же внедряют. Россия не делает ни того, ни другого. Потому что у нас сырьевая экономика, и наш бизнес не заинтересован в инновациях. Мы щедро дарим их другим странам. Вот сейчас наш «Кулибин» из Санкт-Петербурга спас Америку. А никто об этом в России даже и не знает! Там возникла огромная проблема с MTBE. Это такое вещество, добавляемое в бензине, которое, просочившись в почву, отравляет пресную воду. Оно исключительно токсично, и от него заболевают раком. Пролили бензин на землю — и все, грунтовые воды заражены MTBE. А убрать этот растворившийся яд нельзя ни кипячением, ни с помощью любых известных фильтров. Содержание MTBE в 20 мг на литр — смертельно для человека. Когда это обнаружили, в 31 штате Америки поднялась паника. В Калифорнии сейчас потеряна половина запасов пресной воды, закрыты тысячи скважин и колодцев, заражено озеро Тахо, отселен целый город, оставшийся без пресной воды. Над проблемой очистки ломали голову университеты в течение 8 лет, нефтяным компаниям выставили многомиллионные штрафы, и все без толку. Наконец, объявили, что на решение проблемы потребуется 850 миллиардов долларов и десять лет!!! И тут выяснилось, что у нашего ученого есть устройство, которое механическим способом очищает воду от MTBE в считанные секунды. В США все на уши встали. В первую очередь, господин Буш-старший. Потому что в свое время по его приказу MTBE стали добавлять во все бензины для лучшего сгорания топлива. А когда выяснилось, что вещество отравило воду, Буша чуть ли не объявили террористом. И он лично сегодня помогает нашему ученому внедрять это изобретение в Америке, вкладывает деньги, и дважды публично выступал, рассказывая, как наш соотечественник спас Америку и весь остальной мир. Представитель администрации США по охране окружающей среды, приехав посмотреть на это чудо-устройство в Россию, встал на колени, выпил очищенную воду и сказал: «Вы не представляете, что вы для нас сделали! Это было началом первой реальной техногенной катастрофы человечества, которую Вы предотвратили!». Все это задокументировано и снято на видеопленку.

У нас в России никто пресную воду на содержание MTBE не проверяет. А сколько бензина на землю попадает из проржавевших цистерн на заправочных станциях? Можно только догадываться, что пьем мы и наши дети. Полгода назад я предлагал Вексельбергу: дайте возможность заняться этим изобретением! Вряд ли он вообще прочитал мое обращение. А какая была бы пиаровская акция для ЗАО «РЕНОВА» по спасению мира! А сколько миллиардов можно было заработать на этих устройствах, выпуская их и продавая американцам. Там только частных скважин с пресной водой — 50 миллионов штук. Умножьте эту цифру на 1000 долларов — стоимость одной установки! Нет, не захотели. Ноль интереса. Теперь этот ученый вряд ли в чем-то нуждается, сэкономив американцам 850 миллиардов долларов и десять лет поисковых работ. Вексельберг лично ничего не потерял, а вот страна наша осталась с грандиозными убытками от неполученной прибыли!

Нельзя сказать, что правительство в России вообще не занимается урегулированием этой ситуации. Вот недавно вышел закон о том, что миноритарные акционеры должны принимать решение о продаже предприятия даже в случае его банкротства. Перекрывают пути всяким «РЕНОВАМ» по дешевой скупке собственности. Раньше у минаритариев вообще не спрашивали, забирали предприятие за долги, которые специально сами и создавали — и все. То есть вдогонку в России идет разработка некоторых законов, защищающих экономику от варварской деятельности. И это надо делать очень быстро, чтобы за полтора-два года с этим вообще покончить. Тогда-то встанет вопрос, что делать с балластом — купленными предприятиями, которые трудно перепродать. На мой взгляд, нужно жестко законодательно обязать владельцев их запустить. Я бы вообще их не продавал, а отдавал по конкурсу тем, кто даст гарантию их запуска и эффективной работы. У нас почему-то боятся таких вот, не рыночных методов. Но мы на самом деле еще далеко не в рыночной экономике! И Путину, мне кажется, надо было бы в этом открыто признаться и объявить на всю страну, что нам нужен переходный период к рыночной экономике, который никто еще в России не предлагал. Его поймет весь мир, потому что это правда. Издержки прошлого общественного строя можно преодолеть только принципиальными, иногда приказными мерами, а не эволюционным путем, который заводит экономику в криминальные условия существования. Если вы добровольно приобрели завод и в течение двух лет его не запустили, то подлежите, господа, уголовной ответственности за нанесение вреда экономике страны! Или отдавайте его в другие руки — или садитесь в тюрьму. Добываете нефть неэффективными способами, уничтожая вдвое больше природных ресурсов, значит, не имеете права ее добывать, а подлежите ответственности за нанесение ущерба России. В этом случае все станет на свои места, и владельцы за бесценок купленных предприятий начнут искать, что бы такое предпринять и произвести, чтобы добиться результатов. А стимулировать государство может их и налоговыми льготами, и разными другими способами. Вот тогда и появится интерес к инновациям и отечественным технологиям.

