03:00

НАША ВОСТОЧНАЯ ПРУССИЯ

НАША ВОСТОЧНАЯ ПРУССИЯ

250 лет назад она первый раз вошла в состав России

11 (24 по н.ст.) января 1758 года русские войска вошли в Кенигсберг. Крупнейший город восточной части Пруссии был взят без боя. Воспользовавшись отходом главных сил прусской армии генерала Левальда, тогдашний главнокомандующий русской армией на театре Семилетней войны генерал-аншеф Фермор (выходец из Англии, прибывший на русскую службу еще при Петре Великом), двинул войска на занятие этого важного административного центра. Его падение предопределило переход всей Восточной Пруссии в руки России. Вскоре указом императрицы Елизаветы Петровны Восточная Пруссия была официально присоединена к России.

По свидетельству просветителя А.Т.Болотова, находившегося тогда на офицерской службе, а затем занявшего должность в канцелярии генерал-губернатора Восточной Пруссии, население Кенигсберга восторженно встречало русские войска. «Въезд его (Фермора) в сей город был пышный и великолепный. Все улицы, окна и кровли домов усеяны были бесчисленным множеством народа. Стечение оного было превеликое, ибо все жадничали видеть наши войска и самого командира, а как присовокуплялся к тому и звон колоколов во всем городе, и играние на всех башнях и колокольнях в трубы и литавры, продолжавшиеся во все время шествия, то все сие придавало оному еще более пышности и великолепия».


Маневру русской армии предшествовала депутация от дворянства Восточной Пруссии, решившего отдаться под покровительство России дабы не подвергать разорению свою провинцию. Таким образом, вхождение Восточной Пруссии в состав Российской Империи явилось формально добровольным актом. Вскоре после этого население провинции было приведено к присяге на верность российской короне.

Россия уже несколько десятков лет управляла Прибалтикой (Остзейским краем), где большинство в высших классах общества также составляли немцы. Присоединение Восточной Пруссии, в этнополитическом контексте, практически ничем не отличалось от присоединения Прибалтики в результате Северной войны.

Манифестом императрицы от 6 (19) марта 1758 года российским генерал-губернаторам Восточной Пруссии предписывалось «среди самой войны пещись сколько можно о благосостоянии невиновных худому своему жребию земель, потому торговлю их и коммерцию не пресекать, но защищать и вспомоществовать».

Уже тогда, в середине XVIII столетия, Восточная Пруссия имела все шансы прочно стать одной из провинций Российской Империи. И не было бы тогда катастрофы 1914 года под Танненбергом, и не пришлось бы нашим солдатам штурмовать здесь укрепрайоны нацистов в 1945-м, да и сама милитаристская мощь Германии конца XIX – 1-й половины ХХ вв., послужившая причиной двух мировых войн, вряд ли вообще была бы возможна без обладания Восточной Пруссией. Но сколь часто наши правители, руководствуясь ими же выдуманными химерами, отдавали плоды русских побед, усиливая наших противников, чтобы потом снова и снова выцарапывать назад завоевания, сделанные русской кровью!

После взятия Кенигсберга были славное для русского оружия сражение при Кунерсдорфе, занятие Берлина, взятие Кольберга… Военные действия все время велись на территории противника. Надо, конечно, отдать должное стратегическому мастерству прусского короля Фридриха II, вынужденному отбивать на разных фронтах удары то французов, то австрийцев, то наших. Но никогда бы он не вышел с честью из этой переделки, если бы не вступивший на петербургский престол в декабре 1761 года император Петр III, самовольно сдавший Фридриху все земли, занятые русскими войсками. К этому времени Восточная Пруссия уже почти четыре года была частью России и глубоким тылом русской армии… Этот шаг впоследствии дорого обошелся Петру III, но потерянного было сразу не вернуть…

Восточная Пруссия в XIX веке становится цитаделью прусского милитаризма, восточным форпостом Германии на границах России. Одним из итогов Первой мировой войны, если бы Россия оказалась в числе победителей, стал бы раздел Восточной Пруссии между Россией и находящейся с ней в «вечном союзе» Польшей, которой Николай II намеревался дать независимость после войны. Так должен был быть ликвидирован давний плацдарм, служивший экспансии германизма на славянские и балтские земли. Но данный план оказался осуществим только в результате Второй мировой войны.

Сейчас все громче заявляют о себе силы, выступающие за пересмотр итогов Второй мировой войны, касающихся России. Нет-нет да и происходит и по сию сторону границы вброс идеек, касающихся той же Восточной Пруссии. Дескать, не можем мы удержать Калининградскую область в силу ее анклавного, оторванного положения. Так не лучше ли вовремя отказаться от нее, как некогда от Аляски, получить за это выгоду (какую?), а жителям области дать «осчастливиться» званием граждан Евросоюза?..

Для тех, кто так «думает», конечно, не показатель, что Восточная Пруссия только в силу исторического недоразумения не стала российской землей еще два с половиной столетия назад. Но мы-то обязаны об этом помнить, как об одной из важных дат в истории государства Российского. Этот завет будущим поколениям, продиктованный стратегической безопасностью России, был сделан не в 1945-м или 1914-м годах, но еще в январский день 1758-го, когда русские войска под всеобщее ликование немцев (!) вступали на празднично украшенные улицы Кенигсберга.


Просмотров: 2905
Рейтинг: 0.0/0
Добавлено: 15.09.2008
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]