С другой стороны, надо обязать олигархов выделять реальный капитал из сверхприбылей на поддержку российских ученых и изобретателей. Хватит разговоров, надо спасать остатки интеллекта. К примеру, в Арабских эмиратах из каждых десяти долларов за купленное оружие один доллар Минобороны отдает на поддержку университетов и научных исследований. В Абу-Даби есть центр «CERT» , который занимается привлечением ученых со всего мира и их материальной поддержкой. Почему бы и в России не взимать эту «десятину» на спасение умов? Почему бы, Путину не сказать олигархам: ребята, из каждых десяти заработанных долларов 10 центов отдайте в фонд развития российских технологий и инновационной экономики, так как от этого зависит будущее нашей общей любимой с вами страны. Причем этот капитал не просто возвратный, он вам же принесет миллиардные дополнительные прибыли. На Западе самые богатые люди вовсе не владельцы нефтяных компаний. А те, кто занимается высокими технологиями, программным обеспечением, телекоммуникациями, компьютерными системами.

А вот другой пример для размышления. В Англии есть такая компания British Technology Group, которая предлагала нам сотрудничество. Она принадлежит всего 18 акционерам, и там работают более 1800 экспертов для анализа проектов. Они занимаются тем, что материально поддерживают изобретателей, инновации и новые технологии. Я у них был неоднократно и спрашивал: «Вас всего 18 человек, вы ничего не производите, за счет чего вы получаете 3,5 миллиарда фунтов прибыли в год?». Они отвечают: «Мы в свое время помогли отдельным людям, а теперь получаем отчисления от их внедренных изобретений. Ну, например, мы дали первые деньги Флемингу — без нас не было бы у человечества пенициллина, а значит, и вообще антибиотиков. Дали первые деньги на разработку ядерно-магнитного томографа, без которого сейчас не может обойтись ни одна клиника. Дали деньги на турбореактивный двигатель…» Я говорю: «Спасибо, можете не продолжать». — «Ну почему же, мы можем продолжить, у нас огромный список таких внедрений». Эх, был бы я действительно английским шпионом, что ли! Отдал бы им все 120 гениальных изобретений, и какая была бы польза всему человечеству! А Россия этого даже не заметила бы. Но вот остатки патриотизма и веры в разум меня остановили. Зря?

Нет сегодня в России такого места, куда может прийти человек со своим изобретением! Все существующие у нас инновационные фонды бедствуют. Некоторые накопили по 10—20 тысяч патентов, но дай бог, если продадут или внедрят хоть один! Правительством был создан Фонд содействия малым инновационным предприятиям, известный в народе по имени ее директора как фонд Ивана Бортника. Конечно, и на том спасибо. Но что может делать и делает этот фонд? Он выделяет стартовые деньги в размере 20-25 тысяч долларов отдельным малым предприятиям. Это ничтожно мало! Дело в том, что для продажи одного современного изобретения, даже в виде лицензии на его освоение и внедрение требуется, по самым экономным подсчетам, порядка 300-400 тысяч долларов США! Так как нужно его оформить в виде продукта по принятым в мире стандартам: должна быть проведена его оценка, патентование, испытания, международная экспертиза, презентация, маркетинг. Что из этого можно сделать за 25 тысяч долларов? Да и кто этим заниматься будет?

Но давайте от слов перейдем к делу. У меня есть конкретное предложение. Предлагаю Вашему изданию инновационный эксперимент. С помощью этой публикации через «Новую газету» я обращаюсь ко всем, кто владеет капиталом в 20-30 миллионов долларов в России, с предложением создать Центр российских технологий. Вы понимаете, что в стране, занимающей второе место в мире по количеству миллиардеров, таких людей и организаций большое количество? Со своей стороны, мы вкладываем в осуществление идеи 1 миллион квадратных метров площади в центре Москвы. На ней расположены 14 НИИ, которые занимаются передовыми научными разработками в самых разных сферах от нетрадиционной энергетики, микроэлектроники, нанотехнологии до биотехнологии и медицины. Здесь же имеются прекрасно оборудованные производства, позволяющие выпускать полупромышленные и промышленные партии любых сложнейших изделий. И есть уже зарегистрированный Технопарк. Все это хозяйство предлагается в товарищество с той организацией или частным лицом, которые найдут 20-30 миллионов долларов, чтобы сделать Венчурный фонд. Не хочу раскрывать подробности, но ответственно заявляю, что у меня есть полномочия сделать такое предложение.

В нашем портфеле — множество самых перспективных и уже апробированных изобретений, которые могут произвести техническую революцию и в России, и во всем мире. Центр российских технологий будет выдавать проекты, которые поднимут нашу экономику до масштабов ведущих стран мира в течение нескольких лет. Через полтора года гарантируется полная окупаемость инвестиций, и выход на миллиардные прибыли для участников проекта.

Вот давайте мы посмотрим, откликнется ли кто-нибудь на это предложение?! А потом все вместе сделаем вывод...»

(«Новая газета», 16 мая 2005 г.)


Просмотров: 1833
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 01.11.2008
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]